Главная » Женские штучки » Протоиерей Андрей Юревич: Святость материнства зависит от отцовства

Протоиерей Андрей Юревич: Святость материнства зависит от отцовства

19-20 ноября 2013 года в Москве состоялся III Всероссийский форум Святость материнства на тему Семейные ценности в современном информационном пространстве, организованный Фондом Андрея Первозванного и Центром национальной славы. В форуме, собравшем более 400 участников из 60 регионов России, а также из Греции, Италии, Китая, США, Украины и Белоруссии, приняли участие и многодетные родители.

Среди них настоятель храма Живоначальной Троицы при Черкасской богадельне в Москве протоиерей Андрей Юревич и матушка Ольга Юревич – выпускница Московского архитектурного института, автор книги Матушкины цветочки. Мы познакомились с ними 16 ноября 2012 года на презентации книги Екатерины Бурмистровой Беременность, роды, материнство.

Помню их задушевное пение в конце вечера. Дай руку мне! – пел батюшка. Возьми еще и сердце, – отвечала матушка.

— Отец Андрей, матушка Ольга была у мамы одна, а у вас с ней семеро детей – шесть девочек и один мальчик. Четверых из них я видела год назад в культурном центре Покровские ворота.

— Да, это был замечательный вечер! Уверен, что книга Беременность, роды, материнство могла бы стать хорошим подарком для участников нынешнего форума.

Хорошо бы издать ее в серии, посвященной возрождению счастливой многодетной семьи. В ней есть страницы для записей своих мыслей, а на обложке – кармашек для хранения фотографий и дорогих сердцу записочек.

Книга написана в помощь родителям, чтобы они могли лучше понять самих себя. И я согласен с мнением Екатерины о том, что делать родительство уделом только женщины абсолютно не правильно.

Очень важна и роль отцов, мужей. Прочитав эту книгу, мы с матушкой сказали: Вот бы нам 30 лет назад такое издание!.

— А Вы давно занимаетесь программой Святость материнства?

— Вы знаете, у нас на приходе была немножко другая программа – более семейная. Когда мы были молодыми, в нашем приходе все начали рожать, и все батюшки стали многодетными. У одного 7 детей, у двух других 8 и 9, еще у одного – 13 детей, и весь приход стал многодетным.

Матушка вела семейный клуб, мы занимались многодетными семьями. Наш приход был самый многодетный в Красноярском крае – у нас было 52 многодетных семьи.

Мы сотрудничали с красноярским филиалом Центра национальной славы еще до того, как у них началась программа Святость материнства. А потом и с ней начали сотрудничать.

В ней есть, конечно, своя пиарная составляющая, потому что все, что связано с матерями, у нас вообще в стране культивируется. Но мне кажется, что дальше надо было бы идти в сторону общесемейных ценностей. Нужно говорить о ценности семьи, а не только о ценности материнства, потому что мать – это все-таки не семья, мать – это часть семьи.

Семья – это муж, жена и дети. Правильно?

В семье нужны и папа, и мама, и дети.

Протоиерей Андрей Юревич: Святость материнства зависит от отцовства

Если ребенок, допустим, родился от блудного сожительства, то и это материнство свято? По самому факту рождения, беременности, выходит, что любое материнство свято? Да, всякая жизнь дается от Бога, конечно, и в этом смысле она свята.

Но важно, как люди к этому относятся. Я думаю, что тема отцовства вообще очень значима. И сейчас уже говорится об этом.

Кстати, в Красноярском филиале Центра национальной славы его руководитель Андрей Юрьевич Коченов уже проводит программу Отцы России.

— Вы в ней принимали участие?

— Нет, он ее недавно начал, где-то год-два. Недавно состоялся мотопробег Отцы России, который в 2014 году собираются сделать всероссийским.

Вообще от мужчины очень много зависит. Вот мы говорим, патриархальные ценности, патриархальная семья. Патер – это же отец. То есть от отца все начинается.

Мы говорим о проблеме абортов. Скажите мне, какая женщина, имея любящего мужа, втайне от него сделает аборт?

Может, какая-нибудь и сделает, но это одна миллионная процента. А так они вместе все эти проблемы решают. И она будет рожать от любящего и любимого мужчины.

А вот если нет мужа, а есть просто некий возлюбленный, который может в любой момент уйти, есть сожитель или муж, но не любящий, а пьяница, который бьет жену, ссорится с ней, то от такого женщина не захочет рожать.

Протоиерей Андрей Юревич: Святость материнства зависит от отцовства

— Я с Вами на сто процентов согласна. Семья – это единое целое.

— Ну, конечно. Вот на круглом столе мы сейчас обсуждали семейные ценности. Как-то так вышло, что дискуссия очень быстро скатилась к проблеме защиты детей и детства в СМИ.

Говорили про маркировку на фильмах 6+, 8+, 12+ и так далее. Я встал и сказал: Слушайте, а зачем мы так сужаем тему? Почему только дети?

А что плохое детям нельзя, а взрослым можно? Плохое никому нельзя. Мы говорим, что взрослый может выбрать, а ребенок не может выбрать, он не защищен.

Но взрослые тоже не всегда могут оценить последствия своего выбора.

Человек по своей падшей природе склонен к греху. Грех привлекателен, он затягивает. Эти ужасные, мерзопакостные передачи Дом-2, Пусть говорят имеют потрясающие рейтинги.

Людям это нравится. Почему? Потому что они скабрезны, потому что они за живое берут.

То есть надо воспитывать и взрослый народ. Не зря Христос обращался к взрослым людям со словами: Дети мои.

Не зря священника называют отцом взрослые люди, которых тоже воспитывают. Не зря государя называли царь-батюшка. Почему?

Потому что он отец для народа. Он его пасет и воспитывает.

А так какое-то лукавство получается – вот детей мы оградим, а взрослых нет. Да самая уязвимая категория сегодня со стороны СМИ – это не дети, это мужчины.

Потому что голая тетя с экрана не так волнует ребенка, как волнует взрослого мужчину. Это же совершенно очевидно.

— То есть телевидение растлевает не столько детей, сколько взрослых?

— Ну конечно. А растленные взрослые растлевают детей. Надо в корень смотреть, надо взрослых оградить от разврата.

Тогда они, будучи сами другими людьми, просто не дадут ребенку смотреть всякую пакость.

— Отец Андрей, Вы сейчас в Москве живете?

— Да, уже почти три года, как мы вернулись в Москву, прожив в Сибири почти тридцать лет – самые лучшие годы жизни. Мы поехали туда молодыми архитекторами, еще не верующими.

Там я работал главным архитектором города Лесосибирска. В конце 80-х мы с женой уверовали, потом началась церковная жизнь, потом священство.

Двадцать лет мы там прослужили.

Протоиерей Андрей Юревич: Святость материнства зависит от отцовства

— Дети родились после принятия сана?

— Нет, первая дочка родилась в Москве. Мы уехали в Сибирь, когда ей было полтора годика.

Вторая, Ася, родилась там, но еще до того, как мы уверовали. Я был крещен с детства.

И так получилось, что мы матушку крестили в 1989-м году, за две недели до рождения третьего ребенка – нашего единственного сына. Такой перелом для нас был.

И потом уже все остальные родились в верующей семье, последние четверо – когда я был уже в сане.

— Матушка Ольга начала писать книги уже взрослой, или эта склонность у нее с детства?

— Склонность к писательству у нее была. Она писала дневники, одно время писала стихи на общечеловеческие темы.

А потом уже, когда появился какой-то материнский, семейный опыт, она решила поделиться им с людьми и написала Матушкины цветочки. Первое издание вышло в 2005 году, когда у нас было уже семеро детей – наших цветочков.

Младшей Марфе было тогда 7 лет.

Протоиерей Андрей Юревич: Святость материнства зависит от отцовства

— Это первая книга, вышедшая в рамках Всероссийской программы Святость материнства в серии литературы для семейного чтения. Мне очень понравились Матушкины цветочки.

Книга издана в моем родном Красноярске.

— Когда я служил в Красноярском крае, глава комиссии по семейным проблемам сказал: Государства в семье должно быть как можно меньше. Возможно, это была не его мысль, но он был с ней согласен.

Я думаю, что он говорил не о ювенальной юстиции, а о патронаже, помощи, о чем-то хорошем. То есть, если семья решила, что она будет большой, – это ее проблемы. Сегодня государство говорит, что семья – это один из приоритетов, и при этом ничего для этого не делает.

Получается странное лицемерие и двоедушие. Если оно хочет прироста населения, оно обязательно должно что-то делать, тем более что есть великодержавная идея. Сегодня без помощи государства, без социальных программ современным многодетным семьям не обойтись.

Большинству таких семей не хватает средств для нормальной жизни.

— Ваша дочь Лида год назад сказала, что жить в большой семье хорошо, и хотя часто нет денег, это не страшно, ведь всегда есть, с кем поиграть, поговорить, поделиться чем-то, попросить совета. Божий подарок – называет ее матушка в своей книге: Тихая, кроткая, трудолюбивая девочка, которая каждый день молится: Господи! Дай мне дать! Чудесный, нежный цветок.

— И все-таки редко встретишь женщин, которые легко могут преодолеть страх перед беременностью и многодетнотью. Им нужны позитивные, радостные примеры многодетных семей, на которые хочется любоваться. Иногда видишь, идет женщина – сзади рюкзак, впереди – живот.

Ну, что ты согнулась? Распрямись, иди красиво по жизни, чтобы все модели на тебя смотрели и завидовали тебе!

Внутренний подвиг в семье может быть, но подвиг не ради подвига, а ради радости, которую в итоге и несёт в мир любовь, и тогда люди вокруг начнут говорить: И я также хочу! Большая семья не должна восприниматься как тяжелая ноша. Одна женщина как-то сказала: Матушка, я долго сомневалась, но теперь я буду рожать, как и Вы. У нее уже трое, и она собирается рожать дальше…

Протоиерей Андрей Юревич: Святость материнства зависит от отцовства

— До сих пор помню вашу песню о том, как надо отдавать. Матушка сказала тогда, что у Вас напрочь отсутствует слух.

— Она права. Да и Вы слышали мое пение.

Но я люблю петь. Поэтому, когда пою, прошу: Господи, сделай что-нибудь с ушами слушателей, чтобы я издавал ужасные звуки, а они слышали прекрасное пение!

О

x

Check Also

Зимнее путешествие в мир игрушек

В полумраке комнаты светится золотыми огнями украшенная ёлка. У её основания стоит старинный Дед Мороз ...

Зима — пора душевной теплоты

Осталось совсем мало, немножко, буквально чуть-чуть и она закончится. Очередная зима еще раз будет прожита ...

Зима близко

Страх старости, неподъемного груза прожитых лет – чувство, которого сложно избежать. Благо бояться есть чего ...

Жизнь, жительствующая в медвежьем углу

В Греции я люблю останавливаться в маленьких семейных гостиницах. Таких, где горничной не принято оставлять ...