Главная » Женские штучки » Заседание 97

Заседание 97

Заседание 97

Итак, дорогие сёстры, от всего сердца имею честь поздравить победительниц спартакиады по прицельному валенкометанию, каковую мы провели в позапрошлый раз.

Властию, данной мне дорогой редакцией, победительницами объявляю всех, кто так или иначе принял ней участие: спортсменок, болельщиц — как за кидавших, так и за себя самих — и тех, кто только готовится встать на Путь Воина С Валенком. Дерзайте, сёстры, мы в вас верим.

Тем, кто в настоящее время выползает из-под обломков того, что мы в прошлый раз стыдливо называли №опой, и порой проклинает себя за то, что ввязались в эти Весёлые старты, пожелаем весёлого финиша и счастливого перехода в лучший мир. Мужайтесь, дембель неизбежен, мы все это знаем.

Да, вполне понимаю и даже иногда отчасти разделяю ваш чёрный юмор. Однако смею заметить: для того, чтобы перейти в лучший мир, совершенно необязательно умирать, достаточно просто свалить из худшего.

Чем мы, собственно, и заняты.

Итак, пока мы храбро ползём к рассвету и у нас есть время, предлагаю не тратить его на мрачные мысли, сомнения, сожаления и прочую деморализующую ерунду. Давайте лучше прикинем наши планы на будущее — разумеется, светлое, а какое же ещё, отставить сарказм!

Итак, подумаем над тем, как, выбравшись из одной… хм… чёрной дыры, не угодить немедленно в другую.

Исходя из тезиса, что храбро разрушенное нами сооружение было делом наших собственных шаловливых ручек, это вполне реально, более того — в этом и заключается наша настоящая цель! Да, конечно, я знаю, что, падая, мы учимся летать.

Но это не значит, что падать можно при всяком удобном случае. Совсем наоборот: взлететь получится, лишь когда мы всерьёз воспротивимся падению. Когда мы, пытаясь устоять, сделаем всё возможное и всё, что казалось невозможным.

Только тогда.

И вот прямо сейчас я предлагаю устроить вечер воспоминаний о том, как мы дошли до жизни такой. Да, я помню, что я говорила о воспоминаниях.

Но сейчас мы будем оглядываться назад не с целью погрустить как следует, а с сугубо практической. Поэтому — отключаем сопли, включаем аналитическое мышление.

Разумеется, начиналось оно как беззаботная игра — с радостных предвкушений, надежд, головокружительной лёгкости и приятного томления в груди… стоп, кто это сказал? Вон из класса!

Ах, это я сама сказала? Ну… я тоже человек, я тоже не совершенна, меня мы великодушно простим и выгонять не будем.

Так вот, начиналось всё не с радости. А совсем наоборот — со смутной неудовлетворённости собственной жизнью, с непонятной тоски, которую мы не дали себе труда понять, из-за которой жизнь начала казаться пресной, блёклой, пустой.

Мы подумали, что счастье — оно где-то ТАМ…

Или просто решили немножко разнообразить свою скучную жизнь, дав себе честное пионерское, что посмотрим на запретный плод только одним глазком.

Или слепо поверили словам подружки, что, мол, вы несчастливы исключительно по причине одиночества и вам срочно нужно замуж или хотя бы влюбиться. Заметим сразу же: подобные суждения относительно чужих несчастий свойственны людям а) незрелым и б) несчастливых точно таким же образом.

Да, даже несмотря на мужа и детей. От одиночества либо страдают, либо наслаждаются им, но сбежать от него невозможно никаким образом.

Как мы с вами все тут уже поняли, воспоследовавшие действия отнюдь не решили наших проблем. Да, поначалу нам казалось, что мир расцвёл новыми красками, в жилах потекла новая кровь и так далее в том же духе.

Куда реально вела дверь с рекламным баннером Рай при жизни!, мы уже знаем.

Так вот, неприятная сторона происходящего заключается в том, что, когда наше путешествие под свистящими сверху обломками благополучно завершится, мы имеем оказаться ровно там же, откуда начали своё бесславное нисхождение в глубины тотального личного облома. Ибо повторяю: нашу проблему, толкнувшую нас в задницу, мы не решили.

То есть нам только предстоит её решить.

Заседание 97

Конечно, когда мы выберемся, мы окажемся не совсем там или, по крайней мере, не совсем такими, где/как раньше. Всё-таки жизненного опыта прибавилось. Но опыт сам по себе — как любая вещь: если её не использовать, причём грамотно, пользы никакой.

Разве что — лежит, есть не просит. Итак, наш опыт, полученный ценой страданий, не должен превратиться в бесполезный хлам.

Как это сделать?

На ум не приходит ничего, кроме сакраментального не повторять прежних ошибок.

Однако сказать и исполнить — разные, увы, вещи.

Допустим, вот мы окончательно выбрались на свободу, осмотрелись, вздохнули полной грудью… Эйфория! Это нормально. Но это довольно быстро пройдёт.

И это тоже нормально.

И вот мы снова стоим лицом к лицу перед своим якобы врагом. Давайте для простоты и ясности примера возьмём то, что в процентном соотношении пугает нас, женщин, больше, чем всё остальное: одиночество.

Итак, мы решительно порвали ошибочные связи, к созданию которых нас толкнуло извечное а вдруг меня никогда никто. Или это мой последний шанс. (В тридцать лет он последний, угу. Смешнее только в журнале Крокодил.)

Связи-то мы порвали, а вот это самое меня никогда никто, скорее всего, благополучно осталось при нас. Вместе с прекрасной возможностью повторить спелеологические изыскания в недрах ещё одной… ну, вы поняли.

Причём туда можно действительно угодить очень быстро, толком даже не оклемавшись от предыдущего погружения.

Соответственно, вопрос: как сделать так, чтобы не.

Соответственно, ответ: ничего не делать.

Уточню: очень активно ничего не делать. Зато начать активно думать.

Желательно — головой. Желательно — своей. Анализировать.

Вспоминать.

Умные люди из любых путешествий (даже если это была пешая эротическая прогулка лесом с сачком для бабочек) привозят топографические карты. На них подробно обозначены опасные места.

И если вы уже точно знаете, что налево пойдёшь — коня (как минимум) потеряешь, то зачем переться туда ещё раз, логично?

И если страх про меня никто никогда упорно толкает вас опять налево? ИМХО, есть смысл всё равно никуда не ходить, а наоборот — демонстративно сесть на попу и сказать:

— Привет, я Люся, и я боюся, что меня никто никогда. У меня вопрос: какого лешего я этого боюсь?

— Привет, Люся, я твой страх. Ты меня боишься, потому что я очень страшный.

— Чё, типа ваще обомлеть какой страшный, да?

— Нет, я ещё страшнее!

— Тебя никто никогда не полюбит! Не оценит!

Не возьмёт замуж! Не опубликует! Тебя не возьмут петь в Большой без адюльтера!

Ты не состоишься как профессионал! Как личность!

Как женщина! Как мать! Ты умрёшь в одиночестве и нищете!

О тебе никто не вспомнит! Никто не придёт на твою могилу!

Вот!

— Хм… А откуда вообще такие сведения? Британские учёные опять открыли что-то менее очевидное, чем бутылка кока-колы, а я не в курсе?

— Эээ… Да нет, обошлось. Это так очевидно, что всем известно и без них.

Всем известно, что женщина не может выжить без любви мужчины, что если она ни разу не родила ребёнка, то она зря прожила свой век, если она ни разу не была замужем, то она никому не нужная неудачница, если она никогда не пела в Большом театре, то она не состоялась как профессионал, и исходя из всего этого она умрёт в нищете, прожив полную несбывшихся ожиданий жизнь, и её смерть никого даже не огорчит.

— Про смерть не огорчит — это аргумент! Однако что-то мне подсказывает, что, когда я умру, мне это будет глубоко безразлично.

— Ну ладно, про смерть — это я загнул. Но про жизнь, полную несбывшихся ожиданий?

— А если перестать ждать и начать просто жить? Умные люди говорят, что это самый верный путь к счастью.

И, до кучи, к исполнению желаний. Настоящих желаний, я имею в виду.

Более того, умные люди говорят, что именно начав жить вотпрямщас, мы и начинаем понимать, чего желаем на самом деле.

— Ну, дорогая, это, знаешь ли, трудно. Этому, знаешь ли, учиться надо.

Годами. А может, и десятилетиями.

Изо дня в день, из часа в час, из минуты в минуту! И кстати, никто не гарантирует, что у тебя получится.

То есть, скорее всего, не получится. То есть не получится совершенно точно, и в старости ты, терзаемая сожалениями об упущенных возможностях…

— Каких возможностях? Выйти замуж за кого попало, лишь бы выйти?

Или влюбиться в очередного козла, лишь бы забыть предыдущего козла? Или отчаянно пытаться родить просто потому, что все подружки уже родили, а потом вешаться, потому что ты сама ещё дитя мозгами, в то время как счастливое материнство — это только для взрослых? Или отдаться дирекции Большого театра, лишь бы дали попеть?

Или писать не те книги, которые хочется прочесть, а те, которые лучше продаются? Офигеть перспективы ты мне нарисовал!

Да не приведи Господь НЕ упустить такие возможности!

— Да, но в старости, терзаемая сожалениями о…

— А ты уверен, что в старости я буду чем-то там терзаться?

— Но сейчас-то ты терзаешься!

— Сейчас я молодая и глупая. И если к старости не поумнею, то, разумеется, найду, чем потерзаться.

Причём, даже если выйду замуж по любви, рожу десять детей и прославлюсь на весь мир как вторая Каллас и вторая… кто у нас там сейчас первая в списке бестселлеров.

— Всё понятно. Ты больше не хочешь со мной дружить.

Ну что ж… значит, прогоняешь меня?

— Вовсе нет, с чего ты взял? Послушай, страх, ты классный и ты мне очень нужен, только можно ты заставишь меня бояться кое-чего другого?

— Э… неожиданно. Но приятно. Что ж, я готов попробовать.

Чего ты хочешь бояться?

— Во-первых, я хочу, чтобы ты всегда был рядом, когда меня снова потянет тонуть и растворяться без остатка в ком/в чём бы то ни было. Напомни мне о том, что каждая человеческая душа стоит целого мира, и моя в том числе.

Продавать её за место в Большом, за миллионные тиражи или за пару не слишком искренних поцелуев — как минимум невыгодно.

Во-вторых, будь рядом, когда я теряю время моей единственной жизни на всякую ерунду вроде сожалений о прошлом или страха перед будущим. Знаешь, это действительно непросто — научиться жить настоящим, то есть жить по-настоящему.

Ты и сам это сейчас говорил. Но мне очень хочется научиться.

Так вот, когда это желание и интерес будут временами меня покидать (а это будет обязательно), тогда ты, страх, приди ко мне на помощь, ты моя последняя надежда.

В общем, страх мой, друг мой, почаще говори мне: бойся!

Бойся быть невнимательной: настоящее счастье приходит незаметно.

О admin

x

Check Also

Зимнее путешествие в мир игрушек

В полумраке комнаты светится золотыми огнями украшенная ёлка. У её основания стоит старинный Дед Мороз ...

Зима — пора душевной теплоты

Осталось совсем мало, немножко, буквально чуть-чуть и она закончится. Очередная зима еще раз будет прожита ...

Зима близко

Страх старости, неподъемного груза прожитых лет – чувство, которого сложно избежать. Благо бояться есть чего ...

Жизнь, жительствующая в медвежьем углу

В Греции я люблю останавливаться в маленьких семейных гостиницах. Таких, где горничной не принято оставлять ...