Главная » Женские штучки » Студентки и курсистки

Студентки и курсистки

Студентки и курсистки

Деву с душою бездонной,

Как первая скрипка оркестра,

Недаром прозвали мадонной

Медички шестого семестра.

Нужны ли женщине лишние знания? Не достаточно ли уметь написать письмо, счесть бельё и покупки, вышить сорочку и спеть в церковном хоре?

Если взглянуть на биографии женщин-учёных, политиков и литераторов – большинство были девицами, вдовами или глубоко несчастными в личной жизни. Княгиня Дашкова овдовела в молодости, муж Ковалевской застрелился, первая россиянка – профессор хирургии Вера Гедройц следовала путем Сапфо, а первая женщина-дипломат Александра Коллонтай бросила и мужа и сына. О трагических судьбах Ахматовой и Цветаевой, Тэффи и Черубины все и так знают.

Многие знания – многие печали, как говорил Соломон.

А с другой стороны, хлеб стоит денег. Стоит мужу потерять должность, заболеть, умереть, встретить новую любовь или просто уйти, как нищета встает у порога.

Мать с малышами либо скатывается на дно, либо ищет помощи у родных, отправляет детей в интернаты и военные училища, либо отдается на милость нового мужчины, способного худо-бедно их обеспечить. Интересная статья по теме появилась на сайте Милосердие – многодетная мама сожалеет о том, что в юности не доучилась, а теперь не может помочь мужу.

В наши дни содержать семью на достойном уровне может лишь высокооплачиваемый специалист со своим жильём. И хорошее образование для женщины не роскошь, а необходимость.

Именно из меркантильных соображений в царской России стремились к знаниям девицы из третьего сословия, инородки и сироты – профессия зубного техника, фельдшерицы или стенографистки позволяла избежать нежеланного брака, монастыря, борделя или участи приживалки. Впрочем, были и те, кто искренне жаждал приобщиться к тайнам науки. Немногие достигли больших успехов, однако безвестные ассистентки, учительницы и медички в начале XX века продвигали дело прогресса наравне с мужчинами.

В 1868 году в России появилась первая женщина-врач с дипломом, в 1913 году женщин-врачей на государственной службе было 2068 (на 30 больше, чем мужчин), а фельдшериц – почти вдвое больше, чем фельдшеров. С чего же началось женское образование в России?

Вплоть до XVIII века ученая дама в Московии оставалась такой же редкостью, как и читающая лошадь. Женских профессий было немного – прачка, портниха, золотошвейка, кормилица, повитуха, гадалка.

А знатные боярыни и дворянки не только не учились, но и почти не показывались на людях, коротая век в теремах. Ситуацию переломили указы Петра I. Сперва он учредил ассамблеи, на которых дамам предписывалось появляться в европейском платье, разговаривать (о, ужас!) с мужчинами, танцевать и проявлять политес. А затем, ничтоже сумняшеся, запретил венчать неграмотных знатных девиц.

И буквально за 1015 лет Марьи и Лизаветы превратились в Мари и Элиз, бойко защебетали по-иностранному, научились отличать Купидона от китовраса, играть на арфе и танцевать менуэт.

5 мая 1764 года по указу Екатерины было создано Воспитательное общество для благородных девиц, впоследствии – Смольный институт. Увлеченная идеями Дидро императрица решила начать реформы в России с воспитания образцовых будущих матерей. Девочек в 6 лет забирали из семей и до 18 обучали азам наук, искусств и рукоделий.

Как показал первый же выпуск, в Смольном воспитывали скорее блестящих придворных дам, нежели кротких жен. Однако начало было положено.

Студентки и курсистки

Смольный институт. Урок рисования.Выпускной альбом института 1889 года.

После смерти Екатерины шефство над женским образованием перешло к Марии Федоровне, супруге Павла I. Под её покровительством за 34 года появилось 10 учебных заведений для девиц. Программа обучения была легкой – из 34 часов в неделю 18 отводилось иностранным языкам,
по 5 – музыке и закону Божию, по 2 – танцам и по одному – арифметике, истории и географии. Вслед за государственными возникли и частные пансионы.

В 1830-40-е девичьи мариинские гимназии, строго разделенные по сословному признаку, открылись в крупных городах России, а с 1840 года появились и духовные училища для дочерей священников.

В 1856 году по указу Александра II в России начали организовывать женские гимназии с полными курсами естественных наук. К 1865 году наличествовало 176 учебных заведений для девочек по всей стране, от Одессы до Моршанска и Тотьмы.

В 1860 году вольнослушательницы посягнули на святая святых – университетские лекции. Ректораты приняли решение о запрете обучения женщин. Но энтузиасток это не остановило, они поехали за границу – в Цюрих, Лозанну, Стокгольм и Париж.

В конце десятилетия Россию ожидал новый шок – доктора наук в юбках. После множества препирательств чиновники начали признавать дипломы.

Но брать на работу не торопились – мадам профессор Ковалевская покинула родину потому, что ей не нашлось подходящей должности.

В 1862-м в Петербурге открылись Аларчинские женские курсы для восполнения пробелов в образовании. Физику, математику и другие предметы там читали университетские профессора.

В 1876 году на базе Аларчинских появились Бестужевские курсы, дававшие полноценное высшее образование. За Петербургом последовали Москва, Казань и Киев.

Сперва курсистки – в большинстве своём стриженые, небрежно одетые, курящие скверные сигареты – вызывали насмешки и возмущение, становились персонажами карикатур и газетных фельетонов.

Грымзы! Кильки! Бабы!

Совы!
Безголовы, бестолковы —
Йодом залили сюртук,
Не закрыли кран… Без рук!
Бьют стекло, жужжат, как осы.
А дурацкие вопросы?
А погибший матерьял.

Однако упорство принесло добрые плоды, а подвиги медичек на бастионах Крымской войны вызвали уважение в обществе. В 1897 году в Петербурге начал работу первый в мире Женский медицинский институт.

В начале XX века никого уже не удивляли девушки в анатомическом зале, химической лаборатории, за мольбертом или чертежной доской, женские фамилии на табличках доктор, фармацевт, юрист. Публика зачитывалась сентиментальными романами Чарской и Евгении Тур, мистическими откровениями Блаватской, ехидными миниатюрами Тэффи, родной сестры знаменитой поэтессы Мирры Лохвицкой. Госпитали Японской и Первой Мировой немыслимы были без сестер милосердия, многочисленные телеграфы и телефонные станции – без грамотных и вежливых барышень.

Упомянутая выше Вера Гедройц стала старшим врачом Дворцового госпиталя в Петербурге. Образы курсисток, молодых докторш и учительниц, девушек, мечтающих об образовании, украшали произведения русских классиков от Чехова до Вересаева.

Впрочем, не стоит забывать – доступ к знаниям имели либо обеспеченные девицы, либо сироты, отыскавшие меценатов. Плата за обучение в гимназии составляла от 45 рублей в год (корова стоила 3 рубля).

Студентки и курсистки

В. И. Гедройц оперирует. Ассистируют императрица с дочерьми.

Первая Мировая война в России сыграла ту же роль, что и в Европе: мужчины шли на фронт, освободившиеся места занимали женщины. Свой урожай бунтарок собрало и революционное движение – красные девицы занимали места арестованных и сосланных товарищей.

Равноправие полов, провозглашенное молодой Советской республикой, естественным образом завершило процесс эмансипации. Любая девушка в наши дни может получить высшее образование.

Хорошо это или плохо?

На скромный взгляд автора этой статьи, женщине, ставящей во главу угла семью и дом, не нужно умение извлекать квадратный корень или найти на карте провинцию Вальядолида. Матери семейства куда важнее педагогика, практическая психология, базовые знания по медицине, кулинарии, финансам, национальной культуре, литературе и музыке.

Её труд – на кухне и в детской, на клумбе и в погребе, а не в офисе или на заводе. И в стране категорически не хватает именно женских институтов, в которых бы воспитывали будущих матерей.

Другое дело, что отнюдь не все дамы готовы удовлетвориться ролью хозяйки дома. И не все могут себе позволить сидеть сложа руки, пока кормилец впахивает на трех работах.

И, увы, фактор риска никто не отменял.

На чёрный день всякой разумной женщине стоит освоить профессию, обеспечивающую кусок хлеба. Переводчица, медсестра, репетитор, парикмахерша или няня пригодятся везде. Тратить годы жизни на получение диплома, который положат на полочку после свадьбы, вряд ли осмысленно.

Тяжелее всего совместить подлинное призвание и уют домашнего очага, но и это возможно. Мирра Лохвицкая была многодетной матерью и прекрасной женой, Пьер и Мария Кюри составляли идеальную пару, по отзывам современников.

Талант не помешал им согревать дом и растить детей.

Мамы разные нужны, мамы всякие важны, как написано в стихотворении Михалкова. Получать образование или нет, работать или заниматься хозяйством каждая женщина решает сама для себя.

Главное – не жалеть об однажды сделанном выборе.

О

x

Check Also

Зимнее путешествие в мир игрушек

В полумраке комнаты светится золотыми огнями украшенная ёлка. У её основания стоит старинный Дед Мороз ...

Зима — пора душевной теплоты

Осталось совсем мало, немножко, буквально чуть-чуть и она закончится. Очередная зима еще раз будет прожита ...

Зима близко

Страх старости, неподъемного груза прожитых лет – чувство, которого сложно избежать. Благо бояться есть чего ...

Жизнь, жительствующая в медвежьем углу

В Греции я люблю останавливаться в маленьких семейных гостиницах. Таких, где горничной не принято оставлять ...