Главная » Женские штучки » И тут выхожу я, в белом фраке

И тут выхожу я, в белом фраке

И тут выхожу я, в белом фраке

“In the deathcar, we’re alive…” — напевал я про себя в маршрутке. Я почему-то всегда именно это напеваю в маршрутке.

Маршрутка уныло везла наши несовершенства сквозь утреннюю мокроту, скопившуюся за ночь в легких города. Было так промозгло, что хотелось поплотнее закутаться в собственную кожу.

В салон вбежала молоденькая девушка с фиолетовыми волосами. В каком-то балахоне и в ярких кроссовках.

Валенки на ногах других пассажиров подозрительно уставились на яркие кроссовки.

Девушка долго стояла рядом с водителем и копошилась в кошельке. Маршрутка уже проехала целую остановку, а фиолетовая ворона все копошилась.

Простите, у меня не хватает, — сказала девушка.

Сейчас водитель маршрутки выдаст ей из себя все то прекрасное, что он успел наездить с семи утра. Возможно, даже пострижет или перекрасит.

Ультрафиолет обречен. А уж как он ее будет высаживать из маршрутки, об этом можно только мечтать и билеты на это продавать.

Ведь простонародье не прощает оригинальности (простонародье — это я так водителя заярлычил, с графским презрением).

А самое главное — это мой звездный час. И тут выхожу я, в белом фраке, как говорилось в легендарном анекдоте про цирк. Как только водитель высадит девицу под мокрый снег на съеденье волкам, я встану и предложу оплатить за нее проезд.

Маршрутка искупает меня в аплодисментах, а пристыженный шоферюга уронит голову на руль и зарыдает. Я аж весь зашелся от своего нравственного величия.

Ничего, давай сколько есть, — ответил водитель, и я рухнул с Олимпа, звеня невостребованной мелочью.

Ультрафиолет отдала шоферу мелочь и прошла в салон. Сидячих мест не было.

Девушка встала рядом со мной.

Я нервно кусал губы, проклиная водителя за доброту. Я судорожно соображал, что же мне сделать хорошего, пока нравственное величие не скукожилось.

Садитесь, девушка, — вдруг сказал молодой человек в очках, поднимаясь со своего места по другую сторону прохода.

Долбаный шоферюга! Дура крашеная!

Придурок очкастый! — шипела во мне яичница негодования на огне добродетели.

Перед моим умственным взором возник белый фрак.

Он по-прежнему висел на вешалке в шкафу, ожидая своего звездного часа.

О Татьяна

x

Check Also

Зимнее путешествие в мир игрушек

В полумраке комнаты светится золотыми огнями украшенная ёлка. У её основания стоит старинный Дед Мороз ...

Зима — пора душевной теплоты

Осталось совсем мало, немножко, буквально чуть-чуть и она закончится. Очередная зима еще раз будет прожита ...

Зима близко

Страх старости, неподъемного груза прожитых лет – чувство, которого сложно избежать. Благо бояться есть чего ...

Жизнь, жительствующая в медвежьем углу

В Греции я люблю останавливаться в маленьких семейных гостиницах. Таких, где горничной не принято оставлять ...