Главная » Женские штучки » Родительская семья и наше детство

Родительская семья и наше детство

Воспитание ребёнка — это самое чарующее, самое значимое и одновременно самое сложное и отнимающее немало сил занятие. Многие из нас, впрочем, встают на этот путь случайно, не задумываясь ни о его красоте, ни о подстерегающих нас трудностях.

И вдруг сталкиваемся с чувством неуверенности, ощущаем стресс и давление.

Понимая, что недостаточно иметь любовь к ребёнку, врождённое знание о воспитании и инстинкты, мы просим помочь нам, дать совет, оказать поддержку, однако нередко не находим и не получаем их. Единственное знание, в котором мы уверены и которое исходит из опыта наших собственных родителей, мы чаще всего отрицаем как утерявшее актуальность из-за изменившихся социальных и культурных условий. Примеры соседей, родственников и друзей в том, что касается воспитания их детей, дают нам мало знаний, да и этот опыт может не вполне подходить для нашей семьи.

Информация из книг, статей и передач запутывает нас ещё больше. К тому же, когда приходишь домой и пытаешься применить на практике разные с виду привлекательные теории, практически сразу понимаешь, насколько далеки они от реальности…

И вот нередко можно стать свидетелем удивительного явления: образованные родители, уверенные в себе, имеющие смелость и дерзновение, другими словами — родители-личности, абсолютно не уверены в своих родительских взглядах и познаниях по поводу того, как воспитывать детей. Что же делать?

Родительская семья и наше детство

Эта книга не даст вам готовых ответов на вопросы. В ней рассказывается о повседневной жизни разных людей, а также представляются доказанные педагогические теории о тех или иных явлениях, связанных с семейными отношениями и воспитанием детей.

Решение будете искать вы сами. Ведь оно — единственное, соответствующее вашей философии жизни, вашей семейной реальности, вашему ребёнку, единственному и неповторимому в этом мире…

Автор книги, Кики Дзордзакаки-Лимберопулу, родилась в 1947 году в Аркадии. Став в юности учительницей начальной школы, она параллельно начала организовывать так называемые школы родителей. Эта деятельность помогла ей глубоко познакомиться с проблемами семьи, научила её вести трудные семьи по пути улучшения жизни и семейных взаимоотношений.

Автор серии книг Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже! живёт и работает в городе Гераклион на острове Крит.

У неё двое детей и одна внучка.

Родительская семья

Пожалуй, теорию и основные правила должного воспитания любой родитель знает вполне неплохо. Есть даже такая шутка: Я считала себя идеальной мамой, а потом у меня родился первенец.

Увы, реальность вносит свои коррективы, и во взаимоотношениях с собственными детьми родитель постоянно оказывается в ситуации большого или маленького кризиса. В спорных ситуациях некоторые родители автоматически забывают все теории и реагируют согласно своим инстинктам — кричат, обзывают, унижают, угрожают, бьют своих детей. А когда осознают, что натворили, раскаиваются, их переполняет вина и мучают угрызения совести.

Потом родители решают не поступать, как прежде, но лишь только вновь окажутся в сложной ситуации с ребёнком, всё повторяется по заданному сценарию. Что же происходит?

Скорее всего, вы, дорогой читатель, выросли в семье. Образ жизни, поведение родителей и других членов нашей семьи, нравственные ценности и достоинства (или же, наоборот, безнравственность), которым нас учили на словах или на деле, хорошие и плохие примеры из семейного окружения — всё это оставило в наших душах и характерах самый глубокий след.

Конкретные события и случаи из раннего детства мы чаще всего забываем. Пока мы были маленькими, каждый день был наполнен новыми удивительными вещами (к которым мы сейчас уже привыкли как к ежедневной рутине), так что старые впечатления быстро замещались новыми, уходя всё дальше и дальше в глубины подсознания.

Мы многого не помним, но забытое прошлое продолжает незримо руководить нашими поступками.

Люди, которые участвуют в занятиях школы родителей, начиная говорить о своей отеческой семье, часто идеализируют её или дают лишь общую информацию. Постепенно, в продолжение диалога и обсуждения, они с изумлением обнаруживают, что в памяти всплывают события из далёкого прошлого, и каждое подобное воспоминание становится как будто частью мозаики или головоломки.

Идеализация заканчивается, и настоящие воспоминания приводят в движения эмоции каждого участника группы. Появляются умиление, волнение, ностальгия, сожаление, боль, гнев, ярость, любовь, зависть, ревность.

Эмоции, которые зачастую человек не мог выразить своим родителям. Эмоции подавленные, отстранённые, спрятанные в глубинах души.

Но достаточно только заговорить о них, и они всплывают на поверхность, выходят в сознание и разворачиваются в полную силу.

Когда участники группы родителей поговорят о своей отеческой семье и вспомнят все подробности, которые смогут, начиная с раннего детства, можно перейти к следующему этапу — систематизации этих воспоминаний. Как вели себя родители по отношению ко мне? Как обращалась со мной моя мать?

Как она вела себя по отношению к моим братьям и сёстрам? А отец?

Родительская семья и наше детство

Эти воспоминания всегда очень важны. Взрослый, проговаривающий их, вновь становится ребёнком и снова эмоционально переживает события, о которых рассказывает. Смеётся над забавными воспоминаниями, часто плачет, гневается, раздражается, возмущается, ревнует, жалуется.

У одних родители живы, у других уже умерли. Но в обоих случаях часто есть открытый счёт, то есть эти взрослые и, в общем-то, состоявшиеся люди так и не примирились со своими родителями, живыми или мёртвыми…

В результате этих воспоминаний можно прийти к осознанию одной истины: мы не можем стереть своё прошлое. Наши детские и отроческие годы живут в нас и составляют основу нашей личности и поведения.

Когда взрослые братья и сёстры вместе вспоминают события, случавшиеся с ними в детстве, их воспоминания и эмоции зачастую не совпадают. Воспоминания каждого из них об одном и том же событии разные и нередко взаимоисключающие.

То же самое происходит и с воспоминаниями о поведении родителей.

На поверхность выходит правда, которая часто приводит людей в изумление. Задавленная детская ревность, чувство несправедливости, уверенность, что родитель отдавал предпочтение одному из братьев или сестёр, вражда, соперничество, нытьё и жалобы на свою судьбу. Всё невысказанное.

Такие беседы между родными людьми очень тяжелы, вызывают боль, и обычно семьи их избегают. Однако, разговор об этом — если он всё-таки состоится — приводит к очищению и улучшению семейных взаимоотношений, восстанавливает нарушенную взаимосвязь между родственниками.

Я вырос в одной деревне на Крите в многодетной семье, в достаточно тяжёлых условиях. Мой отец, Манóлис, был человеком с весьма жестоким, непредсказуемым характером.

И он часто допускал несправедливость по отношению к домашним. Моя мама была очень нежной и доброй, но покорной, и у неё не было своего мнения.

Я любил учиться, однако мой отец запретил мне ходить в школу, когда я закончил начальные классы. Он брал меня с собой помощником на полевые работы или заставлял пасти овец.

Часто он бил меня без причины.

Я так любил читать, что тайком прятался в печи с какой-нибудь книгой. Мне очень хотелось, несмотря ни на что, сдать переходные экзамены и поступить в гимназию. Однажды я поделился этим с мамой, и она пообещала мне помочь.

Когда наступил день экзаменов, мама ещё накануне предупредила меня, чтобы я сказался больным. Отец поднялся до зари и спросил: Где Левтéрис? Да он заболел, не может подняться, — ответила мама.

Лишь только отец вышел из дома, я поднялся и стал быстро собираться. Мама дала мне с собой мешочек с сухарями, куском сыра и водой. Я должен был идти пешком, и путь занимал примерно полтора часа.

Учитель договорился, чтобы другие ребята из нашей деревни поехали на грузовике. Но я не имел на это права, поскольку закончил начальную школу годом раньше, а денег на билет у меня не было. Когда я добрался до гимназии, то пошёл к директору, подал заявление и сел в класс с другими детьми.

Через несколько дней вышли результаты экзаменов.

Учитель встретил моего отца в кофейне и сказал, что мне удалось поступить в гимназию. Тем же вечером, вернувшись домой, отец объявил, что поставил угощение для всех, кто находился в кофейне, потому что его сын поступил в гимназию…

Левтéрис, 60 лет

Мой отец был суровым и часто несправедливым человеком. Он меня нередко бил. Я боялась его и в детстве, и когда выросла.

Не помню, чтобы отец меня когда-то приласкал или сказал мне доброе слово. Я вышла замуж в шестнадцать лет, и моя первая беременность и роды были очень тяжёлыми.

Врачи опасались и за мою жизнь, и за жизнь ребёнка. Когда меня везли в операционную, ко мне подошёл отец, протянул руку и нежно погладил меня по голове. Это был самый счастливый момент в моей жизни.

Как по волшебству забылись страхи и боль. Внутренне я только говорила: мой отец любит меня! И сейчас, годы спустя, стóит мне только вспомнить эту единственную отеческую ласку, я снова радуюсь как тогда!

Катерина, 35 лет, дочь Левтéриса

Моя мама — замечательный человек. Она очень сильно всех нас любит и знает, как нам это показать.

Само её присутствие в моей жизни придаёт мне большую уверенность. Раньше я делал много глупостей, к тому же плохо учился. Но мама всегда поддерживала и поддерживает меня.

Она помогает мне уважать самого себя и окружающих, потихоньку учит меня видеть мои ошибки и выражать мысли и чувства. Она никогда меня не била. Говорит, что, поскольку её постоянно бил мой дедушка, сама она ещё в детстве поклялась себе не повторять эту ошибку со своими детьми.

Мама всегда относится ко мне с нежностью и заботой.

Георгий, 17 лет, сын Катерины

Три поколения, три рассказа о детстве. Манóлис, резкий и несправедливый, общается с домочадцами в приказной манере и бьёт их.

Он, безусловно, рад успехам своего сына и косвенно выражает это, угощая всех в кофейне, но не интересуется, как, почему, когда сыну удалось сдать экзамен, предпочитая ничего не говорить о том, что произошло без его ведома.

Левтéрис жалуется на насилие со стороны своего отца, но применяет точно такие же педагогические приёмы по отношению к собственной дочери Катерине. Насилие порождает насилие. Ребёнок, воспитание которого имеет любой вид насилия — телесного, духовного, психологического или сексуального, нередко точно так же выстраивает модель своей дальнейшей жизни.

На этой модели он основывает и воспитание собственных детей. Исключение составляют такие люди, как Катерина, которая твёрдо решила, что пережитое ею ни в коей мере не должно коснуться её детей.

У Георгия, сына Катерины, есть замечательный и светлый образец для подражания, и с большой вероятностью можно утверждать, что своих будущих детей он сможет воспитать правильно.

Родительская семья и наше детство

Возникает вопрос: почему Левтéрис не использовал в качестве образца свою маму, которая была такой нежной, доброй, послушной и так его поддерживала? Почему Катерина, в свою очередь, не последовала примеру своей матери, а решила использовать поведение отца именно как отрицательный пример?

Каждый ребёнок неосознанно выбирает поведение и педагогический метод одного из родителей и следует по этому пути. Конечно, и другой родитель влияет на формирующиеся в ребёнке модели поведения, но в значительно меньшей степени.

Поэтому нередко в рассказах о родительской семье и детстве основное место занимают воспоминания об одном из родителей, о том, кто определил нашу собственную педагогическую позицию и повлиял на неосознанное поведение по отношению к нашим детям.

Продолжение следует…
Перевод с греческого выполнен монахиней Екатериной специально для портала

О admin

x

Check Also

Зимнее путешествие в мир игрушек

В полумраке комнаты светится золотыми огнями украшенная ёлка. У её основания стоит старинный Дед Мороз ...

Зима — пора душевной теплоты

Осталось совсем мало, немножко, буквально чуть-чуть и она закончится. Очередная зима еще раз будет прожита ...

Зима близко

Страх старости, неподъемного груза прожитых лет – чувство, которого сложно избежать. Благо бояться есть чего ...

Жизнь, жительствующая в медвежьем углу

В Греции я люблю останавливаться в маленьких семейных гостиницах. Таких, где горничной не принято оставлять ...