Главная » Женские штучки » Разная женственность, или исповедь Жанны Д’Арк

Разная женственность, или исповедь Жанны Д’Арк

Говорят, если хочешь узнать корни своих жизненных программ и установок – вспомни сказки, какие ты в детстве читал. Не все подряд, разумеется, а любимые.

Вызови из собственной памяти тех героев, которые нравились тебе больше всех – и ты приоткроешь дверь к самому себе.

Помню, в детстве меня всегда втайне раздражали любимые героини мамы – Золушка из знаменитого фильма и Настенька, дочь купеческая, из не менее популярного мультика. Ну не нравились мне принцессочки, которые льют слезы где-нибудь в башне или тереме в ожидании своего освободителя … и даже какой-то злой мачехе не могут дать отпор!

Нет, мне подавайте добрую великаншу с балтийского берега, которая и перед морским чудищем не сробеет, и своего доброго великана дождется… На своих детских рисунках рядом с красавицами в длинных пышных платьях (куда ж без них!) я с таким же удовольствием изображала других красавиц – в наряде для верховой езды, а иногда даже в плаще и со шпагой в руке.

Мне всегда как-то милее были героини, которые готовы вскочить в седло и мчаться хоть на край света… бок о бок со своим возлюбленным. Которые, вышагивая из круга женских дел, не только не теряют свое женское начало, а даже подчеркивают его. А как же иначе – суженого-то мужским нарядом не обманешь!

Уже чуть позже, в раннем подростковом возрасте, моей коронной героиней стала… да-да, она самая, Жанна Д’Арк. Думаю, догадались все. (Тогда я даже не подозревала, что не пройдет и двадцати лет, как я сыграю ее на сцене. Но это уже другая история.)

Но вот что интересно – бой-девочкой, сорванцом в юбке я никогда не была. Скорее наоборот.

И героини моих фантазий принципиально не отличались беззащитностью именно потому, что таким образом я пыталась прикрыть собственную внутреннюю бескожесть. Хотя бы для самой себя. Внутренней силы печать здесь и не ночевала.

Время шло… и к беззащитности жизнь меня отнюдь не располагала. Но чем больше она старалась в этом направлении, тем больше росла во мне та самая детская незащищенность, и спастись от нее казалось невозможным.

Надевать на себя внутренние доспехи и срастаться с ними – этот шаг был для меня почти неизбежным. Дорогое мироздание (спасибо ему за это!) практически заставило меня стать одной из тех, кого принято называть сильными женщинами. Не железными леди, а теми, кто может откопать источник силы внутри себя и там же – обрести свою опору.

Правда, со свойственным мне максимализмом я ухитрялась истолковывать мысли дорогого мрзд довольно криво, выкраивая из себя таки железную даму. Которая готова отозваться на любую просьбу (сильная же!) – но скорее умрет от унижения, нежели попросит о чем-то сама.

Которая умеет опереться на себя, если вдруг чего… но ни на кого другого, ни-ни, вы что! Которая сознательно не будет кричать, когда ей больно, и плакать, когда ей плохо.

Даже говорить об этом не станет. Потому что для этого надо открыться, явить людям свою неприкрытую беззащитность – а я-то ведь ненавижу ее и стыжусь…

Дорогое мрзд прекрасно понимало, что это всего лишь период в моей жизни, необходимый для проживания, и только ему было известно, какая бабочка может вылететь из такого вот железного кокона. В отличие от окружающих — которые не видят нашего душевного закулисья, но всегда лучше знают, что для нас нужнее и полезнее.

Каких только советов и ценных указаний мне не давали – на тему того, какой должна быть настоящая женщина (подразумевалось, видимо, что я таковой не являюсь). Женщина должна быть беспечной и легкомысленно чирикающей. Женщина должна быть незаметной тихоней.

Женщина должна покорять всех без разбору и иметь за собой хвост как минимум из пяти кавалеров. Женщина должна быть слабой и беспомощной. Женщина должна наряжаться на работу, как на подиум.

Женщина не должна быть слишком умной. И, наконец, коронное: Таня, тебе надо поглупеть. .

Все эти перлы меня смешили, раздражали, злили и приводили в смущение. Может, со стороны оно виднее. Может, я и впрямь что-то делаю и веду себя не так.

Боже мой, сколько раз в своей жизни (не слишком-то долгой) я пыталась кому-то подражать, на кого-то ориентироваться, в ком-то отражаться, плыть по курсу, не мной заданному, быть КЕМ-ТО… И всякий раз приходилось оказываться только собой.

Вот так я, наверно, ею и стала.

Ну а дорогое мироздание уже готовило инструмент, чтобы снять с меня этот гипс закрытости – подарив мне непростые отношения с непростым человеком, которые и продолжались, и завершились непросто… Но главное заключалось в другом: именно эти отношения стали для меня тем моментом икс, когда отчетливо понимаешь – что-то в себе и в жизни надо менять.

Разная женственность, или исповедь Жанны Д’Арк

Я не буду подробно писать обо всех своих открытиях и внутренних катаклизмах — как говорил Том Сойер, когда революция уже произошла, только тогда всем понятно, что это была революция. Признаюсь лишь в одном: самым главным моим переворотом стало то, что я… просто позволила себе быть такой, какая я есть, а не какой себя придумала (или меня придумали).

Желать чего-то для себя, просто так, для радости – не потому, что долг велит или кто-то разрешил. Иметь причуды и слабости.

Испытывать реальные, а не предписанные чувства. Чего-то не знать и не понимать.

И главное – я уже не боялась в этом признаться. Не стыдилась обращаться с прямой и честной просьбой к тем, кто сделает что-то явно лучше меня, и принимать эту помощь. И научилась наконец кричать, когда больно, и плакать, когда плохо…

Преодолев эту односторонность, я, к счастью, смогла не впасть в другую. Приняв свою мягкую сторону, дав себе право быть уязвимой, открытой, пробиваемой, – я поняла, что имею право быть еще и сильной.

Такой, какой задумал меня Бог.

Раскрылась одна сторона – отпала необходимость закрывать и сплавлять в утиль другую. Правда, в какой-то момент мне казалось, что сильную часть себя я переросла, и теперь ее следует с облегчением отбросить… Но вдруг совершенно естественным образом встал вопрос: а зачем.

Если я и переросла что-то в себе, то не сильную женщину, а лишь ее утрированную видимость. Почему бы не принять в себе обе стороны своей натуры, такие разные и такие… гармоничные, когда они вместе? Как у доброй великанши из моей детской книжки, которая и перед морским чудищем не сробеет, и своего доброго великана дождется…

Да, я ощущаю себя женщиной – но не обязана прикидываться слабой тогда, когда не обнаруживаю в себе слабости. Если я нахожу в себе силы перемахнуть через жизненные барьеры, мне и в голову не придет, будто со мной что-то не так. Если меня называют смелой девушкой — я откровенно радуюсь такому комплименту.

Но при этом я не должна быть все время сильной. Я могу жаловаться, бояться и открыто об этом говорить, не умирая от стыда.

Я не стесняюсь задавать глупые вопросы, которые сочтет таковыми только посторонний. Но и не скрываю свой ум, как преступление.

Ни ум, ни внутренняя прочность не мешают мне быть женщиной.

Так что да здравствуют советы, которым мы не обязаны следовать. Да здравствуют стереотипы – за то, что от них всегда можно избавиться, не жалея.

Если так подумать… соответствовала ли Богоматерь представлениям о том, что женщине, мол, полагается быть глупой и слабой? Много ли найдется женщин, имеющих мудрость молча понимать своего ребенка – так, как это делала Первая Леди земли и неба?

Пробегитесь мысленно по вехам Ее жизненного пути – разве у кого-нибудь повернется язык сказать, что это был путь СЛАБОЙ женщины? Просто Ее сила была иной – молчаливой, сокровенной и… женственной.

А что же говорить о тех женщинах, которые имели мужество становиться христианками в эпоху гонений, не переставая при этом быть женщинами? Ну-ка, аффтар, разверни свой паспорт и вспомни, как тебя зовут…

Женственность ведь может принимать разные формы — хоть Екатерины Максимовой, хоть величавой славянки, так восхищавшей Некрасова (там у него, кстати, не только про коня и про избу). Есть легкие летящие девочки, пишущие свою жизнь тонкими шпильками, словно отточенным пером, светлые, тающие и воздушные. А есть теплые, надежные, корневые, твердо стоящие на земле, уверенно упираясь в нее подошвами ладной крепкой обуви.

И те, и другие – одинаково прекрасны.

Дело не в критериях – дело в гармонии. И если она есть – человек и силен, и красив.

Даже если этот человек – женщина.

Ведь сильный человек – это в конечном счете живой человек. А подлинная сила – это просто умение быть собой.

О

x

Check Also

Зимнее путешествие в мир игрушек

В полумраке комнаты светится золотыми огнями украшенная ёлка. У её основания стоит старинный Дед Мороз ...

Зима — пора душевной теплоты

Осталось совсем мало, немножко, буквально чуть-чуть и она закончится. Очередная зима еще раз будет прожита ...

Зима близко

Страх старости, неподъемного груза прожитых лет – чувство, которого сложно избежать. Благо бояться есть чего ...

Жизнь, жительствующая в медвежьем углу

В Греции я люблю останавливаться в маленьких семейных гостиницах. Таких, где горничной не принято оставлять ...