Главная » Женские штучки » Санкт-Петербург – Москва: доходные дома против городских усадеб

Санкт-Петербург – Москва: доходные дома против городских усадеб

В Питере, честно говоря, я бываю странно. И тем, что обычно обхожу стороной традиционные туристические маршруты.

И тем, что всякий раз этот город показывается мне с какой-то нехарактерной для него стороны: то розы цветут в октябре, то в июне стоит небывалая для Северной Пальмиры жара. Так что хрестоматийной питерской хмури я, считайте, и не заставала.

Хотя…этим летом на третьи сутки всё-таки пошёл дождь, и в память прочно врезался кадр: ритмичное чередование прямоугольников-кварталов с просветами улиц в окне машины, летящей по пустому городу в четыре утра, когда мосты только-только свели.

Потом, уже в Москве, я неспешно прогулялась по низенькой и такой домашней Малой Никитской. И вдруг меня осенило: контраст между пышной и ныне несколько ветхой официальностью Питера и милой патриархальностью Москвы основан на том, что застроены эти города разными типами зданий.

Лицом старой столицы можно считать городскую усадьбу, а северной – доходный дом.

Нет, конечно, доходные дома – и весьма немало – есть и в Москве. Именно их фасады составляют значительную часть Бульварного и пока ещё значительную часть Садового кольца.

Точечно возводились они в конце XIX-начале XX столетий и в Зарядье, и даже в арбатских переулках. И всё же – нестоличная и потому неспешная на протяжении двух веков Москва – это усадьбы.

Санкт-Петербург – Москва: доходные дома против городских усадеб

Москва. Дом Охотникова-Шуваловых на Поварской. Угловая часть под куполом, ныне перестроенная в концертный зал, была домовой церковью

Если пройтись по старым московским улочкам, планомерно вглядываясь в здания, то можно заметить такую вещь: большинство особнячков XIX века, несмотря на всё разнообразие внешнего декора, — довольно однотипны. Это – трёхэтажные домики с низенькими, часто полуподвальными первыми этажами (как вариант – вообще без таковых). Второй этаж у них высокий – его окна, выходящие на фасад, — большие и светлые.

Третий этаж – опять низкий, иногда его заменяет мансарда или какие-то надстройки на крыше, иногда – деревянные, на доме, который кажется каменным. Перед нами – типичная дворянская городская усадьба.

Санкт-Петербург – Москва: доходные дома против городских усадеб

Москва. Городская усадьба князей Гагариных на ул. Поварской

Особняки такого рода были рассчитаны на круглогодичное проживание дворянской семьи. А значит – в них должно было уместиться всё необходимое в том укладе и должны были найти приют все участники тогдашней жизни, то есть, помимо самих господ, — многочисленная дворня: горничные, лакеи, повара, кучера.

Весь этот люд и обитал обычно в невысоком первом этаже, где размещались также всякие хозяйственные службы.

Для слуг предназначались и разнообразные пристройки, которыми городские усадьбы изобиловали. В особенно богатых домах, хозяева которых имели собственные выезды, частью архитектурного ансамбля становился также крытый манеж – разумеется, не круглый, как в цирке, а прямоугольный.

Присмотритесь – перестроенные во что только подсказывала нужда и фантазия манежи — там, где они сохранились – также хорошо видны.

Санкт-Петербург – Москва: доходные дома против городских усадеб

Москва. Конный манеж усадьбы Гагариных (ныне перестроен в офисный центр).

Что же касается хозяев дома, то жили они не в высоком втором, как следовало ожидать, а…на третьем этаже. Да-да, в тех самых низеньких деревянных надстройках.

Кстати, открою вам секрет, сами дома, хоть и кажутся каменными под толстым слоем штукатурки и лепнины, на самом деле частенько – тоже деревянные.

Санкт-Петербург – Москва: доходные дома против городских усадеб

осква. Городская усадьба купца Шлоссеберга (начало XX века).

Здесь парадным является высокий первый этаж.

Для кого же в таком случае предназначался самый основательный, высокий и светлый второй этаж дома? Ни за что не угадаете.

Для…гостей.

Разнообразные балы и приёмы были неотъемлемой частью дворянского быта XIX столетия. Именно на них и благодаря им функционировала в то время пресловутая ярмарка невест — ведь единственной общественно одобряемой возможностью для молодого человека увидеть девушку из дворянской семьи был её выезд в свет, чуть ли не единственной возможностью переброситься парой слов наедине – совместный танец.

При этом понятно, что, вывозя дочь на приёмы к одним-другим-третьим знакомым, её родители должны были и сами озаботиться устройством ответных праздников, на которых, в свою очередь, имели бы возможность появиться барышни из всех перечисленных семей.

Совсем не устраивать никаких не то что раутов, но даже гостиных с чаепитием могли позволить себе лишь семьи, в которых не было дочерей. (Вспомните, как лаконично описано в Евгении Онегине мотовство отца главного героя – давал три бала ежегодно. Ну и зачем, спрашивается).

Зато уж потенциальные женихи были заранее отсматриваемы заботливыми родителями и приглашаемы так, что им приходилось буквально разрываться. Вспомним того же Онегина – три дома на вечер зовут.

Итак, балы были важной частью уклада, и их надо было где-то устраивать. Для этого и служили высокие парадные этажи городских усадеб. Даже после многочисленных перестроек прошедшего века мы ещё можем увидеть в них центральные лестницы, ведущие от главного входа прямо наверх.

Кое-где распознаваемы также круговые вереницы – анфилады – комнат, с непременной в их числе танцевальной залой, в непосредственной близости от которой часто оказывался хозяйкин будуар. (Который, к слову, вовсе ни разу не спальня, а своеобразный дамский кабинет, где притомившаяся от танцев хозяйка могла провести какой-нибудь не особо предназначенный для чужих ушей разговор с человеком из числа родственников или близких знакомых семьи).

Освещение и, особенно, отопление высоких просторных зал было делом недешёвым. А потому в полную меру протапливались они лишь непосредственно перед приездом гостей.

Всё остальное время, как уже говорилось, хозяйская семья жила наверху, подальше от входа, в комнатах, потолки которых были гораздо ниже.

В таких интерьерах обитают, например, герои Войны и мира. Роман Толстого вообще становится гораздо проще читать, если в какой-то момент осознать, что диванная, две гостиных и библиотека дома Ростовых, в которой умещаются также клавикорды и арфа, – это, несомненно, второй, парадный этаж в отсутствии гостей мебель в этих комнатах затягивается в чехлы.

А вот детская, комнаты девочек и коридор, где стоит место печали женщин молодого поколения дома Ростовых — нянин сундук – это жилой третий. И уж, конечно, чёрная калитка, у которой условились ждать Наташу приехавшие похитить её Долохов и Анатоль Курагин находится совсем не рядом с парадными воротами, куда, по какой-то странной прихоти, поместили её авторы экранизации 2007 года.

Совсем иной век и иной мир – доходные дома Петербурга.

Доходный дом как тип сооружения вошёл в отечественную архитектуру в конце XIX – начале XX века (в Европе он появился чуть раньше). Ни о каких собственных усадьбах, балах и выездах для большей части русского дворянства речь к тому времени уже не шла.

Санкт-Петербург – Москва: доходные дома против городских усадеб

Санкт-Петербург. Доходный дом А.И.Касаткина на ул. Правды

После отмены крепостного права дворяне жили по большей части в городах, и жили на жалование. (При этом, понятно, что в столичном Петербурге разнообразных служащих было поболе, нежели в Москве). Основным типом жилья к тому времени становится квартира, которая хотя и могла занимать порой целый этаж и включать не один десяток комнат, однако же никаких помещений, пустующих специально в ожидании появляющихся несколько раз в год гостей, не предполагала.

Квартиру в пять-семь комнат к тому времени мог себе позволить не самый низкооплачиваемый служащий вроде врача (особенно, имеющего частную практику). Что же до народа попроще – служащих, студентов, — то они и жильё снимали соответствующее – комнаты и углы.

Разнообразные собрания людей, где в одной квартире, помимо хозяев, собран ещё целый паноптикум жильцов-арендаторов – типичная ситуация романов Достоевского.

Более того, мир Достоевского – это именно мир доходных домов – многоэтажных зданий, расположенных вплотную друг к другу: так, чтобы предоставить застройщику максимально возможную площадь. При этом никто и не думал заботиться о свете во внутренних двориках и размере выходящих на них окошек – всё равно на каждую, пусть даже самую непрезентабельную, комнатёнку в столичном Петербурге нашёлся бы свой арендатор. Лепниной и хоть какими-то архитектурными украшениями в подобных зданиях также могли похвастаться только внешние стены.

Вот из таких многоэтажек XIX века и собраны питерские кварталы-прямоугольники.

Санкт-Петербург – Москва: доходные дома против городских усадеб

Санкт-Петербург. Доходный дом князя А.Д.Мурузи на Литейном проспекте

Так что две российские столицы в архитектурном плане – это просто два разных века. Хотя Москва с её бурными реконструкциями XX столетия уже вполне может носить титул город-эклектика.

А в Питере – знаете, на серых стенах домов (облизанные морскими ветрами фасады теперь почему-то упорно тяготеют к серо-бурому тону) то там, то здесь попадаются милейшие балкончики, засаженные пёстрой петунией. В общем, везде люди живут.

Санкт-Петербург – Москва: доходные дома против городских усадеб

Иллюстрация сверху: Шалаев Алексей. Театральная площадь. Из серии Старая Москва

О admin

x

Check Also

Зимнее путешествие в мир игрушек

В полумраке комнаты светится золотыми огнями украшенная ёлка. У её основания стоит старинный Дед Мороз ...

Зима — пора душевной теплоты

Осталось совсем мало, немножко, буквально чуть-чуть и она закончится. Очередная зима еще раз будет прожита ...

Зима близко

Страх старости, неподъемного груза прожитых лет – чувство, которого сложно избежать. Благо бояться есть чего ...

Жизнь, жительствующая в медвежьем углу

В Греции я люблю останавливаться в маленьких семейных гостиницах. Таких, где горничной не принято оставлять ...