Главная » Женские штучки » Преподобный Сергий: разве его может не быть

Преподобный Сергий: разве его может не быть

Преподобный Сергий: разве его может не быть

Есть такие понятия в жизни, которые вроде бы были абсолютно всегда. Дом, родители, какие-то базовые знания о мире.

Вот и со святыми так бывает. Конечно, с большинством из них мы знакомимся в каком-то сознательном возрасте, у нас появляются с ними какие-то личные отношения. Не шучу и не преувеличиваю.

Так о преподобной Елисавете Федоровне я узнала где-то в старших классах школы и сразу же полюбила.

А вот когда я узнала о преподобном Сергии? На уроке истории в школе? Возможно.

Но мне кажется, я знала о нем как-то всегда. Не было такого момента — узнавания и возгорания любви.

По крайней мере, я его вовсе не помню.

И совсем не помню первого посещения Лавры. Тут, конечно, сыграло свою роль то, что у тети была дача по Ярославскому направлению, мы с братом часто у нее гостили, а она в свою очередь вечно нас возила то в Лавру, то в Хотьково. Это было странное паломничество, когда маленькие паломники не сильно и понимали, что к чему.

Мы не противились, поездки нам были всегда в радость (от дачи надо было ехать на электричке), но и понимания не было особо. Ничего с этим не поделаешь — особенности и наших внутрисемейных отношений, и думаю, самого духа времени.

Хаотичный процесс воцерковления взрослых не мог не сказываться на воспитании детей.

Помню не первые. Лет 15 назад приехали с тетей же в Лавру.

Дома у нас была очень сложная и опасная ситуация. Светлая.

Пятница, кажется. Солнце и весна.

У раки с мощами преподобного тетя начала мне шипеть в спину — молись, молись. А у меня было какое-то оцепенение.

От этого шипения я почему-то расплакалась. А может, и не от него?

Мне в Лавре всегда спокойно. Захожу туда, и настрой меняется.

Там ничего не страшно. Все неурядицы остаются где-то там, снаружи, за стенами.

Мне не хочется, и никогда не хотелось просить преподобного в Лавре о каких-то земных вещах. Мне вообще там не хочется ничего просить.

Просто быть и впитывать в себя это спокойствие и умиротворение.

Помню одно чудное посещение Хотьковского монастыря. Тетя нас повезла на соборование. Лет 12 мне тогда было.

И тоже — вот такие совпадения — дома была очень нервная ситуация. И также, как и в Лавре, тетя просила молиться.

Но состояние было другим, не было отрешенности от мира. Мне было непонятно, что за штука это — соборование. Интересно.

Тетя дома пыталась объяснить, но всё равно неясно. И я была полностью поглощена происходящим.

Но всё же я попыталась как-то подумать о домашнем и помолиться о разрешении той ситуации.

Всё решилось. Очень удачно решилось. Тетя вцепилась в эту историю и долго рассказывала всем о силе молитвы детей о маме.

Ситуация касалась маминых рабочих дел. Я в это до сих пор не верю.

Только недавно стала сомневаться в своем неверии — а не много ли я на себя беру, когда считаю, что это просто совпадение? Я ни в коем случае не сомневалась в том, что именно Господь помог маме тогда, но вот в силе своих сумбурных молитв…

Долгое время в моей жизни был храм преподобного Сергия Радонежского. В этом храме было много важного: серьезные исповеди и крестины моего старшего сына.

Но вернемся к школе, поскольку храм был почти школьный – находился рядом с моей православной школой и считался нашим. А преподобный в то время был вроде профессионального, то бишь ученического святого. Вот в обычной жизни, не в Лавре, я совершенно не тревожилась на тему приставания к нему с просьбами.

Просила пятерок, разума и за брата. Брату как-то не была интересна учеба, а меня это очень расстраивало.

До сих пор понять не могу, как это – неинтересно учиться!

Но вот что удивительно. Я не получила ни одной пятерки по молитвам святого. Брат так и не полюбил учебу.

А преподобный Сергий всё равно остается святым, без которого я свою жизнь и представить не могу. Не в пятерках, видимо, дело.

Не в каких-то видимых чудесах, которых у меня и не было.

У меня нет никаких видимых и осязаемых доказательств того, что преподобный Сергий вообще в моей жизни присутствует. Я уже не хожу в тот Сергиевский храм, а в Лавре была вот недавно после очень длительного перерыва, да и то как-то скомкано вышло.

Но, как и 15 лет назад при входе в обитель, куда-то на десятый план ушли все проблемы. Как и тогда, мне ничего не хотелось у него просить или спрашивать, хотелось быть стоять и внимать тишине и себе.

Тишина в Лавре?, — удивитесь. Да знаю, знаю я сама.

Там всегда полно народа. Семинаристы, паломники, иностранные туристы, да кого там только нет! И все спешат, разговаривают, фотографируют.

А тишина есть. Я ее чувствую, по крайней мере.

А ещё есть ощущение родства этого места. Отчего? Не знаю.

Нет у меня ответа на этот вопрос.

Оттого, что преподобный молится обо всех нас? Не зря же его называют игуменом всей русской земли. Заботится он о нас, все мы его тоже родные.

Наверное, так.

Скорее всего, это и есть главное чудо преподобного Сергия в моей жизни. Ненавязчивая, тихая забота, в которой я нисколько никогда не сомневалась.

Даже несмотря на неполученные пятерки. Но эта забота точно совершенно есть.

Ведь не зря мне так хорошо и спокойно в Лавре?

О admin

x

Check Also

Зимнее путешествие в мир игрушек

В полумраке комнаты светится золотыми огнями украшенная ёлка. У её основания стоит старинный Дед Мороз ...

Зима — пора душевной теплоты

Осталось совсем мало, немножко, буквально чуть-чуть и она закончится. Очередная зима еще раз будет прожита ...

Зима близко

Страх старости, неподъемного груза прожитых лет – чувство, которого сложно избежать. Благо бояться есть чего ...

Жизнь, жительствующая в медвежьем углу

В Греции я люблю останавливаться в маленьких семейных гостиницах. Таких, где горничной не принято оставлять ...