Главная » Верую » Переход, последняя болезнь, смерть и после

Переход, последняя болезнь, смерть и после

Переход, последняя болезнь, смерть и после

Вся жизнь человека, личная и общественная, стоит на вере в бессмертие души. Это наивысшая идея, без которой ни человек, ни народ не могут существовать.

При мысли о смерти я совершенно спокоен, потому что твердо убежден, что наш дух есть существо, природа которого остается неразрушимой и который будет действовать непрерывно и вечно.

Предисловие

Меня иногда спрашивают, верю ли я сам в то, что пишу о жизни после смерти. Я отвечаю, что верю, а теперь даже больше – знаю.

Такие вопросы меня огорчают. Огорчаюсь я не за себя, а за того, кто спрашивает. Верить или не верить во что угодно можно и нужно, не подчиняясь авторитету, не принимая чье-нибудь мнение, а самостоятельно, своим разумением, и ничем больше. А для того, чтобы не ошибиться, нужно знать факты и уже после этого приходить к какому-то заключению.

Это важно всегда, но особенно там, где речь идет о чем-то новом, непривычном и еще не освоенном.

Поэтому, работая над книгой, я старался нигде не высказывать свое мнение, не подтверждать и не отрицать, а просто приводить факты или то, что выглядит как несомненно существующее. Исключение из этого правила допущено только в шестой главе, где критикуются материалистические теории о сущности жизни и смерти. Однако и здесь не столько критика, как описание тех новых данных и трудов мировых ученых, о которых писатели материалисты не пишут.

Они не критикуют, а просто замалчивают те факты, которые известны и достоверны. но противоречат материалистическим догмам. Материалисты владели умами нескольких поколений, и чтобы рассеять туман, нужно было привести ряд цитат из Священного Писания и трудов философов-богословов и ведущих ученых.

На тему о том, что делает с человеком смерть, продолжается ли после смерти тела какое-то существование, и если да, то, какое, написано много книг и статей. Среди серьезных мыслей есть и фантазирование и совершенно нелепые вымыслы. Иногда чувствуется желание приукрасить факты, чтобы сильнее заинтересовать читателя и поразить его воображение.

Такой подход правильного понимания не дает. Поэтому я старался дать только то, что серьезно и верно, оставляя в стороне все, что не доказано, как бы сенсационное оно ни было. Наука приподняла завесу только над самыми первыми часами, может быть, днями посмертной судьбы человека; о том, что будет позже, точных, объективно проверенных данных еще нет.

В одной из рецензий на мою книгу меня упрекнули в том, что я так ограничил свою тему, однако автор рецензии хорошо понял мой подход к проблеме. Вот его слова: Возможно, в книге не достает свидетельства о воскресении. Это значило бы говорить о… восстановлении целостного человека. Однако автор сознательно очерчивает описание тем горизонтом, какой предстает душе в состоянии клинической смерти.

Мне хотелось сопоставить опыт реанимационной медицины с трудами христианских богословов и ведущих современных ученых и постараться ближе понять истинное значение нового знания, вошедшего в мир.

Первым изданием Переход вышел за рубежом. Книга была принята с интересом и вызвала много откликов как в духовной, так и в светской прессе. Было много частных писем и вопросов к автору.

Нынешнее издание выходит с очень немногими, незначительными изменениями текста. В первом издании я выразил благодарность тем ученым-медикам, которые разрешили мне описать их клинические случаи временной смерти. Сейчас и у меня собралось достаточно подобных случаев.

Я почти не упоминаю о них в этом издании потому, что в моих наблюдениях восприятия в основном сходны с прежними, и нет смысла увеличивать число однозначных описаний.

Россия сейчас вступает в светлый период своей истории. Растет интерес к духовной стороне жизни, и я надеюсь, что книга сможет в чем-то помочь ее читателям.

В заключение маленький совет моим будущим читателям: не читайте много зараз. Одну главу, ну две. Может быть, лучше всего читать вечером, перед сном, чтобы сразу же не заслонить прочитанное привычными мыслями дня.

Смерть совсем не такая, какой мы ее чаще всего себе представляем. Всем нам при умирании придется увидеть и пережить много такого, чего мы не ждем и о чем не думаем. Зная немного больше, мы будем иметь меньше страха и меньше страданий.

Труды современных нам врачей-реаниматоров позволили взглянуть за пределы земной жизни и узнать немного больше, чем мы знали до сих пор. Первые главы книги будут об этом.

Христианство учит, что душа бессмертна и что после смерти тела она переходит в другие условия реальности и продолжает сознательное существование. В это можно было верить или не верить. Счастливы те, кто могли верить просто и глубоко, не входя ни в какие размышления.

Их жизнь была светлее и лучше. Но такая вера бывает не у всех. Современный человек, даже близкий к вере в Бога, привык размышлять, доискиваться, искать подтверждений. В этом нет ничего плохого.

Один из путей к вере ведет через поиски, через знание. Неверие никогда не бывает результатом знания. Тот, кто утверждает, что знание разрушает веру, – обманывает.

Я глубоко благодарен докторам Сабому, Муди, Кюблер-Росс и другим, чьи труды помогли мне укрепить начатки моей веры и немного лучше понять, что в жизни действительно важно.

Умирание может быть очень трудным, но может быть столь же легким, как переход из яви в сон. Смерть следует ожидать и нужно встретить ее так, чтобы умирание было достойным и не очень трудным. Этому посвящены главы о предсмертной болезни и умирании.

О загробном мире и о жизни в нем в книге будет сказано не много. В наше время наука приподняла завесу и над этой тайной, но мы коснемся только того, что кажется действительно достоверным. Глава 9 – это попытка рассмотреть последние научные данные в свете христианского учения о потустороннем мире.

Глава 14 – о последней болезни и о том, что может помочь больному в последние месяцы его жизни.

В главах 18 и 19- несколько советов родственникам больного о том, чем и как можно облегчить страдания ему и себе. Большинство из этих советов – старые и верные, но теперь забытые. Есть и несколько новых, действенность которых проверена учеными, изучающими смерть.

Я хочу выразить личную благодарность доктору М. Сабому за его моральную поддержку и разрешение пользоваться богатыми материалами его книги. Благодарю и всех, кто помогал мне написать, обработать и издать эту книгу.

На нашей родине, после долгой ночи, начался процесс духовного возрождения. Я знаю, что в моей книге есть много недостатков, но решился издать ее в надежде, что книга на русском языке на эту тему может теперь оказаться полезной.

Feci quod potii, feciunt meliore potentes. (Я сделал, что мог, кто может сделать лучше – пусть сделает).

Вступление

На наших глазах, за время одного-двух поколений, жизнь на земле принимает новый облик. Наши материальные успехи превосходят любое воображение, но одновременно идет угасание духовной жизни. Материальное обогащение при обнищании духа.

Рост знания при потере мудрости. Основная причина нового образа жизни – в потере веры во все духовное. Кризис европейской христианской культуры.

Есть ли надежда?

Эта книга о современном понимании смерти. Давно известно, что для того, чтобы крупное научное открытие стало достоянием широких людских масс, должно смениться минимум два или три поколения. Это, конечно, не относится к какому-либо маленькому техническому усовершенствованию.

Но если сегодня один из светлых умов человечества увидел и понял что-нибудь новое, важное для пересмотра всего нашего миропонимания и нашего образа жизни, то только наши внуки или правнуки смогут освоить смысл и значение этого нового.

Человеческое мышление много консервативнее и ленивее, чем принято думать. Есть, конечно, люди живого ума, думающие своей головой, которые смогут сразу, с первого знакомства, усвоить новое знание или новую идею или хотя бы заинтересоваться ими. Но очень многие слепо, не думая, принимают все, чем дышит в настоящее время их эпоха – ее научные и социальные теории, ее мораль, этику и верования.

Их миропонимание создается школами и университетами, газетами и журналами, популярными лекциями, радио и телевидением. Чувствуя себя на уровне эпохи, они уже все знают, в новом не нуждаются и примут новое и необычное медленно и с трудом, когда не видеть его будет уже невозможно.

Мы живем в очень интересное и трудное время. Может быть, еще никогда не было такого преобладания материального над духовным. Мир не стоит на месте.

Еще философы Древней Греции знали, что все течет, все изменяется, но никогда в прошлом эти изменения не были такими глубокими и такими быстрыми.

На наших глазах, за время одного-двух поколений, жизнь на земле принимает новый облик. В мир входит что-то новое, меняется не только образ жизни людей, меняются и сами люди. Мы видим феноменальный и быстрый рост материальных знаний и материальных возможностей, освоение и, можно сказать, покорение материального мира человеком. Но наряду с этим теряются духовные ценности, развилось и усиливается пренебрежение к миру духовному и уход от него.

Материальное обогащение при обнищании духа. Рост знания при потере мудрости.

В кратчайшее время мы освоили силы пара, электричества, скрытой энергии атома. Мы господствуем не только над животным и растительным миром, но теперь и над миром микроорганизмов. Наша медицина буквально творит чудеса. Мы начали освоение космоса.

Наши материальные успехи превосходят любое воображение.

Одновременно с этим идет угасание духовной жизни, растет безразличие, а иногда даже враждебность ко всему духовному. Теряется, иногда совсем потеряна вера не только в Бога и бессмертие души, но и во все, что выше материи. Нормы поведения, данные всеми великими религиями, уходят в прошлое.

Рекомендуются и принимаются новые нормы, более легкие и приятные, чем те, которыми люди жили несколько тысячелетий. У людей все больше прав и все меньше обязанностей.

Повсюду в мире умирает свобода – политическая, экономическая и личная. Свобода нужна человеку для осуществления его высших духовных творческих запросов. Для пользования материальными благами творческая свобода не нужна.

Есть много людей, которые свободу не ценят и в ней не нуждаются.

В странах, ставших тоталитарными, та или иная форма рабства вводилась открыто, причем нередко при одобрении, даже ликовании большинства населения. В странах, еще не совсем утративших свободу, почти все новые принятые законы увеличивают зависимость жителей страны от ее правителей.
Без свободы жить легче. Все больше людей охотно отдают свою свободу в обмен на удобную и спокойную жизнь. Не нужно принимать какие-либо решения.

Меньше ответственности, можно даже воспитание собственных детей передать в руки государства.
Ни за что не отвечая, жить легко, но при этом теряется самое главное – жизнь без ответственности всегда бездуховна.

Явно снижается моральный уровень многих наших вождей и правителей. В ряде стран правят люди, главная цель которых – сохранение и расширение своей власти, а не благосостояние подвластного им населения. Во всей истории человечества, вплоть до двадцатого века, не бывало, чтобы ради укрепления собственной власти диктатор уничтожал террором или искусственно вызванным голодом миллионы жителей своей собственной страны. Правители же демократических стран, зная и понимая, что происходит, заботятся главным образом о выгодных сделках с любыми режимами.

Этот порядок вещей вошел в привычку и никого больше не удивляет.

Войны стали более кровавыми и безжалостными, чем раньше. Теперь бомбят далекие от фронта города, уничтожая все население, включая женщин и детей. Военная доктрина, гласящая, что нужно сломить мораль противника, уничтожая его мирное население, родилась в XX веке.
Меняется облик самого человека, меняются отношения между людьми и сами люди. Теряются глубинные связи и понимание между мужчинами и женщинами, между родителями и детьми.

Основой достойной человеческой жизни всегда была семья. В наше время семья быстро разрушается. Частая смена так называемых партнеров.

Противозачаточные средства с 14-летнего возраста. Аборты воспринимаются обществом как что-то естественное. Молодая супружеская пара не торопится иметь детей: сперва нужно обеспечить себе полный комфорт, а дети – это обуза, новые обязанности, скорее затруднение, чем счастье и радость.
Все больше мужчин и женщин приобретают богатый опыт половых сношений, ни разу не испытав чувства настоящей любви. Нужно уметь получить удовольствие, не связывая себя никакими обязательствами. Мы перестаем уважать себя и других, даже близких нам людей.

Меняется наше отношение к труду и творчеству. Все больше людей не любят трудиться. Труд, даже творческий, не приносит радости. Любое усилие неприятно и кажется ненужным.

Жизнь сводится к непрерывной погоне за развлечениями и поискам все новых ощущений, пусть даже мимолетных и никчемных. Однако жизнь, лишенная внутреннего содержания, оказывается ненужной и пустой.

Конечно, не все на земле плохо, есть и хорошее. Есть много людей, которые нашли какую-то опору и сохранили душевное спокойствие. Живут по-человечески, трудятся на благо себе и другим. Но таких все меньше.

Поток грязи, порока, безразличия к добру или злу затопляет нашу планету. При пышном расцвете материальных возможностей мы живем в эпоху моральной дегенерации и потери духовности. Из мира уходят любовь, забота о других, искренность в отношениях, честность, достоинство человека.

Жить становится холодно и одиноко.

Почему? Что случилось с людьми? Можно, конечно, объяснить по-разному, но основная причина очевидна – это потеря веры во все духовное.

Если нет бессмертной души, вообще нет души, а есть только тело, то в чем тогда смысл моей жизни на земле?

В самом деле, ведь если со смертью кончается мое существование, так что больше не будет ничего для меня, ни меня самого, так для чего же тогда что-то планировать, трудиться, стараться создать что-то новое и постоянное? Ради чего приобретать новое знание, воспитывать в себе новые качества, зачем вообще думать о будущем? Пока еще есть время, нужно взять от жизни все, что она может дать – нужно есть, пить, любить, добиться власти и почета и так далее.

Нужно не думать ни о чем трудном и неприятном и уж, конечно, не допускать мыслей о смерти. Так многие и делают.
Индустрия развлечений в небывалом расцвете. Развлечений и отвлечений всякого рода сейчас больше, чем когда-либо раньше. Может быть, во время упадка римской империи было столько же.
Однако счастья, радости, покоя и равновесия это не приносит. Отсюда – алкоголизм, наркомания, изощренный разврат, бессмысленные преступления и самоубийства. А позади этого глубокий инстинктивный страх смерти – не помнить о ней, не думать.

Совсем не думать о смысле жизни все-таки невозможно. Каждый, хоть иногда, задаст сам себе вопрос: Ну, а дальше что? Чем это все кончится?

А. мои дети? В каком мире будут жить наши дети?

В истории народов бывали периоды, похожие на наше время. Пресыщение жизнью и упадком морали, развращенностью и бездуховностью вело к потере жизненной силы и грозило народу гибелью, вырождением или завоеванием менее цивилизованным, но сильным и жизнеспособным врагом. Достаточно почитать Библию или историю Рима, чтобы понять, как или почему гибли великие цивилизации. Причиной была болезнь народа – потеря духовности, за которой следовала неизбежная гибель.

Губили не столько пороки и разврат сами по себе, сколько терпимость и безразличие народа к любому пороку.

Бывало и иначе. Уже на краю пропасти народ находил в себе живые силы и преодолевал болезнь. В мир входило что-то новое. В древности и в средние века пророки и святые призывали людей одуматься и отказаться от порочного образа жизни.

К их призывам прислушивались государственные деятели, вводились законы, сурово каравшие распространителей порока и помогавшие тем, кто выходил на верную дорогу. Находилось достаточно людей, откликавшихся на призывы, и народ восстанавливал подорванные жизненные силы. Ночь снова сменялась днем.

Можем ли мы, люди конца двадцатого века, надеяться, что мы найдем в себе силы преодолеть кризис, который грозит уничтожить европейскую христианскую культуру?

Недавно Солженицын опубликовал свой призыв Жить не по лжи. Все еще живут христианская и другие религии с их вечными, светлыми заповедями. Есть еще немало честных пастырей Церкви, писателей, ученых, которые зовут нас подумать, остановиться и сделать выводы.

Но крупицы истины тонут в массе самых разнообразных и противоречивых мнений и предложений по любому вопросу. Экраны телевизоров, радио, газеты, популярные лекции – о чем говорят и чему учат все эти средства промывания мозгов? Много лжи, много призывов к наслаждению, ко всякого рода удовольствиям, а главное такое количество все новых и новых мнений и открытий, что подумать и разобраться во всем этом нет никакой возможности.

Слово измельчало, и ему придают любой смысл, нередко противоположный истинному.

Все это приводит к тому, что люди привыкают не верить ничему, кроме того, что они могут проверить своими пятью органами чувств. Все меньше людей верят сказкам о бессмертии души и в жизнь души после смерти тела. Современный человек массы верит только осязаемой реальности, только фактам.

Он верит науке или, точнее, тому, что он считает наукой, но он не верит ничему нематериальному, и требования религии для него несущественны и необязательны. Мир для него – это материя, и притом материя неодухотворенная. Сбывается то, что предсказал апостол Павел: Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху ( 2Тим.

4, 3 ). Человечество катится вниз к плохому концу.

Могло казаться, что если не случится чудо и не появится что-либо новое и неопровержимое, которое заставит людей пересмотреть свое материалистическое миропонимание, то и христианство и выросший из него христианский образ жизни скоро навсегда исчезнут с лица земли.

И вот вдруг такое чудо случилось, хотя многие его пока еще и не замечают. Новое, вошедшее в мир, неизбежно затронет каждого из нас. Оно важнее всего другого в нашей жизни. Медицинская наука наглядно показала нам, что после смерти тела наша личность, наше Я не умрет, а будет продолжать существование, хотя и в совершенно новых условиях.

Это существование не будет пассивным, личность будет развиваться или хотя бы изменяться подобно тому, как она это делала во время своей земной жизни.
Этому всегда учило христианство, но многие, с детства воспитанные на материалистических теориях, привыкли не придавать религии большого значения. Материалисты всегда противопоставляли религию и науку. И вот вдруг за последние 15 – 20 лет наука подтверждает то, чему всегда учило христианство.

Новые методы реанимации, то есть возвращения к жизни недавно умерших людей, позволили ученым-медикам приоткрыть завесу над тайной смерти и увидеть немного больше, чем было возможно до сих пор. Оказалось, что смерть тела еще не конец существования личности. Какая-то часть человека назовите ее как хотите – личность, сознание, Я, душа, дело не в названии, покидает умершее тело и продолжает жить в новых условиях.

Исследователи были поражены полученными результатами и сперва встретили их с недоумением, почти с недоверием. Но новые данные были не плодами фантазии, а неоспоримыми фактами, добытыми наукой.

Христианскому учению можно было верить или не верить, христианский образ жизни принять или отбросить и жить, как будет удобнее. С фактами так поступить не удастся. От них можно отворачиваться, но они останутся, и через некоторое время новое знание неизбежно станет достоянием всех.

Изменит ли это что-нибудь? Каждое большое открытие в чем-то меняло образ жизни людей. Использование силы пара, электричества, энергии атома сделало жизнь удобнее, комфортабельнее. Это были крупные открытия в материальной сфере, а теперь сделано новое и большое открытие в сфере жизни духовной.

Произошло это как раз в то время, когда все духовное было унижено, осмеяно и почти забыто, а неверие стало обычным и привычным.
Но вот становится очевидным, что смерть – это не конец существования личности. Моя жизнь на земле – это только часть всей моей жизни, только начало развития моих свойств и меня самого.

Для широких масс современных людей эти открытия настолько неожиданны и огромны, что для понимания и усвоения их значения потребуется время. Вероятно, должны смениться два или три поколения. Но новое знание уже с нами, и оно обязательно охватит весь мир.

На смену мертвому материализму идет иное, более полное и светлое понимание мира и судеб каждого человека.

Раз смерть не конец, то смысл жизни на земле будет восприниматься мной по-иному, независимо от моей воли, даже если я буду стараться не думать об этом. Образ жизни на нашей планете начнет меняться. Люди станут более ответственными, будут с большим вниманием относиться к самим себе и к другим, и это сделает наше существование здесь чище и лучше.

Личность, наше существенное Я продолжает жить и после смерти тела. Понимание этой изначальной истины входит в мир, и чем скорее оно станет достоянием всех людей, тем лучше будет для нас и наших детей и внуков.

СМЕРТИ НЕТ

После смерти тела личность продолжает жить.

В настоящее время медицинская наука пересматривает свое традиционное понимание смерти. Новые данные говорят о том, что смерть не конец жизни личности, а ее переход в другие условия существования. Большинство людей XX века знают о смерти очень мало. Неизвестность пугает, и о смерти стараются не думать, принимая на веру материалистические теории.

Материалистические теории о жизни и смерти. Они устарели и сменяются новым пониманием. Вселенная больше, чем только материя. Кто верит и кто не верит.

Проявление жизни духа. После смерти тела жизнь продолжается.

За последние 15 – 20 лет ученые, изучающие процессы, связанные с умиранием и смертью, сделали много новых открытий, часто совершенно неожиданных и идущих вразрез с нашими привычными взглядами на жизнь и смерть. В настоящее время медицинская наука пересматривает свои старые, традиционные понятия, так как новые данные показывают, что смерть – это не конец существования личности, а ее переход в новые условия бытия.

Большинство людей XX века очень мало знают о смерти, о том, как происходит умирание и что будет после него. О смерти не думают. Это может показаться странным, так как смерть – самое важное событие во всей земной жизни человека, и ничего более определенного и более окончательного ни с кем из нас случиться не может.

Это ясно всем, и все же во время нашей жизни почти все мы живем, что называется, день за днем и о смерти не думаем или, может быть, правильнее сказать, только стараемся не думать, потому что где-то в глубине всегда есть ощущение неизбежного и смутная тревога.

Мысль о смерти трудная и неприятная, вот и стараемся не думать. Мы всегда заняты, день заполнен; нужно подумать о будущем, чего-то добиться, в чем-то успеть, что-то закончить. И вдруг – смерть.

Сразу приходит конец всем нашим планам и надеждам. Это иногда кажется странным, непонятным и даже нелогичным. Как же так?

Я ведь еще не успел сделать то, что было нужно, и вдруг такое?

Мы смерти не знаем и поэтому боимся ее, может быть, сильнее, чем она этого заслуживает. Прежде всего, что пугает нас больше всего? Для многих смерть – это что-то вроде сна без сновидений. Закрыл глаза, заснул, и ничего больше нет.

Тьма. Только сон утром кончится, а смерть – это навсегда. Конечно, жаль и горько потерять все, что мы любим на земле, но это скорее горе, чем страх. Многих больше всего страшит неизвестность, а что с нами будет?

Страшит ощущение, что со мной будет происходить что-то неизвестное, независимое от моего желания, и я ничего не смогу сделать. Вот и стараемся забыть, что смерть неизбежна. Каждому из нас придется перейти через этот рубеж. А мы о самом главном не думаем и к нему не готовимся.

Могут спросить: А о чем думать и к чему готовиться? От нас не зависит. Придет наше время – умрем и все.

Думать не о чем. Многие так и делают.

И все-таки каждому из нас иногда приходят в голову и другие беспокойные мысли: А что если это не так? А что если смерть не конец, и после смерти тела я, неожиданно для самого себя, вдруг окажусь в совершенно новых условиях, сохранив способность видеть, слышать и чувствовать? И самое главное – а что если наше будущее за порогом в какой-то мере зависит от того, как мы прожили наше время и какими мы были, когда перешагнули смертный порог?

Люди верующие обо всем этом уже думали, и, когда придет их время, им, вероятно, все будет понятнее, чем так называемым неверующим. И не только понятнее, но и легче. А ведь перейти через этот рубеж придется всем, и многие встретят то, чего они не ждут и о чем не думают. Если вы попробуете поговорить на эту тему с кем-нибудь из прогрессивных, то скорее всего услышите:

Он лежал без движенья, как будто по тяжкой работе
Руки свои опустив. Голову тихо склоня
Долго стоял я над ним, один, смотря со вниманьем
Мертвому прямо в глаза; были открыты глаза.

Было лицо его мне так знакомо, и было заметно
Что выражалось на нем, – в жизни такого
Мы не видали на этом лице. Не горел вдохновенья
Пламень на нем; не сиял острый ум;

Нет! Какою-то мыслью, глубокой, высокою мыслью
Было объято оно: мнилось мне, что ему
В этот миг предстояло как будто виденье,
Что-то сбывалось над ним…

И спросить мне хотелось, что видишь?

Известно также немало случаев, когда человек, мужчина или женщина, вдруг просыпается ночью и чувствует, что около него стоит его мать, жена или муж, находящиеся в это время очень далеко. А потом выясняется, что этот близкий ему или ей человек умер как раз в тот момент, когда проснувшийся ощутил его присутствие рядом с собой.

Уже давно были свидетельства, что в момент смерти душа умершего может преодолеть любое пространство и посетить своих близких, любимых, живых, которые видят, слышат, а чаще только чувствуют присутствие умершего.

Животные иногда могут воспринимать невидимое присутствие лучше людей. Кошка выгибает спину, ее шерсть поднимается дыбом; собака начинает лаять.

Было много разных наблюдений, говорящих о жизни души; вера в это никогда не покидала людей. А теперь, за последние 15 – 20 лет, верования в продолжение существования после смерти получили и объективное подтверждение. Было сделано много новых открытий.

Современные методы реанимации – возвращения жизни недавно умершим – приподняли завесу и позволили бросить взгляд по ту сторону. Оказалось, что и после смерти тела жизнь продолжается. Многие из врачей и психологов начинали свои наблюдения и размышления, будучи скептиками, не верившими в существование души.

Они встречали новое с недоумением и изумлением, но, видя все новые случаи, в корне меняли свое мировоззрение.

Еще совсем недавно лишь немногие ученые осмеливались высказывать мысли, несогласные с официальной доктриной материализма. Но наука не стоит на месте, люди узнают то, чего раньше не знали. В настоящее время у ученых, изучающих проблему смерти, нет никаких сомнений в продолжении жизни после смерти тела.

Происходит пересмотр основных научных теорий. Отрицается даже сама первичность материи. Подвергается пересмотру и наше понимание сути жизни и смерти.

Мы стоим на грани двух эпох. Эпоха материализма уходит в прошлое. На смену ей приходит совершенно другое миропонимание – вселенная не только материя; а много больше…

Современная наука о смерти – молодая, но быстро прогрессирующая отрасль медицины. Новые данные. Смерть клиническая и смерть органическая.

Попытки оживления умерших в древности. Современные методы реанимации. Доктор Раймонд Муди и его наблюдения.

Недоверие к новым данным и его причины. К. Икскуль. Цитаты из Священного Писания.

Несколько случаев, описанных в духовной и светской литературе.

Есть люди, которые, пройдя всю свою жизнь, от колыбели до могилы, ни разу серьезно не подумали о смерти. Им, как и всем прочим, было, конечно, ясно, что смерть – это конец земной жизни в том виде, как мы ее знаем, но они видели в смерти конец всему, конец существования личности. А это совсем не так.

Тело умирает, но какая-то часть человека продолжает существовать, сохранив способность видеть, слышать, думать и чувствовать.

Раньше, еще не так давно, можно было по-разному думать о смерти, можно было сомневаться в существовании жизни за гробом, можно было верить или не верить, и если последнее, то есть не верить, было приятнее или просто удобнее, то так и делали – не думали и не верили. Однако теперь, в наше время, у человека, не боящегося нового и знакомого с последними достижениями науки о смерти, никаких сомнений больше быть не может, потому что видеть и принимать приходится не теории, а факты.

За последние десятилетия наука сделала много новых открытий. Стало точнее известно, чем является смерть в самой сути своей, как происходит умирание человека, что чувствует умирающий, и наука начала даже приоткрывать завесу над самым главным – что ждет всех нас после смерти. То, что раньше знала и говорила нам Церковь, теперь во многом, можно сказать в основном, подтверждается наукой.

Последние открытия оказались – особенно для так называемых неверующих – совершенно неожиданными, и далеко не все знают о них.

Современная наука о смерти – это молодая отрасль медицины, но прогрессирует она очень быстро. Известные ученые отдают ей свои силы. Наблюдения и исследования ведутся в научно-медицинских институтах и крупных больницах.

Вышел ряд серьезных научных трудов.

Новые горизонты в этой области были открыты наблюдениями, экспериментами, а потом и практикой реанимации, то есть оживлением умерших людей. Сейчас предлагают различать два состояния смерти – смерть клиническую, то, что мы всегда называли смертью, и смерть органическую, когда уже началось структурное изменение тканей. Оживление возможно только в том случае, когда оно начато раньше, чем проявилось необратимое разрушение тканей организма, то есть пока ткани хотя и мертвые, еще сохраняют свою нормальную структуру; после того как ткани начали распадаться, никакая реанимация не поможет (В русских народных сказках о живой и мертвой воде есть много скрытой мудрости.

Если обрызгать мертвой водой мертвое и искалеченное, даже разрубленное на части тело героя, оно не оживет: не станет цельным. Сказка чувствует состояние клинической смерти. Только такому телу сможет вернуть жизнь вода живая.)

В литературе есть описание случаев, когда умерший и уже объявленный мертвым иногда оживал, иногда даже без какой-либо посторонней помощи. Это побуждало людей постараться оживить только что умерших. Самые древние попытки были, конечно, очень примитивны – применяли тепло на живот, пороли крапивой, вдували воздух в легкие мехами, сажали на лошадь в надежде, что тряская езда вернет умершего к жизни. Как и сейчас, с применением электрических шоков, чувствовали, что необходимо сильное раздражение.

Конечно, все эти ранние попытки редко увенчивались успехом. Тем не менее люди не переставали надеяться, что когда-нибудь станет возможным возвращать жизнь умершим. А ученые не только надеялись, но и работали над этой проблемой.

Еще не так давно, если жизненно необходимый орган переставал работать, человек умирал. Например, остановка сердца обозначала смерть, и ничего сделать было нельзя. Однако ученые-медики разработали новые методы оживления: искусственное дыхание, переливание крови, впрыскивание адреналина в сердце, новые фармакологические препараты. Появились сердечно-легочные машины, стало возможным стимулировать остановившееся сердце электрическими токами.

И вот оказалось, что, если состояние смерти продолжалось не слишком долго и еще не произошел необратимый распад тканей организма, можно заставить остановившееся сердце биться снова, неподвижную кровь снова циркулировать и снабжать мозг и другие органы кислородом, глюкозой и другими жизненно необходимыми материалами.

Недавно умершего человека иногда удается оживить. Такие люди, прошедшие через временную смерть, потом рассказывали о своих переживаниях во время пребывания по ту сторону. Они сохраняли способность воспринимать окружающее, могли, например, со стороны смотреть на свое мертвое тело, видеть, как врачи и сестры пытаются вернуть его к жизни, и могли слышать и понимать их разговоры.

Таким образом оказалось, что возвращенный к жизни человек сохранял память о происходившем и позже мог рассказать о том, что он видел и слышал, когда его тело было мертвым.

Личность, или душа, не умирает одновременно с телом, а продолжает независимое существование. Если умершего удается оживить, душа возвращается в тело.

Одним из пионеров этой новой отрасли медицины является доктор Раймонд Муди. В ноябре 1975 года вышла в свет его книга на английском языке Жизнь после жизни с подзаголовком Исследование феномена продолжения жизни после смерти тела, а в 1977 году вышла его вторая книга Размышления о жизни после жизни.

Доктор Муди собрал большой материал – 150 случаев; его книги написаны очень просто и ясно. Он приводит ряд клинических историй болезни с описанием заболевания, характера смерти, применения методов оживления и рассказы своих пациентов.

Доктор Муди пишет, как он впервые заинтересовался этой проблемой. В 1965 году, еще будучи студентом, он был на лекции профессора психиатрии, рассказавшего, что он дважды умирал, но был возвращен к жизни, и описавшего то, что происходило с ним, когда он был мертв. Фантастический рассказ профессора заинтересовал доктора Муди, но личного опыта у него не было, и он не предпринял никаких действий. Однако спустя несколько лет он встретился с другим подобным случаем и был поражен тем, что необразованная старая женщина описала то же самое, о чем говорил профессор психиатрии.

После этого доктор Муди всерьез занялся изучением этого, как он пишет, феномена – продолжения жизни после смерти тела. Он приводит много случаев.

Вот один из них – это рассказ женщины, поступившей в больницу с болезнью сердца. Она лежала на больничной койке. Когда у нее начались сильные боли в груди, она успела надавить кнопку звонка, чтобы вызвать сестер, и они пришли и начали что-то делать с ней.

Ей было неудобно лежать на спине, она повернулась и вдруг перестала дышать и чувствовать удары своего сердца. Услышала крики сестер: Дайте сигнал, дайте сигнал, а сама в это время чувствовала, что она выходит из своего тела и падает вниз, на пол, проходя сквозь защитные перила у края кровати, а потом начала медленно подниматься вверх. Она видела сестер, вбегавших в комнату, и своего доктора и удивлялась: Зачем он тут и что он здесь делает? Она поднялась до самого потолка и остановилась рядом с висячими лампами; она видела их совершенно ясно. Я чувствовала себя как кусочек бумажки, на которую кто-то дунул, подняв ее до потолка.

Она парила под потолком и смотрела вниз. Я смотрела, как они старались оживить меня. Мое тело лежало там, внизу, вытянувшись на кровати. Его было ясно видно, а все они стояли вокруг него.

Я слышала голос одной сестры: О, Господи, она умерла, а в это время другая наклонилась и делала мне искусственное дыхание – губы к губам. Когда она это делала, я смотрела на ее затылок. Я хорошо помню вид ее волос – они были коротко острижены.

И тогда я увидела, как они вкатили туда эту машину и дали токи на мою грудь. Когда они это сделали, я видела, как мое тело просто прыгнуло вверх на кровати, и я слышала, как трещали мои кости; это было ужасно. Когда я видела их там, внизу, бивших мою грудь и растиравших мои руки и ноги, я думала: Зачем они так стараются?

Сейчас мне хорошо.

Второй случай касается девятнадцатилетнего. мужчины, который вез своего друга домой на автомобиле. Он рассказал, что на перекрестке на них налетел другой автомобиль. Я слышал, как трещал бок автомобиля, а затем был один момент, будто я двигался в темноте, в каком-то со всех сторон закрытом пространстве. Все это длилось только одно мгновение, а затем я вдруг – ну как бы парил два метра над дорогой, четыре метра от автомобиля, и я слышал слабеющее эхо от грохота столкновения.

Оно утихало вдали.

Потом он видел людей, которые бежали и толпились вокруг машины, видел своего друга, выходившего из машины и потрясенного, видел в разбитом автомобиле свое собственное тело, залитое кровью и с перекрученными ногами. Смотрел, как люди старались освободить его тело. Он был возвращен к жизни и позже рассказал об этом переживании, Описанные выше явления и само понятие клинической смерти могут иногда вызывать недоверие, После моего доклада мне иногда возражали: Если после клинической смерти человек оживал, значит, это не была смерть.

Как понять такое возражение? Суть ведь не в том, как назвать такое состояние – клиническая смерть или около смерти, как называет его Муди, а в самом существовании этого удивительного феномена, когда какая-то часть человека выходит из своего тела и способна наблюдать тело и все его окружающее со стороны. Уже одно это показывает, что сознательная жизнь может продолжаться вне зависимости от физического тела и даже вовсе без него.

Отрицание этого феномена говорит о нежелании человека понять и допустить его в свое сознание, и он находит словесную формулу значит, это не была смерть, которая избавляет его от необходимости принять то, что нарушает его удобное мировоззрение. Этот механизм подсознательного блокирования хорошо известен психологам.

В медицинской литературе есть Немало сообщений о продолжении жизни после смерти тела. Жизнь вне тела испытал и описал Карл Густав Юнг, один из ведущих психологов-психиатров нашего времени, и ряд других ученых. Некоторые из возвращенных к жизни пробыли в состоянии временной смерти больше часа.

С этим феноменом хорошо знакомы мормоны.

Случаи временной смерти с выходом души из тела и возвращением в него были известны и до трудов современных нам врачей-реаниматоров. Время от времени их описывали, но этим сообщениям обычно не верили, слишком уж странным казалось то, о чем они свидетельствовали. В качестве примера приведем случай К. Икскуля.

Это сообщение было впервые опубликовано архиепископом Никоном в Троицких листках в 1916 году, а позднее перепечатано в журнале Православная жизнь (№ 7, 1976) и в третьем выпуске сборника Надежда под заглавием Невероятное для многих, но истинное происшествие.

К. Икскуль, рассказавший о своем переживании, вскоре после случившегося ушел в монастырь.

Сообщение архиепископа Никона приводится в сокращенном виде.

Он пишет, что раньше К. Икскуль не задумывался, читал священные книги, признавал, что все в них написанное – правда, но чувства веры у него не было, и смерть оставалась для него финалом человеческого бытия. Он много лет был формальным христианином. Ходил в церковь, крестился, но по сути не верил, всерьез всего не принимал.

После многих лет спокойной жизни он заболел воспалением легких. Болел долго и серьезно, но как-то утром вдруг почувствовал себя совсем хорошо. Кашель исчез, температура упала до нормы. К его удивлению, врачи забеспокоились… принесли кислород.

А потом – озноб и полная безучастность к окружающему. Он рассказывает:

Все мое внимание сосредоточилось на самом себе… и как бы раздвоение… появился внутренний человек – главный, у которого полное безразличие к внешнему (к телу) и к тому, что с ним происходит.

Он продолжает: Удивительно было жить, видеть и не понимать ничего, такую чувствовать ко всему отчужденность. Вот доктор задает вопрос, а я слышу, понимаю, но не отвечаю – мне незачем говорить с ним.. И вдруг меня со страшной силой потянуло вниз, в землю… я заметался. Агония, – сказал доктор.

Я все понимал. Не испугался. Вспомнил, что читал, что смерть болезненна, но болей не было. Но мне было тяжко, томно.

Меня тянуло вниз… я чувствовал, что что-то должно отделиться… я сделал усилие освободиться, и вдруг мне стало легко, я почувствовал покой.

Дальнейшее я помню ясно. Я стою в комнате, посредине ее. Справа от меня полукругом стоят врачи и сестры, вокруг кровати.

Я удивился – что они там делают, ведь я не там, я здесь. Я подошел ближе, посмотреть. На кровати лежал я. Увидев его двойника, я не испугался, а был только удивлен – как это возможно?

Я хотел потрогать самого себя – моя рука прошла насквозь, как через пустоту.

Себя стоящего я тоже видел, но ощущать не мог рука проходила через туловище насквозь. И пола я не чувствовал… Дотянуться до других тоже не мог.

Я позвал доктора, но тот не реагировал. Я понял, что я совершенно одинок, и меня охватила паника.

Посмотрев на свое мертвое тело, он подумал, а не умер ли он. Но это было трудно себе представить я был живее, чем прежде, я все чувствовал и сознавал. Кроме того, в жизнь души я не верил, и эта мысль не приходила.

Позже, вспоминая пережитое, Икскуль говорит: Предположение, что, сбросив тело, душа сразу все знает и понимает, неверно. Я явился в этот новый мир таким, каким ушел из старого. Тело – не тюрьма души, а её законное жилище, и поэтому душа является в новый мир в той степени своего развития и зрелости, каких достигла в совместной жизни с телом.

Он видел, как старушка няня перекрестилась: Ну, Царство ему небесное, и вдруг увидел двух ангелов. В одном он почему-то узнал ангела-хранителя, а другого он не знал. Ангелы взяли его за руки и пронесли через стены палаты на улицу.

Затем он описывает подъем, видение безобразных существ (Я сразу понял, что этот вид принимают на себя бесы) и появление света… ярче солнечного. Всюду свет и нет теней. Свет был так ярок, что он не мог ничего видеть. Как во тьме. И вдруг сверху, властно, но без гнева, раздались слова: Не готов, и началось стремительное движение вниз.

Он вернулся к телу. Ангел-хранитель сказал: Ты слышал Божие определение. Войди и готовься.

Оба ангела стали невидимы. Появилось чувство стеснения и холода и глубокая грусть об утраченном. Она всегда со мной. Он потерял сознание и очнулся в палате на койке.

Врачи, наблюдавшие за Икскулем, сообщили, что все клинические признаки смерти (он отсутствовал) были налицо и состояние смерти продолжалось 36 часов.

Доктор Муди и другие ученые описали много подобных случаев. Все они говорят о том, что за порогом не начинается новое существование, а продолжается бывшее прежде. Перерыва в жизни не происходило, и личность начинала жизнь там такой, какой она была в момент перехода. Видимо, жизнь человека на земле – это только начало, только подготовка к тому, что ждет нас всех после смерти тела.

Начатое здесь будет продолжаться там; вероятно, ждут и какая-то ответственность и возмездие за сделанное во время земной жизни. Об этом говорят все великие религии. И, по-видимому, очень важно перейти порог в состоянии беззлобности, умиротворенности и покоя, не унося с собой ни одного темного пятна на своей совести.

Христианство всегда знало это, поэтому и советовало каждому перед смертью исповедаться и причаститься. Состояние личности в момент смерти важнее всей предыдущей жизни человека.

Об этом говорит и евангельское повествование от Луки (23, 32- 33 и39- 43) о разбойниках. Вот оно: Вели с Ним на смерть и двух злодеев. И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону… Один из них злословил Его и говорил: Если ты Христос, спаси Себя и нас. Другой же, напротив, унимал его и говорил: Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же?

И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он ничего худого не сделал. И сказал Иисусу: Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое. И сказал ему Иисус: Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.

Жизнь разбойника была плохой, но раскаяние в последние часы перед смертью обещает хорошее начало будущего существования.

Христианство всегда говорило нам об этом. В Откровении святого Иоанна Богослова сказано: Блаженны мертвые умирающие в Господе… они успокоятся и дела их идут за ними.

Христианство всегда знало и учило, что человек это больше, чем мясо и кости или простое сочетание химических элементов, что кроме тела человек имеет душу и что в момент смерти тела душа не умирает, а исходит из тела и продолжает жить и развиваться в новых условиях.

Вот несколько цитат из Священного Писания. Совершенно определенно говорит о вечной жизни Сам Иисус Христос. Обращаясь к своим ученикам апостолам, Он сказал: Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную.

Это из Евангелия от Иоанна (гл. 6, стих 47). И еще: И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне (от Матфея 10, 28 ).

А вот еще слова Иисуса Христа: Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь (от Иоанна 5,24 ).

И еще: первое свидетельство от Луки (20, 38), второе от Иоанна (12, 50 и 14, 1-2). Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы. Я знаю, что заповедь Его есть жизнь вечная. Да не смущается сердце ваше – то есть не сомневайтесь — в доме Отца Моего обителей много… Ближайших учеников Иисуса Христа называли апостолами – столпами веры. Сначала их было двенадцать, потом еще семьдесят. Они пришли ко Христу в разное время.

Среди Них были и простые люди – рыбаки, были и ученые. Апостол Лука, из числа семидесяти, был врачом. Они прошли за Христом, оставив все и постепенно познавая новое для них, пришли к глубокой вере в единого Бога и вечную жизнь.

После того ни у одного из них никаких сомнений больше не было. Они видели, что Иисус Христос возвращал умерших к жизни, и значит, смерть на земле не всегда окончательна. Они видели Иисуса Христа распятого, умершего на кресте, через три дня восставшего из гроба для жизни вечной и несколько раз являвшегося им в новом теле. Все они посвятили свою жизнь служению Иисусу Христу, подвергаясь преследованиям и мучениям.

Одиннадцать из двенадцати приняли мученическую кончину. Они приняли ее радостно, без колебаний, так как знали, что умирает только тело, а душу убить нельзя, потому что она бессмертна.

Многие апостолы и ученики Иисуса Христа, а потом многие святые и просто ученые-богословы писали, что смерть не конец и что душа живет вечно. Если читать это без предубеждения, то на душе становится светлее, ведь писали люди правдивые, отдавшие свои жизни за то, во что они верили. И описанное ими – это результаты виденного и пережитого, а не плод размышлений; не игра ума, а результаты опыта.

Один из учеников апостола Павла, зная, что его учитель не боится смерти, спросил его об этом. Апостол Павел ответил: Мне и здесь хорошо и там будет хорошо. Говоря о жизни после смерти тела, он сказал: Не видел глаз, не слышало ухо и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его ( 1Кор. 2:9 ).

В том же послании, в главе 15, он поясняет больше: Не всякая плоть такая же плоть… есть тела небесные и тела земные… и как мы носили образ земного, будем носить и образ небесного… ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему – облечься в бессмертие… Смерть! Где твое жало? Эти слова святого апостола Павла говорят о том, как христианство понимает смерть, – при умирании человек меняет свое тленное, временное тело на тело нетленное, вечное.

Для апостолов и многих святых существование души было очевидностью, поэтому они не доказывали, не убеждали, а смотрели на это, как на нечто само собой понятное. Святой Иоанн Богослов написал пророческую книгу Апокалипсис, ее также называют Откровение. В ней много интересного и важного, много предсказаний, частично уже сбывшихся. В первой главе святой Иоанн пишет: Я был в духе в день Господень, а потом описывает то, что ему было показано, когда он был в духе, вне тела.

Он не объясняет, что значит быть в духе, а говорит: Я был в духе, как вы бы сказали: Я был на улице или У моего соседа.

Святой Иоанн был в этом не одинок. Кроме него, о том же свидетельствовали писания многих апостолов и святых. Для них тогда было очевидным, что душа может жить и вне тела и может иногда выходить из тела и возвращаться в него.

И в последующие века в богословской литературе и в Житиях святых было много описаний жизни души.

Святой Августин рассказывает о неверующем враче Геннадии. Геннадий во время сна вышел из тела и беседовал с юношей, но не понял происходившего. Это повторилось несколько раз, но Геннадий продолжал не верить. Тогда юноша спросил его: А свое тело, отдельно от тебя, там, на кровати, ты видишь? – Вижу. – Ведь глаза твоего тела закрыты, а ты видишь и свое тело и меня.

Ты видишь духовными глазами. Знай, что после этой жизни будет другая.

Святой Григорий в Диалоге пишет: Часто на грани смерти душа узнает тех, с кем она будет разделять небесное жилище за аналогичную награду или наказание… К праведным часто являются святые, чтобы успокоить их.

Архиепископ Антоний Женевский пишет о том, что жизнь души за гробом есть естественное продолжение ее жизни на земле. Перейдя в загробный мир, душа чувствует, сознает, воспринимает, рассуждает.

Не только в духовной, но и в светской литературе есть много похожих описаний. В повести Л.Н.Толстого Смерть Ивана Ильича умерший проходит через темную пещеру, видит картины всей своей прошлой жизни и появление яркого света.

Эрнест Хемингуэй описывает случай временной смерти в своем романе Прощай, оружие!. Рассказывает герой романа, но, видимо, описанное случилось с самим автором.

Солдаты сидят в траншее под артиллерийским обстрелом. Мы продолжали есть… я надкусил свой ломоть сыра и глотнул вина… потом послышалось: чух-чух-чух, потом что-то сверкнуло… и рев, все белое, потом все краснее, краснее в стремительном вихре… я попытался вздохнуть, но дыхания не было, и я почувствовал, что весь вырвался из самого себя и лечу, и лечу, подхваченный вихрем. Я вылетел быстро, весь как есть, и я знал, что я мертв и что напрасно думают, будто умираешь и все. Потом я поплыл по воздуху, но вместо того, чтобы подвигаться вперед, скользил назад. Я вдохнул и понял, что я вернулся в себя.

Земля вокруг была разворочена… голова моя тряслась и я вдруг услышал чей-то плач.

Этот солдат был тяжело ранен и пережил временный выход из тела.

А в книге, помеченной 1984 годом, опубликован рассказ Федора Абрамова Материнское сердце.

Крестьянка везет на санях в районную больницу тяжелобольного сына. Ему шесть лет. Он всегда жил в бедности и убогости.

В дороге ему становится хуже. Мать торопится.

Не довезла. Стужа была, мороз. Степа, – говорю, – к району подъезжаем. Можешь ли, говорю, посмотреть-то? А он сам меня просил: Мама, скажи, когда к району подъезжать будем.

Ребенок ведь! Нигде не бывал дальше своей деревни – охота на белый свет посмотреть.

И вот Степанушке у меня голову приподнял: Мама, – говорит, – как светло-то. Какой район-то у нас красивый… Да и все – кончился. Так на руках у матери дух и испустил.

Подобных сообщений очень много. Все больше людей говорят и пишут о жизни души вне тела. Конечно, не все.

Те, кто не хотят верить ни во что духовное, все еще не видят света, входящего в мир.

Начало потусторонней жизни. Выход из тела. Две стадии восприятий. Аутоскопические восприятия.

Жизнь продолжается. Наблюдения со стороны. Попытки контакта с материальным миром. Пространство и время.

Темный туннель. Появление света. Трансцендентальные восприятия.

Свет. Показ прошлого (Первый суд). Встречи с бестелесными существами.

Что видели там. Возвращение в тело.

За последние 15 – 20 лет наше понимание смерти во многом изменилось. О том, что казалось неправдоподобным и невероятным, пишут не только духовные и светские писатели, но и ученые, в том числе и медики. Опубликовано много проверочных исследований.

Мы уже писали о докторе Муди и его наблюдениях. Его заслуга в том, что он объективно подошел к этой проблеме, собрал большой материал, систематизировал его и привлек к нему внимание серьезных научных кругов. Он не был первым, занявшимся этим вопросом. До него над проблемой смерти трудились доктор Е. Кюблет-Росс из Чикаго, еще раньше – Карл Густав Юнг, профессор Войно-Ясенецкий (архиепископ Лука), доктор Георг Ритчи и другие ученые.

Позже много сделал доктор Михаил Сабом.

К 1980 году было известно более 25000 случаев возвращения к жизни недавно умерших. В настоящее время их много больше. Восприятия людей во время пребывания на той стороне записаны, систематизированы и многие из них проверены.

Сейчас ученые предлагают различать две стадии восприятий: аутоскопические – то, что душа видит, слышит и чувствует непосредственно после выхода из тела, когда она находится еще здесь, в нашем мире; и трансцендентальные – восприятия души, уже ушедшей в нездешний мир.

Выше мы привели три рассказа об аутоскопических восприятиях людей, прошедших через временную смерть. Один из них, случай Икскуля, описан более 70 лет назад, то есть еще до того, как началось систематическое научное изучение феномена продолжения жизни после смерти тела.

Приводимые ниже примеры взяты из разных источников, многие из них – из книг доктора М. Муди Жизнь после жизни и профессора М. Сабома Воспоминания о смерти. Оба ученых передают рассказы своих пациентов. Они говорят их словами, сохраняя этим яркость и свежесть описанных переживаний.

Аутоскопические восприятия

Вот несколько сообщений о пережитом. Мой друг передал мне рассказ солдата, раненного во время артиллерийского обстрела. Сперва была короткая потеря сознания, а потом солдат увидел, как санитары укладывают на носилки израненное безжизненное тело. Он хотел помочь санитарам, что-то говорил им, но они не обращали на него внимания, а один из них прошел просто сквозь него.

Он попытался взяться за ручки носилок, но не почувствовал их тяжести, его руки не ощущали контакта. Посмотрев на убитого или, может быть, раненного, солдат с удивлением узнал самого себя.

В сборнике Надежда (вып. 3, 1979) опубликован перевод с французского статьи Жан-Жака Грейфа Жизнь после смерти. В числе описанных случаев есть такой рассказ: Я ничего не понимал.

Я видел свое собственное тело на кровати. Было грустно видеть его таким жалким… Я видел себя плоским, как на фотографии или в зеркале… Вдруг я увидел себя полностью в трех измерениях, на расстоянии двух метров. Мне понадобилось время, чтобы узнать себя.

Остановка дыхания у женщины. Реанимация. Она рассказала: Я видела, как они старались оживить меня.

Все это было очень странно. Я была выше их и будто смотрела на них сверху… Я пыталась говорить с ними, но никто не замечал меня. Доктора и сестры колотили мое тело, пытались делать вливание в кровь… Я, все время стараясь привлечь их внимание, говорила им: Оставьте меня в покое, я хочу остаться одна… Но они меня не слышали.

Тогда я попыталась убрать их руки, чтобы они больше не били меня, но у меня ничего не выходило. Это было, я не знаю как… я видела, что я трогаю их руки, стараясь оттолкнуть их, но они все еще были там же. Я не понимала.

Я не чувствовала давления их рук, может быть, мои руки проходили сквозь них или еще что? (Муди. с. 43 – 44).

Есть много описаний того, как душа мужчины или женщины, выйдя из тела, пытается войти в контакт с врачами или сестрами, старающимися оживить безжизненное тело. Душа женщины, умершей во время остановки сердца, чувствовала себя совершенно реальной и удивлялась безуспешности попыток: Почему они не видят, не отвечают? Может быть, это они нереальны? Как в зеркале?

Иногда душа, парящая над своим телом, может вдруг мгновенно перенестись в другое место. Солдат, тяжело раненный во Вьетнаме, во время операции вышел из тела и наблюдал, как врачи пытались вернуть его к жизни. Я старался остановить их, потому что там, где я был, мне было хорошо. Я был там, а он (доктор) был, но как будто его и не было. Я схватил его, а его не было.

Я вроде прошел просто насквозь через него… А потом я вдруг оказался на поле боя, где я пострадал. Санитары подбирали раненых. Я хотел помочь им, но вдруг оказался снова в операционной… Это будто вы материализируетесь там, а потом снова здесь, будто моргнули глазами…

Другой пациент сказал, что он мог посмотреть близко или вдаль, как в телефотолинзу (Сабом. с. 54 -55).

Таких рассказов много. Испытавшие это говорят не о полете, а о моментальном перемещении – чисто мыслительный процесс и очень приятный. Захотел – и я там.

Почти все пережившие состояние временной смерти говорят о каком-то темном закрытом пространстве, а потом о появлении яркого света.

Я слышал, как доктора объявили меня мертвым, а я в это время как бы плыл в каком-то темном пространстве. Нет таких слов, чтобы это объяснить. Все вокруг было совсем черным, и только далеко, далеко я увидел этот свет. Он был очень ярким, но не очень большим сначала, а чем ближе, тем больше и больше.

Я стремился к этому свету. Страшно не было, а было хорошо. Я – христианин, и я сразу подумал: Этот свет – Христос, ведь Он сказал: Я свет миру.

Я сказал себе – если это смерть, я знаю, что меня ждет (Муди. с. 63).

В других рассказах говорится не о темном пространстве, а о чем-то вроде черного туннеля, в котором движется, летит вышедшая из тела душа. В Священном Писании тоже есть термин Долина смертной тени.

В конце туннеля – свет. Умерший стремится к нему, свет может напоминать собою заход солнца – яркий центр и зарево вокруг.

Видимо, туннель отделяет восприятия этого мира от потустороннего. Свет, это начало потустороннего, волшебной красоты и очарования. В рассказах тех, кто не дошел до встречи со светом, нет никаких описаний трансцендентального мира.

Трансцендентальные восприятия

Те люди, у которых состояние временной смерти продолжалось несколько дольше, рассказывают примерно то же самое, но кроме описанных у них бывают и совершенно другие восприятия.

…Я знал, что я умираю и ничего сделать было нельзя, так как меня никто не слышал… Я не был в моем теле, никаких сомнений быть не могло, потому что я видел мое тело там, на столе в операционной. Моя душа была вне тела. Из-за этого я чувствовал себя очень плохо, но потом пришел этот очень яркий свет.

Сперва он был немного тусклым, а потом, как очень яркий луч. Я чувствовал от него тепло. Свет покрывал все, но не мешал мне видеть операционную, и докторов, и сестер, и все другое.

Сперва я не понимал, что происходит, но потом Он как бы спросил меня, готов ли я умереть. Он говорил, как человек, но никого не было. Голосом говорил Свет.

Теперь я думаю, что голос понял, что я не готов к смерти. Он как бы проверял меня. Но с того момента, когда Свет начал говорить, мне стало очень хорошо; я чувствовал, что я в безопасности и меня любят.

Любовь, шедшая от Света, была невообразимой, неописуемой (Муди. с. 63 – 64).

Многие из переживших состояние временной смерти говорят об этом свете. Им было ясно, что говорил не просто свет, а Кто-то в свете. Обычно они не слышали слов, но понимали их. Какого-либо языка – русского или другого – здесь не было.

Они воспринимали и передавали мысли, и все было так ясно, что ни обмануть, ни утаить что-либо было невозможно. Свет всегда приносил любовь, понимание и покой.

О свете пишут также Озис и Харольдсон. Тем, кто пытался описать этот свет, было трудно найти слова. Свет был иным, чем тот, который мы знаем здесь. Это был не свет, а отсутствие тьмы, полное и совершенное. Этот свет не создавал теней, было просто отсутствие темноты.

Свет не был виден, но он был всюду, вы были в свете (Сабом. с. 66).

Свет понимают по-разному. Люди религиозные считают свет Иисусом Христом; неверующие искали других объяснений или вовсе не думали.

Интересно, что в Тибетской Книге Мертвых тоже пишется про встречу со светом и что, приближаясь к свету, нужно стараться чувствовать к другим только любовь и симпатию.

Существуют и другие восприятия, тесно связанные с умиранием, иногда непосредственно перед смертью, иногда – и в таких случаях ярче – вскоре после смерти. Это – просмотр, иногда связанный с переоценкой того, что произошло за время жизни.

Профессор Войно-Ясенецкий в своей книге Дух, Душа и Тело описывает два известных ему случая.

Адмирал Бофр рассказал, что, когда он тонул, он видел …детство, проказы, время, потраченное зря, прежнее плавание с кораблекрушением; все это в панораме, причем каждый шаг мой являлся предо мною, сопровождаясь сознанием правильности или неправильности его, с точным пониманием его причины и следствия. Многие маленькие приключения моей жизни, на самом деле уже забытые, предстали пред моим духовным взором в полной ясности. От падения в воду до извлечения прошло две минуты.

Значит, была сверхъестественная быстрота течения сознания.

В другом случае говорится об одной даме, упавшей в воду и чуть не утонувшей. С момента прекращения всяких движений ее тела и извлечения ее из воды прошло две минуты, в которые она, по ее словам, пережила еще раз всю свою прошлую жизнь, развернувшуюся перед ее духовным взором со всеми подробностями.

О таком просмотре пишут Ритчи, Муди, Сабом и многие другие. При состоянии близком к смерти, перед глазами человека проходили, как на экране, все главные события его жизни.

Вот выдержки из длинного рассказа пациентки доктора Муди, возвращенной к жизни на земле:

Когда пришел Свет, Он спросил меня: Что ты сделала в своей жизни? Что ты можешь показать Мне? Или что-то в этом роде. И тогда начали появляться эти картины.

Они были очень ясные, трехмерные и в красках. И они двигались. Перед моими глазами прошла вся моя жизнь… я еще маленькая девочка… а потом, как я вышла замуж… мелькнуло перед моими глазами и исчезло… дольше всего стояло перед глазами, когда я приняла Иисуса Христа… это было много лет тому назад.

Она продолжает: В каждом эпизоде, а Свет выбирал их. Он показывал мне самое главное. Он не обвинял, а как бы наставлял меня, что нужно учиться любви и просто учиться, приобретать знания, потому что это непрерывный процесс, и я буду продолжать его после того, как Он во второй раз придет за мной.

Свет сказал, что на этот раз я вернусь назад (Муди. С. 65 – 68).

Вернувшиеся говорили, что этот показ похож на воспоминания, но есть и разница – во-первых, очень быстро, а во-вторых, не последовательно, а все одновременно, в один момент. Вся жизнь – за несколько секунд. Это очень живые картины; они сопровождаются эмоциями, и остается яркая память о них.

Многие рассказывали о встречах с уже умершими родственниками или знакомыми – иногда в земных условиях, а иногда в обстановке нездешнего, небесного мира. Они всегда видели уже умерших и никогда – еще живущих людей.

Женщина, пережившая эпизод временной смерти, слышала доктора, сказавшего ее родным, что она умирает. Выйдя из тела и поднявшись вверх, она увидела под потолком умерших родных и подруг. Она узнала их, а они радовались, встречая ее.

Другая женщина видела своих родственников, которые приветствовали ее и пожимали ей руки. Они были одеты в белое, радовались и были счастливыми… и вдруг повернулись ко мне спиной и стали уходить, а бабушка обернулась через плечо и сказала: Мы увидим тебя позже, не на этот раз. Бабушке, когда она умерла, было 96 лет, а она выглядела… ну, на 40-45, здоровой и счастливой.

Во время сражения рота потеряла убитыми 42 солдата. Один из них, тяжело раненный, видел свое искалеченное тело и беседовал со своими убитыми товарищами. Он их не видел, но они были тут, с ним. Говорили без голосов, но все друг друга понимали.

Печали, сочувствия не было ни у кого. Назад в тело они не хотели, были там счастливы. (Оба последних случая подробнее описаны профессором Сабомом в его книге на стр. 71 и 72).

Большинство, почти все из имевших трансцендентальные восприятия, говорили о встречах с близкими им, но уже почившими людьми.

Иногда недавно умершему дается возможность выбора – остаться в потустороннем мире или вернуться в земную жизнь. Голос Света может спросить: Готов ли ты умереть? Иногда умершим против их желания приказывают вернуться. Душа уже преисполнилась чувством радости, любви и мира, ей там хорошо, но ее время еще не пришло; она слышит голос, какие-то слова или приказ и возвращается в жизнь на земле. Эти возможности и предписания часто принимают символическую форму: ручья, тумана, другого берега и тому подобного.

Таких рассказов много.

Женщина, выйдя из тела, видела протянутые к ней руки уже прежде нее умершего мужа, но дотянуться он не смог, и она снова оказалась в своем теле.

Солдат, тяжело раненный на поле боя, видел свое искалеченное тело и слышал Голос. Он думал, что с ним говорил Иисус Христос. Ему была дана возможность вернуться в земной мир, где он будет калекой, или остаться в мире загробном.

Солдат решил вернуться на землю.

Вот отрывок из рассказа одной пациентки доктора Муди: У меня был сердечный приступ, и я оказалась в черной пустоте. Я знала, что я покинула мое тело и умираю… Я просила Бога помочь мне, и я скоро выскользнула из тьмы и увидела впереди серый туман, а за ним людей. Их фигуры были такие, как на земле, и я видела что-то похожее на дома. Все это было залито золотым светом, очень нежным, не таким грубым, как на земле.

Я испытывала неземную радость и хотела пройти через туман, но вышел мой дядя Карл, умерший много лет тому назад. Он преградил мне дорогу и сказал: Иди назад. Твое дело на земле еще не закончено.

Сейчас иди назад. Против своего желания она вернулась в тело. У нее был маленький сын, которому она была нужна (Муди. с. 75-76).

Есть много сообщений о том, что встретили на той стороне люди, заглянувшие за завесу.

Они описывают ручей, преградивший дорогу, поле, перегороженное изгородью или рядами колючей проволоки; по одной стороне – сухая трава, по другой – чудесное пастбище, лошади, деревья – здесь и там. Описывают встречи с духовными фигурами, нездешнюю природу, дома, города света.

В основном все рассказывают об одном и том же, но детали различны. Иногда люди видят то, что они ожидали увидеть. Христиане видят ангелов, Богоматерь, Иисуса Христа, патриархов.

Индусы видят индусские храмы; неверующие видят фигуры в белом, юношей, иногда ничего не видят, но чувствуют присутствие. Психологи видели в свете облик своего отца или понимали его как коллективное сознание и так далее. Убежденные атеисты тоже видели свет и царство света и не хотели возвращаться назад, к жизни на земле.

Есть много описаний природы, похожей на нашу, земную, но чем-то и отличную от нее: холмистых лугов, яркой зелени такого цвета, какого на земле не бывает, поля, залитого чудесным золотым светом, разделенного забором, за который переходить нельзя. Есть описания цветов, деревьев, птиц, животных, пения, музыки.

Озис и Харольдсон собрали 75 случаев трансцендентальных восприятий с описаниями лугов и садов необычайной красоты, городов, музыки, встреч с другими существами.

Свыше ста случаев приводит Муди и столько же Сабом.

Есть очень много интересных сообщений о личных переживаниях.

Карл Густав Юнг, один из ведущих психиатров нашего времени, в книге Воспоминания, сны и размышления пишет о своих восприятиях вне тела во время сердечного приступа. Он был в пространстве и видел землю – пустыни, моря – с высоты 1000 миль.

Богослов протоиерей С. Булгаков после операции На горле (рак) в 1939 году тоже видел картины нездешнего мира.

В самиздате есть рассказ одного монаха Троице-Сергиевой лавры, возвращенного к жизни из состояния клинической смерти.

Вот выдержки из рассказа женщины, больной раком и вышедшей из тела во время операции. Она видела себя и двух врачей и с великим ужасом смотрела на свое тело. Весь желудок и тонкие кишки были в раковых узлах.

Она стояла и думала: Почему нас двое? Я стою и я лежу. Вдруг она очутилась в воздухе.

Она чувствовала, что летит, что кто-то ее держит и они поднимаются все выше и выше; стало так светло, что она не могла смотреть… Потом она видела толстые деревья с разного цвета листьями, небольшие ДОМИКИ. ЕЙ также показали ад – змеи, гады, невыносимый смрад, бесы, а потом показали рай – там хорошо, но она услышала голос: Спустите ее на землю, – и вернулась в тело. Она не хотела возвращаться.

Бетти Мальц описывает свои переживания в книге Я видела вечность, вышедшей в 1977 году. Она пробыла в состоянии клинической смерти 28 минут. Случилось это в июле 1959 года во время второй операции по поводу аппендикулярного перитонита.

Ей было тогда 27 лет.

Она пишет, что переход был ясным и спокойным. Сразу после смерти тела она оказалась на чудесном зеленом холме. Ее удивило, что, имея три операционные раны, она стоит и ходит свободно, без боли.

Над ней яркое синее небо. Солнца нет, но свет повсюду. Под босыми ногами – трава такого яркого цвета, какого на земле она не видела; каждая травинка, как живая.

Холм был крутой, но ноги двигались легко, без усилия. Яркие цветы, кусты, деревья. Слева от нее – мужская фигура в мантии.

Бетти подумала: Не ангел ли это? Они шли, не разговаривая, но она поняла, что он не был чужим и что он знал ее.

Потом перед ее взором прошла вся ее жизнь. Она увидела свой эгоизм, и ей было стыдно, но она чувствовала вокруг себя заботу и любовь.

Бетти Мальц нашла очень хорошие слова, описывая то, что она испытывала там. Она чувствовала себя молодой, здоровой и счастливой. Я чувствовала, что я имею все, чего когда-либо желала, была всем, чем когда-либо хотела быть, шла туда, где я всегда мечтала быть.

Она и ее спутник подошли к чудесному серебряному дворцу, но башен не было. Музыка, хор; она слышала слово Иисус. Стена из драгоценных камней.

Ворота из слоя жемчуга. Когда ворота на мгновение приоткрылись, она увидела улицу в золотом свете. Она никого не видела в свете, но поняла, что это – Иисус.

Она хотела войти во дворец, но вспомнила отца и вернулась в тело.

Ее отец, убитый горем, все эти 28 минут стоял у ее кровати и был поражен, когда она ожила и отбросила простыню, которой было закрыто ее лицо.

Это переживание привело ее ближе к Богу. Она теперь любит людей и люди – ее.

Не менее интересна книга доктора Георга Ритчи Возвращение из завтра, вышедшая в 1978 году. Он описывает случившееся с ним самим в 1943 году.

Предисловие к его книге написано доктором Раймондом Муди. Его книга, – пишет доктор Муди, один из наиболее фантастических и хорошо документированных отчетов о переживании смерти, известных мне.

Свою собственную книгу доктор Муди посвящает доктору Ритчи и Тому Единственному, которого он называет.

Во вступлении к своей книге доктор Ритчи пишет: Иисус – это не только сила, это невероятная, безусловная любовь. И дальше: Я не имею понятия о том, какой будет следующая жизнь. Я смотрел, можно сказать, только из прихожей, но я видел достаточно, чтобы полностью понять две истины: наше сознание не прекращается с физической смертью, и время, проведенное на земле, и отношения, которые мы выработали к другим людям, много важнее, чем мы можем думать.

В возрасте 20 лет, готовясь поступать в университет, Ритчи заболевает. После длительной и тяжелой болезни он слышит, как врачи объявляют его мертвым. Его душа выходит из тела, некоторое время странствует и наконец оказывается в маленькой комнате, где на больничной кровати лежит закрытое простыней тело. Он не сразу понял, что это его тело и что, значит, он умер.

Он представлял себе смерть как какое-то небытие, а он был жив, видел и думал.

Свет в комнате усилился, он настолько ярок, что физические глаза его не вынесли бы. Ритчи начинает чувствовать присутствие и потом видит Иисуса Христа.

Христос любит его полной и безграничной любовью, и Ритчи испытывает покой, радость и такое удовлетворение, что он хочет остаться в таком состоянии навсегда.

Перед его взором проходят все годы его жизни, здесь было все – в данный момент и в течение времени; он видел знакомых людей, которые двигались и говорили. Время шло очень быстро – вся жизнь за несколько минут. Ритчи воспринял вопрос: Как ты использовал свое время на земле? Вся его жизнь была видна – Христос спрашивал не о фактах, а об их значении – что важного сделал Ритчи за свою жизнь.

Ему было показано, что важны не его личные достижения, а любовь ко Христу и людям.

Потом – полет в сопровождении Христа и несколько видений загробной жизни на земле и в потустороннем мире. Улицы, дома, фабрики, люди и бестелесные существа.

Он видел самоубийц. Они страдают. Они прикованы к жертвам своего акта. Они причинили страдания другим, плачут, просят прощения у тех, перед кем они виноваты, но их не слышат.

Ничего сделать нельзя.

Он видел и другие картины ада – привязанность к земным желаниям, которые там неутолимы. Где лежит твое сердце, там и ты сам.

Потом он видел небесный мир, где процветают наука, искусство, музыка. Библиотека всеобъемлющего знания. Существа по виду такие, как люди, трудятся, не думая о себе.

Они росли в земной жизни и продолжают расти.

Он вернулся в тело против своего желания. Его рассказ встретили с недоверием, но пережитое изменило его жизнь и его самого.

У святых, поднятых в духе на небо (апостолы Иоанн, Петр и другие), тоже есть описания небесного мира и его природы. Они видели луга, цветы, реку; видели птиц и слышали их пение.

Почти все рассказы людей, переживших клиническую смерть, имеют светлый характер. Смерть не страшна, нам ничто не угрожает; смерть рисуется как приятное переживание. Так, однако, бывает не всегда.

В сообщениях доктора Ритчи, Бетти Мальц и других фигурирует и ад. Переживания вне тела у самоубийц, возвращенных к жизни на земле, тоже носили далеко не радостный характер. Мужчина, покончивший с собой после смерти любимой жены, попадает в такие ужасные условия, что не находит слов для их описания.

Возврат в тело происходит моментально, иногда совпадая с применением электрического шока или другим реанимационным приемом.

Часто, после того как пришло понимание наступившей смерти, у умершего появляется чувство горечи и острое желание вернуться в тело. Однако по мере углубления восприятий горечь проходит и, наоборот, появляется желание остаться там. Некоторые даже пытаются сопротивляться возвращению в тело, особенно те, кто уже встретился со Светом. Я хотел всегда оставаться в присутствии Света.

Назад в тело притягивает чувство обязанности по отношению к оставленным, а иногда и желание закончить что-то начатое на земле. Несколько женщин говорили, что ради себя они хотели бы остаться там, но вернулись из-за маленьких детей.

Я не хотела возвращаться, но подумала о своих маленьких детях и муже.

Я был вне тела и понял, что я должен принять решение… Там, на той стороне было очень хорошо, и я вроде хотел остаться. Но я знал и то, что на земле я смогу делать что-то очень хорошее… и я подумал: Да, я должен идти назад и жить, – и я вернулся в тело (Муди. С. 79).

Некоторые считают, что возвращение было результатом их собственного решения. Другие думают, что Бог разрешил им вернуться и жить еще, потому что дело их жизни не было закончено, и что Он удовлетворял их просьбу, если она не была эгоистичной.

Были и такие, которых вернули вопреки их желанию остаться: Еще не время, иди назад.

Попытки сопротивляться не помогали. Какая-то сила тянула назад, часто через черный туннель.

Еще некоторые считают, что против их желания их вернули молитвы или любовь оставляемых ими близких людей.

Возврат в тело иногда происходит моментально. Все восприятия исчезают, и он или она сразу чувствуют себя снова в кровати. Есть рассказы о том, что человек, наблюдавший со стороны за попытками оживления своего тела, в момент применения электрического тока вдруг терял все восприятия и оказывался снова в своем теле.

Некоторые чувствуют, что входят в тело как бы толчком. Сперва бывает неуютно и холодно. Иногда перед возвращением в тело бывает короткая потеря сознания.

Врачи-реаниматоры и другие наблюдатели отмечают, что в момент возвращения к жизни человек часто чихает. О том же говорит народное поверье.

Рассказы людей, прошедших через временную смерть, говорят о совершенно новом; новом для науки, но не для христианства. Многие ученые, в том числе и медики, прошли мимо не думая, но нашлись люди, которые увидели, что раскрывается нечто новое в понимании самой сущности человеческого существования, и постарались дать не только описания, но и поискать доказательства тому, что эти кажущиеся странными явления не фантазия, а существуют на самом деле. Этим проверочным работам посвящена следующая глава.

Доктор Михаил Сабом и его проверочные работы. Несколько свидетельств о продолжении жизни после смерти тела. Сомнения. Необычность описанного. Да, это было, но этого не могло быть.

Часто ли это бывает? Трудность собирания материала. Новым знанием делятся неохотно.

Его влияние на характер и образ жизни.

В предыдущей главе было приведено много свидетельств о жизни души независимо от тела и после смерти тела. Сообщения, сделанные докторами Муди, Сабомом, Кюблер-Росс и другими, очень интересны и важны. Случаи тщательно отобраны.

В большинстве своем – это клинические истории болезни с описанием заболевания, характера смерти, примененных методов оживления и свидетельств людей, возвращенных к жизни.

Рассказы о пережитом на той стороне искренни и схожи, отличаясь друг от друга только в деталях; люди разных уровней образования, разных профессий, национальностей, пола, возраста и так далее говорят об одном и том же. Это поражало всех ученых, занимавшихся этим вопросом. Необразованная женщина видела и переживала тоже самое, что и профессор психологии.

Обычно часть человека, вышедшая из тела, видела свое тело со стороны, часто сверху, видела врачей и сестер, старавшихся оживить его, и все, что происходило вокруг, а немного позже воспринимала и многое другое.

Несмотря на их правдивость и искренность, эти сообщения все еще не были абсолютно доказательны, так как во многом они основывались на рассказах людей, прошедших через временную смерть. Не хватало объективной научной проверки – действительно ли существует этот, как его называют ученые, феномен продолжения жизни после смерти тела.

Следующий шаг сделал доктор Сабом. Он организовал проверочные наблюдения и подтвердил, а по сути доказал, что сообщения о жизни после смерти не выдумка и что личность после смерти тела действительно продолжает существовать, сохраняя способность видеть, слышать, думать и чувствовать. Доктор Михаил Сабом – профессор медицинского факультета в университете Эмори в Соединенных Штатах Америки. Он специалист-кардиолог, член Американского общества кардиологов и имеет большой практический опыт реанимации (оживления).

Его книга на английском языке Воспоминания о смерти с подзаголовком Медицинское исследование вышла в 1981 году. Доктор Сабом подтвердил то, о чем писали другие, но главное в его книге не это. Он провел ряд исследований, сопоставляя рассказы своих пациентов, переживших временную смерть, с тем, что фактически происходило в то время, когда они находились по ту сторону, и что было доступно объективной проверке. Результаты его трудов подтвердили вышеописанные наблюдения других ученых.

После смерти тела жизнь продолжается. Сомневаться в этом могут только те, кто не знаком с последними достижениями медицинской науки, изучающей смерть.

Доктор Сабом пишет, как он пришел к изучению этого вопроса. Он работал в больнице на ночных дежурствах со срочными вызовами к умирающим. В это время его взгляды на смерть было очень простыми. Он пишет: Если бы меня спросили, что я думаю о смерти, я ответил бы, что, когда приходит смерть, человек умирает, и это все.

Он строго отделял науку от религии и видел смысл религии в моральных предписаниях и утешении умирающих. Он был человеком неверующим, признавая только науку, и в своей работе доверял только точным лабораторным и техническим данным. Конечно, иногда наталкивался на что-либо необъяснимое, но тогда считал, что позже наука объяснит и это.

С книгой Муди Жизнь после жизни он познакомился в 1976 году и описанным там случаям сначала не придал особого значения. Книжный рынок тогда, как и теперь, был наводнен самой дикой фантастикой. Книгу Муди легко было принять за интересную выдумку, однако Сабом заинтересовался и начал расспрашивать своих пациентов.

Их рассказы подтвердили описанное Муди, и доктор Сабом был поражен искренностью людей, прошедших через временную смерть, и одинаковостью их переживаний.

Его больные, испытавшие состояние временной смерти, обычно никому до него о пережитом не рассказывали, друг друга не знали, и тем не менее все их рассказы говорили об одном и том же. Так, например, эти люди рассказывали, что, выйдя из тела, они могли свободно перемещаться, куда им угодно, и могли видеть и слышать происходившее в других комнатах и коридорах больницы, на улице и так далее. Они могли делать это в то время, когда их тело лежало бездыханным на операционном столе.

Они могли видеть со стороны свое собственное тело и все, что с ним делали врачи и сестры, старавшиеся вернуть его к жизни.

Доктор Сабом решил проверить эти удивительные сообщения, посмотрев на них со стороны глазами объективного исследователя. Он проверял, совпадают ли рассказы больных с тем, что в это время происходило на самом деле. Действительно ли применялись те медицинские аппараты и методы оживления, которые описывали люди, бывшие в это время мертвыми, действительно ли в других комнатах, отдаленных от той, в которой находился умерший, происходило то, что последний видел и описывал.

Доктор Сабом собрал и опубликовал 166 случаев. Все они проверены им лично. Он сверял рассказы больных с историями болезни, расспрашивал тех людей, которых видели и слышали его пациенты, возвращенные к жизни, опять-таки сверяя показания тех и других.

Так, например, он проверял, действительно ли описанные люди находились в комнате для ожидающих и в какое именно время. Он составлял точные протоколы с учетом места, времени, участников, произнесенных слов и так далее. Для своих наблюдений он отбирал только психически здоровых и уравновешенных людей.

Такая проверка полностью подтвердила существование изучаемого феномена. Подтвердилось, что после смерти тела существование личности продолжается. Какая-то часть человека остается жить, она видит, слышит, думает и чувствует, как и раньше.

В то время когда тело было мертвым, люди видели не только включенные аппараты, но и стрелки их манометров в том положении, которое они принимали в действительности, он детально и точно описывали машины и приборы, которых они раньше не видели и о существовании которых не знали. Они слышали разговоры врачей и сестер; наблюдая сверху, они видели их прически и головные уборы, видели, что происходило за стенами комнаты, в которой лежало их тело, и так далее. Все эти удивительные сообщения получили достоверное подтверждение.

Для иллюстрации приводим несколько примеров из сообщений доктора Сабома.

Тяжелый сердечный приступ с остановкой сердца у 44-летнего мужчины. Для оживления пришлось применить несколько электрических шоков. Умерший наблюдал происходившее с позиции вне своего физического тела и позже смог сделать детальное описание.

Я был как-то отдельно, стоял в стороне. Я не участвовал, а смотрел безучастно, меня это не очень интересовало… Прежде всего впрыснули что-то через резинку, которая там для вливаний… потом они подняли меня и положили на доску. И тогда один из докторов начал бить по моей груди.

Они раньше давали мне кислород – такая резиновая трубочка для носа, а теперь они ее вынули и положили на лицо маску. Она покрывает рот и нос. Она для давления… светло-зеленого цвета… Я помню, как они вкатили столик, на котором было что-то, как лопасти. И на нем был манометр, квадратный, с двумя стрелками.

Одна стояла, а другая двигалась… она двигалась медленно, не прыгала сразу, как на вольтметре или других приборах. Первый раз она дошла до… между третью и половиной шкалы. И они повторили это, и она прошла больше половины, а на третий раз почти три четверти.

Неподвижная стрелка дергалась каждый раз, когда они толкали эту штуку и кто-то возился с ней. И я думаю, они ее починили и она остановилась, а другая двигалась… И были две лопасти с проводами от них; это – как два круглых диска с ручками. Они держали в каждой руке по диску и клали на мою грудь.

На ручке были маленькие кнопки… я видел, как меня дергало… (с. 48).

Персонал, участвовавший в реанимации, подтвердил этот рассказ во всех деталях.

Второй случай: 60-летний рабочий, переживший остановку сердца, рассказал: …умирая, я видел там мое тело и мне было жаль бросать его… я видел все, что делалось… сперва не знал, кто это был, и тогда я посмотрел очень близко и увидел себя и не мог этого понять… как же это? Я смотрел сверху и тихо поднимался все выше.

Потом он описывает, что делали с его безжизненным телом врачи и сестры: Я все понимал… и я видел моих родных в приемном покое госпиталя… совершенно ясно… они стояли там – моя жена, мой старший сын, моя дочь, а также доктор… нет, не было никакой возможности, чтобы я был где-то там, меня в это время оперировали… но я видел их и чертовски хорошо знаю, что я был там… я не знал, что происходит и почему они плакали. А потом я пошел дальше, я попал в другой мир (с. 154).

Доктор Сабом позже расспросил жену и дочь своего пациента. Жена полностью подтвердила рассказ своего мужа. Дочь тоже помнила, что в это время они втроем были в комнате для ожидающих и разговаривали с врачом ее отца.

Такое состояние временной смерти может наступить у человека не только при остановке сердца, но и при других обстоятельствах, например во время хирургической операции. Доктор Сабом приводит один из таких; случаев. Его пациент был в состоянии клинической смерти, под глубоким наркозом, с остановившимся сердцем и, конечно, без сознания. Он был с головой укрыт операционными простынями и физически не мог ничего видеть или слышать.

Позже он описал свои переживания. Он видел в деталях операцию на своем собственном сердце, и его рассказ соответствовал тому, что действительно происходило.

Вот короткие выдержки из его длинного рассказа: Анестезист обезболил эту часть и вставил туда эту штуку (внутривенно). Я, очевидно, заснул, я ничего не помню, как они перевезли меня из этой комнаты в ту, где оперируют. А потом вдруг я увидел, что комната освещена, но не так ярко, как я ожидал. Мое сознание вернулось… но они уже что-то сделали со мной… моя голова и все тело были покрыты простынями… и тогда я вдруг начал видеть то, что делается… я как бы был на пару футов над моей головой, будто был еще одной персоной в комнате… я видел двух докторов, как они зашивали меня… они пилили грудную кость… я мог бы нарисовать вам пилу и вещь, которой они раздвигали ребра… она была завернута вся вокруг и была из хорошей стали, без ржавчины…

Он описывает ход операции: …много инструментов… они (доктора) называли их зажимами… я удивился, я думал, что везде будет много крови, а ее было очень мало… и сердце не такое, как я думал. Оно большое; большое сверху и узкое внизу, как континент Африка. Сверху оно розовое и желтое. Даже жутко.

А одна часть была темнее, чем остальное, вместо того чтобы все было одного цвета… Доктор С. стоял с левой стороны, он отрезал кусочки от моего сердца и вертел их так и этак и долго рассматривал… и у них был большой спор, нужно ли делать обвод или нет. И решили этого не делать… У всех докторов, кроме одного, ботинки были в зеленых чехлах, а этот чудак был в белых ботинках, покрытых кровью… это было странно и, по-моему, антигигиенично… (с. 93 – 96).

Описанный больным ход операции совпадал с записями в операционном журнале, сделанными, конечно, другим стилем.

В истории болезни было отмечено, что восстановить кровообращение было трудно – подтверждение тому, что больной действительно пережил состояние временной смерти.

Очень интересно самое начало этого рассказа, когда больной, сам не размышляя и не стараясь понять, описывает простыми словами два совершенно разных состояния: глубокого наркоза и клинической смерти. В первом случае – потеря сознания, полное ничто; во втором – способность со стороны видеть свое собственное тело и все окружающее, способность видеть, слышать, думать и чувствовать, находясь вне своего тела.

Повторяю его слова: Анестезист обезболил эту часть и вставил туда эту штуку. Я, очевидно, заснул, я ничего не помню, как они перевезли меня из этой комнаты в ту, где они оперируют. Это – действие наркоза.

Многие из нас точно так, но ошибочно, представляют себе и смерть – полное ничто, отсутствие каких-либо восприятий. Однако больной продолжает: А потом я вдруг увидел… мое сознание вернулось… я видел двух докторов, как они зашивали меня, я слышал их разговоры, я мог понимать… я был вне моего тела. Это не наркоз, а продолжение жизни души после смерти тела, в данном случае после временной смерти тела.

Конечно, многие совсем иначе представляют себе смерть. Тем из нас, кто отошли от христианства и о Боге и о душе вообще не вспоминают, тем трудно принять факт, что после смерти тела какая-то часть человека продолжает сознательное существование.

Это относится и ко многим врачам. Возникали сомнения и у ученых, изучавших феномен жизни после жизни.

Конечно, рассказы, вроде приведенных выше, когда вы их слышите в первый раз, могут показаться просто выдумками. Поверить в этой вот так, сразу, трудно, и не только вам или мне. Не сразу поверили и все трое названных нами ученых: Кюблер-Росс, Муди и Сабом.

Все трое – люди далекие от какой-либо фантастики, спокойные и серьезные ученые. Их книги написаны сухим, точным языком, без всяких украшений. Их целью являлось не удивить или развлечь читателя, а объективно проверить новые данные.

Все сомнительное они отбрасывали и выводов по сути не делали, ограничиваясь изложением фактом.

Они долго не знали друг друга и работали отдельно, но результаты наблюдений всех троих оказались идентичными. Все они начали работу, будучи скептиками, верившими науке, а не религии, ожидая, что их исследования, скорее всего, покажут ошибочность и ненаучность верований в загробную жизнь. Но все трое были объективными учеными и, встретив неожиданное, не побоялись признать его и подтвердить своим авторитетом, хотя это могло уронить их в глазах собратьев-ученых, в большинстве своем настроенных скептически.

Все трое стали людьми верующими. Доктор Кюблер-Росс, отвечая на вопрос, сказала, что для нее это не вопрос веры, потому что она совершенно твердо знает, что после этой жизни на земле будет другая.

В начале своих трудов все трое ученых встретились с сомнениями; а не выдумывают ли или хотя бы не приукрашивают те, кто рассказывает о своих фантастических переживаниях? Почему так мало подобных свидетельств? Почему мы начали узнавать об этом только так недавно?

Однако оказалось, что такие случаи совсем не редкость. Доктор Сабом позже начал читать лекции о жизни после смерти и по окончании лекции приглашал желающих выступать. Каждый раз в аудитории из 30-35 человек находились один или двое, сообщавших, что и на их долю выпали подобные переживания.

И все эти переживания, хотя и разнились в деталях, в основном были близки одно к другому у людей разного социального положения, профессии и так далее. У верующих и у неверующих, у простых людей и у ученых – одно и то же.

На вопрос: Почему вы до сих пор никому об этом не рассказывали? – обычно следовал ответ: Я боялся, что мне не поверят, будут высмеивать или сочтут ненормальным.

Обычно люди, заглянувшие за завесу, были склонны скрывать от других то, что они там увидели. Они раскрывались и начинали рассказывать только после того, как убеждались, что здесь не простое любопытство, а серьезная заинтересованность, и чувствовали симпатию спрашивавшего. Зато, встретив внимание и понимание, они были рады облегчить душу и поделиться тем, чего многие не понимали и что их смущало.

Некоторые начинали сомневаться в здравости своего ума и радовались, когда узнавали, что и с другими случалось то же самое, что и с ними.

Были и такие, которые просто не могли освоить происшедшее. Один из них, пытаясь объяснить, сказал: Да, это было, но этого не могло быть.

А второй после своего рассказа добавил: Это открыло мне новый мир… я думал… есть столько такого, что я должен найти и понять.

Многим из рассказывавших было трудно найти слова для описания того, что они пережили. Они говорили: В нашем языке нет таких слов… это другое… это не наш мир трех измерений…

Все трое ученых пишут об искренности тех людей, которые рассказывали о пережитом, и что у них не было сомнений, что все это произошло на самом деле. Многие из тех, кто ближе узнал, что такое смерть, пришли к вере в Бога и изменили свой образ жизни: они стали серьезнее и глубже. Некоторые переменили профессию, некоторые пошли работать в больницы или дома для престарелых, чтобы помогать тем, кто нуждается в помощи.

Один из побывавших там мужчин, закончив свой рассказ, сказал, что, по его мнению, все это было показано ему Богом. Он может объяснить это только так. Теперь он знает, что есть жизнь после смерти, а не просто смерть. Проникнув в этот большой секрет, он потерял страх.

Он думает, что Бог не хотел его смерти, а дал ему взглянуть на эту большую тайну и потом отправил его назад.

Соприкосновение с тем, что лежит за гробом, меняет характер людей в лучшую сторону.

Большая перемена произошла и с самим доктором Сабомом. Он кончает свою научную, во многом статистическую книгу на религиозной ноте. Он пишет, что, встречаясь лицом к лицу со смертью, люди получали что-то от Духа (с большой буквы), что оставалось потом в их жизни. А последняя фраза его книги – это цитата из 1-го Послания апостола Павла к Коринфянам: Теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан.

А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше ( 1Кор. 13,12-13 ).

Новые данные науки о смерти. Их оценка. Что стало яснее и что нет.

У всех ли будет жизнь за гробом? Восприятие за порогом: время и пространство, реальность восприятий, трудность понимания. Функция и материя.

Эмоциональные и ментальные изменения личности. У личности не две жизни, а одна.

В предыдущих главах говорилось о том, что встретили на той стороне люди, прошедшие через временную смерть. Это были описания их наблюдений, часто переданные их собственными словами, без каких-либо выводов и комментариев. Их рассказы правдивы и очень интересны, и им хочется верить; однако тому, кто до сих пор никогда серьезно не думал о том, что ждет его после смерти, трудно вот так сразу принять новые данные. Они противоречат самому духу нашего времени и человеку, живущему материальными интересами, кажутся необычными и неправдоподобными.

Кроме того, собранные факты еще неполны и отрывочны, мы только начали собирать и осваивать их. Многое было непонятно и для самих людей, рассказывавших о своих переживаниях.

Для того чтобы глубже понять суть и смысл того нового, что сейчас меняет наше миропонимание. нужно время, однако возникает несколько вопросов, о которых хочется подумать сейчас и получить хоть какой-то ответ.. Прежде всего – все ли прошедшие через временную смерть имели описанные восприятия или только часть из них. Все ли свидетельствовали о продолжении жизни после смерти тела?

Вопрос этот близко касается каждого из нас. Буду ли я жить после смерти тела, или мое существование может кончиться без следа? Мы знаем, что феномен продолжения жизни после смерти тела существует, но для всех ли?

Ученые-медики не смогли дать ответа на этот вопрос. К 1980 году было собрано свыше 25000 случаев возвращения к жизни недавно умерших. Доктор Кюблер-Росс сообщает, что на ее материале только 10% из опрошенных имели ясные воспоминания о пережитом.

Другие авторы говорят о 25, 40 и больше процентов. Фред Скунмэйкер, глава сердечно-сосудистого отделения больницы в Дэнвере, штат Колорадо, США, собрал данные о 2300 пациентах, находившихся на грани смерти или переживших клиническую смерть. 1400 из них имели вышеописанные восприятия. Доктор Карлис Озис разослал вопросник врачам и сестрам и получил много ответов.

Из 3800 больных, умиравших при полном сознании. более одной трети, находясь на грани смерти, видели разные бестелесные фигуры или, выйдя из тела, имели те или иные восприятия. Доктор Озис отмечает, что верующие имели видения чаще, чем неверующие. Все свидетельствуют, что восприятия были однозначными и совпадали с теми, которые были описаны выше. Пятилетние дети и 75-летние старики видели и чувствовали одно и то же.

Чем дольше они находились вне своего тела, тем ярче и сильнее были их переживания.

Значит, далеко не все люди, бывшие близкими к смерти, свидетельствовали о потусторонней жизни, большинство говорили только о пустоте, о потере сознания.

Означает ли это, что только некоторые из нас, а не все будут иметь потустороннюю жизнь? Объективная наука ответить на этот вопрос еще не может. О потусторонних восприятиях говорят не все.

Однако многие из опрашиваемых не хотели отвечать, скрывались, видимо, опасаясь недоверия и насмешек. Да и сами мы, проснувшись утром, всегда ли помним наши сны? Многие восприятия, особенно беспокойные, памятью не сохраняются.

Христианство дает на этот вопрос совершенно определенный ответ – душа человека бессмертна и будет жить вечно. Говорит, однако, и о том, что качество этой будущей бестелесной жизни будет очень различным у разных людей. Мы приводили выше цитаты из Священного Писания, но еще вернемся позже к этому вопросу.

Почти все мы в той или иной степени смерти боимся. Как это будет? Будем ли мы страдать?

Будет ли боль? Очень ли сильная?

Видимо, на этот вопрос можно ответить определенно. Никто из побывавших за порогом и, значит, перешагнувших через момент умирания боли не упоминал. Боли не было. Никаких физических страданий тоже не было.

Боль и другие симптомы могла приносить с собой болезнь, но они продолжались только до критического момента; ни во время него, ни после их не было. Наоборот приходило чувство покоя, мира и даже счастья.

Самый момент неощутим. Некоторые, недалеко не все, а только немногие говорили о потере сознания на короткое время.

Здесь интересно еще одно. Многие, большинство, некоторое время не знали, что они умерли. Они продолжали видеть, слышать и соображать, как и прежде, но оказывались в новой и странной обстановке – парили под потолком, видели свое тело со стороны и так далее.

И только тогда они начинали подозревать: А не умер ли я? Прихода смерти они перед этим вообще не воспринимали.

И ведь это понятно и совершенно естественно. Личность продолжала жить, смерти личности не было и, значит, никаких ощущений того, чего не было, и быть не могло.

Вот отрывок из одного интервью. Врач спрашивает своего возвращенного к жизни пациента о том, как он умирал: А в какой момент вы потеряли сознание? Пациент с раздражением отвечает: Я никогда не терял сознания. Я все видел и помню.

Продолжая свой рассказ, он говорит: … и я сперва не знал, что это мое тело, над которым они трудились, мне и в голову не приходило, что я мертв… никакой боли… смерти бояться нечего.

Исчезновения, небытия нет, а есть переход из одного состояния в другое, и переход этот безболезнен и сам по себе неощутим. Меняется обстановка, меняется характер восприятий и тогда приходит понимание – я умер.

Радостно знать, что в критическое время не будет ни боли, ни каких-либо неприятных физических ощущений, но сразу возникает следующий вопрос ну а потом? Что будет со мной потом?

Почти все имевшие опыт загробной жизни говорили о мире и покое. Они были окружены любовью и чувствовали себя в безопасности. Можно ли надеяться, что это относится ко всем нам и что никому из нас после смерти тела ничто плохое не угрожает?

Наука ответить на этот вопрос не может; добытые ею данные говорят не о загробной жизни, а только о ее начале, только о первых минутах, редко – часах после перехода.

Большая часть описаний этих первых минут действительно носит светлый характер, но не все. Мы уже упоминали страшные видения ада в сообщениях Ритчи, Бетти Мальц и пациентов Муди и Сабома. Рассказы возвращенных к жизни самоубийц тоже не радостны.

Кроме того, известно, что неприятное часто забывается, а трудные и нежелательные переживания вытесняются из памяти в подсознание.

Об этом пишет доктор Морис Ровлингс в книге За дверью смерти (описание этого случая приводится по книге Тима Лехай Жизнь за гробом). Он был озабочен тем, что сообщения Муди, Кюблер-Росс и других создают ложное впечатление. Не все восприятия перехода приятны.

Он описывает своего пациента, который во время остановки сердца попал в ад. В процессе оживления он несколько раз приходил в себя, но сердце снова останавливалось. Когда он был в нашем мире и обретал дар речи, он все еще видел ад, был в панике и просил врачей продолжать оживление. Это процедуры болезненны, и обычно больные, возвращаясь к земной жизни, просят прекратить их.

Спустя два дня у больного не осталось никаких воспоминаний о происходившем. Он все забыл, он никогда не был в аду и никакого ада не видел.

После перехода личность попадает в другие условия существования. В загробном мире, – пишет доктор Ритчи, – все законы субстанции нарушены. Там можно проходить сквозь стены, не чувствовать прикосновения, перелетать моментально… Видимо, переступив порог, личность вступает в какие-то иные отношения со временем и пространством. Я могла мгновенно переноситься в любое место по моему желанию. Моргнул и вижу, что происходит.

О времени, когда они были за порогом, никто не говорил и, видимо, не думал, будто его и не было. Потом оказывалось, что просмотр всей жизни, длительные видения, встречи и разговоры занимали одну-две минуты земного времени, а может, и вовсе не занимали. О сжатии времени в снах пишет Фрейд и приводит примеры длинных и сложных сновидений, занимавших менее одной минуты земного времени.

Отец семейства видел в ином мире своих умерших шестерых детей. Все они были в том возрасте, когда они были ему наиболее близки. У них там нет возраста.

Время и пространство там иные, чем на земле. Мы не знаем, какие они и существуют ли они, но, по-видимому, они менее абсолютны для бестелесного существа, чем для нас.

В главе третьей описывались встречи с прежде умершими родственниками и знакомыми. Душа, перешедшая в загробный мир, встречает и каким-то образом безошибочно узнает тех, кого она знала на земле. Она встречает только тех, кто был ей близок, и в том возрасте, когда любовь, связывавшая их, была особенно сильной, будто сродственное притягивается друг к другу.

О встрече со Светом, просмотре прошедшей жизни и значении этого будет говориться в 9-й главе этой книги. Все, происходившее за гробом, воспринималось как абсолютно реальное. Все были уверены, что пережитое и описанное ими произошло на самом деле. Я была реальной, а это она (медицинская сестра, делавшая искусственное дыхание) была нереальной. Для них это было бесспорно, даже когда их мозг отказывался принять это: Я не понимаю… Да, это было, хотя этого не могло быть.

Это что-то, что не может существовать, но оно существует.

Да, я знаю, многие не поверят, скажут, что такого быть не может. Но это ничего не изменит, и пусть мне говорят: Не может быть, наука докажет, что этого нет, – я знаю, я там был.

Он вышел из тела и наблюдает за операцией на самом себе. Ему хорошо, операция совсем не нужна. Он пытается остановить доктора, но у него ничего не выходит. Я схватил его за руку, а его не было. Я был реален, а это он был нереален… как в зеркале.

Он, в его мире, чувствует и понимает, что он реален, а доктора там действительно нет.

Женщина-психиатр, прошедшая через временную смерть, сказала: Люди, имевшие эти переживания, знают; те, кто их не имели, должны ждать.

В то время когда тело и вышедшая из него часть человека существовали раздельно, все внешние стимулы воспринимались последней. Тело ничего не чувствовало, и все, что с ним происходило, наблюдалось и описывалось со стороны. Она парит под потолком и наблюдает: Когда они применили шоки, я видела, как мое тело просто прыгнуло вверх… я ничего не чувствовала, никакой боли не было…

Все, что потом сохранилось в памяти, относилось к восприятиям и переживаниям вышедшей части, а не тела. Тело оставалось неподвижным и совершенно безучастным, оно не видело, не слышало, не чувствовало до тех пор, пока вышедшая часть не возвратилась в него; после этого физические глаза начинали снова видеть, уши слышать, а мозг функционировать. Человек становился таким, каким он был до остановки сердца или несчастного случая.

Точно такая же последовательность событий наблюдается и при путешествиях астрального тела у индусских йогов.

Существование перешедших в другой мир было реальностью, но обстановка, в которой они оказывались, особенно при трансцендентальных восприятиях, была настолько необычной, что описать ее было почти невозможно. Они не могли передать и объяснить нам, им самим было трудно. В жизни (на земле) такого нет. В нашем языке нет таких слов. Это другое… это не наш мир трех измерений…

Сообщений о том, какой видела сама себя вышедшая из тела часть человека, очень немного. Они отрывочны и не очень ясны. Видимо, внимание было привлечено другим.

Когда мы впервые попадаем в экзотическую страну, мы тоже рассматриваем не самих себя, а то, что нас окружает.

Во всех рассказах о потусторонних восприятиях есть одна очень интересная сторона. Совершенно определенно говорится о сохранении и даже обострении функций. Зрение и слух яснее, чем раньше, понимание настолько полное, что обмануть или что-либо утаить невозможно.

В то же время описаний анатомической субстанции, формы – почти нет.

Одна из женщин, находясь за порогом, пыталась оттолкнуть руку медсестры, растиравшей ее безжизненное тело. На вопрос, видела ли она свою собственную руку, она ответила: Да, у меня было что-то вроде руки, но когда она стала ненужной, она исчезла. Однако даже такое неопределенное сообщение очень необычно.

Как правило, в рассказах людей, имевших потусторонний опыт, нет никаких упоминаний об их собственной форме или форме их органов, будто последних и вовсе не было.

Таким образом, знакомые нам физиологические функции сохраняются, и существуют они без соответствующего им анатомического субстрата.

Видеть можно, и не имея физического глаза. Слепой от рождения, выйдя из тела, видел все, что делали с его телом врачи и сестры, и позже смог рассказать о происходившем во всех деталях. Доктор Кюблер-Росс описала слепую женщину, которая ясно видела, а потом описала все, что было в комнате, в которой она умерла.

Вернувшись в тело, она снова стала слепой. Видимо, духовное зрение воспринимает оба мира, телесное зрение – только мир материальный.

Безногий солдат мог ходить и чувствовал, что у него были целы обе ноги.

Контакт с другими бестелесными существами осуществляется без участия органов речи и без участия материально существующих клеток мозга, воспринимающих слова или мысли.

Функция может существовать и без материи или, во всяком случае, без известной нам формы материи.

Святой Григорий Палама писал: Во время мистического созерцания человек видит не интеллектом и не телом, а духом; он знает с полной уверенностью, что сверхъестественно воспринимает свет, который превосходит всякий другой свет, но он не знает, каким органом он воспринимает этот свет.

В бестелесном мире чувства зрения и слуха сохраняются. Однако чувство осязания, видимо, исчезал или слабеет. Икскуль рассказывал: …и тело мое есть действительно тело… я видел ясно… но оно стало недоступным для осязания. Отталкивая их руки, я ничего не чувствовала. …Он прошел просто сквозь меня… Я стоял и не мог дотянуться до пола; видимо, воздух там слишком плотен.

Боли в том мире не было вовсе. Упоминаний о каких-либо телесных ощущениях почти нет, но многие в присутствии Света чувствовали тепло.

После перехода происходит какое-то изменение в эмоциональной сфере личности. Она теряет интерес к своему телу и к тому, что с ним происходит. Я выхожу, а тело – пустая оболочка. Он смотрит на операцию на своем сердце как незаинтересованный наблюдатель.

Попытки оживить его умершее тело меня не интересовали. Видимо, с прошлой, с земной жизнью покончено. Вероятно, хорошо, что это так.

Никто не жалел о материальных потерях, но оставалась любовь к родным, забота о покидаемых детях, иногда даже появлялось желание вернуться назад, несмотря на то, что там лучше, чем на земле.

Однако никаких коренных изменений в характере личности не происходит, она остается той же, что и была. Она в другом, в духовном мире, и она увидит и осознает много совершенно для нее нового, но у нее не появилось какое-то высшее знание или понимание.

Есть отдельные свидетельства, которые говорят о таком высшем знании. Все они относятся к тем случаям, когда оживление потребовало много времени и состояние вне тела, продолжалось долго. Вернувшиеся рассказывали о неожиданном просветлении, когда все знание и любая информация были достижимы, все знание – прошедшее, настоящее и будущее было вне времени и легко доступно. Знание тут, вокруг вас, и вы можете брать его.

Такое состояние было мимолетным. После возвращения в тело оставалось ощущение бывшего всеобъемлющего знания, но его содержание исчезало без следа. В памяти не оставалось ничего.

Трудно сказать, насколько серьезно можно принимать эти сообщения. Их очень немного. Описанные ощущения мимолетны и неопределенны.

Конечно, в другом мире личности предстоит познать много нового, но во время перехода и сразу после него она остается такой же, какой была в земной жизни. Она видит и понимает происходящее так же, как и раньше, иногда очень примитивно и наивно. Она может постараться помочь санитарам нести носилки с ее умершим телом.

По ее мнению, ходить в операционной в резиновых ботинках негигиенично.

А в одном из известных мне случаев женщина, пережившая остановку сердца, случившуюся в конце застолья, смотрела сверху на кучу посуды на кухне и огорчалась, что не успела помыть ее.

Предположение, что, сбросив тело, душа сразу же все знает и понимает, неверно. Я явился в этот новый мир таким, каким ушел из старого (Икскуль).

Новое знание и понимание придут не сразу. При переходе личность не меняется. Индивидуальность сохраняется.

У нас не две жизни, а одна; загробная жизнь есть естественное продолжение нашей жизни на земле.

Попытки других объяснений. Материалистическое понимание бессмертия. Разум и мозг.

Есть ли попытки найти для вышеописанных и, на первый взгляд, странных явлений какие-нибудь другие объяснения? Можно ли объяснить их не жизнью личности или души, вышедшей из тела, а как-нибудь иначе?

Есть, а точнее, было множество самых разных теорий. Есть люди, которые ни за что не поверят в какие-либо, даже самые очевидные проявления жизни духа.

Критики начали с того, что объяснили все эти сообщения фантазией, а труды ученых – желанием вызвать сенсацию и заработать. Однако с появлением все новых данных о жизни души эти обвинения пришлось оставить, так как для всех становилось очевидным, что что-то во всех этих сообщениях все-таки есть.

Таким образом, спустя некоторое время наличие самого феномена было признано, но тогда стали искать ему какие-нибудь, но непременно материалистические объяснения.

Известно, что некоторые виды грибов, содержат мескалин – вещество, способное вызывать фантастические видения, иногда похожие на описанные выше. Объясняли этим, не подумав о том, что, вероятно, мало кто из умирающих от острой сердечной недостаточности или во время серьезной хирургической операции ел перед этим ядовитые грибы.

Объясняли накоплением в крови избытка углекислоты (гиперкарбия), но при проверке этого не оказалось.

Объясняли недостатком кислорода в крови – недостатка тоже не оказалось, а во время операции усилиями наркотизаторов в крови больных был скорее избыток, чем недостаток кислорода.

Объясняли действием наркотиков и разных лекарств, хотя большинство лиц, имевших эти странные видения, никаких наркотиков не получали. После приема некоторых наркотиков иногда действительно бывают разные видения, однако они другого типа, чем восприятия души вне тела.

О таком действии наркотиков высказывают интересное мнение. Если мы что-либо видим, то это скорее свидетельствует о существовании этого чего-то, чем о его отсутствии. Если мы не видим предмета простым глазом, но видим его в бинокль, это вовсе не значит, что этот предмет создан биноклем, а на самом деле его нет. Есть способы или средства бинокль, наркотики, – которые усиливают наши способности восприятия, но не создают ничего фактически нового, не существовавшего раньше.

И может быть, приняв какой-либо наркотик, человек способен воспринимать немного больше, чем в нормальном, невозбужденном состоянии.

Видения потустороннего мира объясняли отравлением, действием эндорфина, уремией, нарушением сознания при заболеваниях мозга, печени, почек… Список придуманных объяснений можно продолжать без конца.

Были попытки объяснить все виденное бредовым состоянием, однако все имевшие их свидетельствовали о реальности восприятий, и вряд ли пережитый бред может изменить характер человека и его образ жизни, заставить его переменить профессию и после этого служить людям десятки лет.

Выступили на сцену и ученые-психологи, психиатры, невропатологи. Для объяснения были притянуты: галлюцинации, конфабуляции, deja vu, это были просто сны, деперсонализация, проекция подсознательного в сознание, разные подсознательные реакции, переход в сознание забытых переживаний, сознательные и подсознательные представления о смерти, выраженные в форме зрительных образов, подсознательные фабрикации (картины, рожденные в подсознании и вышедшие наружу в сознании). Объясняли темпоральной эпилепсией и разными другими заболеваниями нервной системы.

Давались любые объяснения, лишь бы не душа, не личность, лишь бы не духовное.

Обсуждать и критиковать все эти объяснения нет смысла. Эти теории не наука, а предвзятые мнения, украшенные и замаскированные научной терминологией; это не поиски истины, а упрямая пропаганда определенных теорий.

Кроме того, для объективной науки все эти объяснения и их критика уже уходят в прошлое. С фактами не спорят, а за последние годы появилось столько новых фактических данных, что оспаривать их стало невозможно. Очень интересны, например, работы института Слоана в Соединенных Штатах Америки.

Состояние жизни вне тела достигалось в лаборатории Боба Монро, а теперь и в ряде других учреждений. Сейчас ученые думают и спорят уже не о наличии факта, а о том, как его использовать для практических целей. Есть сообщения, что уже выработаны и применяются какие-то методы тренировки, позволяющие личности выходить из тела и возвращаться в него по собственному желанию.

В некоторых странах эти работы являются государственной тайной, и достигнутые результаты скрываются от населения.

Суммируя все это, можно сказать, что теперь ученым, серьезно изучавшим эту проблему, ясно, что какая-то внутренняя (нематериальная?) часть человека может выходить из тела и жить вне тела. А работы реаниматоров показали, что при умирании человека происходит именно это.

Однако еще и в настоящее время есть категории ученых, упорно отрицающих или замалчивающих духовную сторону смерти и феномен жизни после смерти тела.

В Советском Союзе еще до недавнего времени материалистическая философия являлась государственной философией. В ряде других стран так это остается и до сих пор. Там это единственно правильное, единственно разрешенное и единственно допустимое мировоззрение.

Оно не имеет ничего общего с наукой. Это – предвзятая теоретическая концепция, не поддержанная никакими объективными данными. Тем не менее в силу политических условий она является обязательной, и ее защищали сотрудники советских научных учреждений, вплоть до самых высоких, включая и Академию наук СССР.

Основной сутью коммунистических систем является их принципиальная антирелигиозность, стремление искоренить религию и особенно веру в бессмертие души. Добиваются этого разными методами. Усилия делаются и на научном фронте.

В 1967 году вышла книга Г. Г. Ершова По этапам развития атеизма в СССР, издание Академии наук СССР.

Небольшая книга, написанная спокойным языком, пытается убедить читателя, что бессмертие личности – одна из церковных выдумок.

Начинает Ершов с попыток дискредитировать христианство. Христианству и другим религиям верят потому, что они обещают бессмертие. А догмат бессмертия выведен теоретически… (то есть фактов автор не видит). Дальше он пишет, что вера в бессмертие вредна: Вера в бессмертие обесценивает жизнь на земле, призывая к покорности, бездействию и отсутствию прогресса.

Значит – портит характер человека. О том, как отражается на характере человека безверие, автор не пишет.

Дальше: Разделение существа человека на две части – смертное тело и бессмертную душу – противоестественно и абсурдно. Сознание человека полностью прекращается со смертью его тела и отдельно от него существовать не может. И: Сознание (душа) каждого отдельного человека смертно, как и его тело…

Автор не приводит никаких данных для поддержки своих категоричных утверждений. Ему все ясно, и думать тут не о чем. С приходом смерти личность уничтожается. Вы и я исчезнем – конец, ничто.

Это то, что обещает человеку материалистическая философия.

Открыто признать это Ершов не решается. Он знает и пишет, что обещанная вечная жизнь… привлекает как высшая ценность и главная цель жизни, и утверждает, что истинное бессмертие существует. Вот его слова: Научная концепция бессмертия является частью коммунистического мировоззрения, а религиозное бессмертие – выдумка.

Дальше он пишет, что в коммунистическом обществе существуют даже два бессмертия – социальное и личное. Кроме этих двух, есть еще и материальное бессмертие. Концепция материального бессмертия видит бессмертие человека в неуничтожимости составляющих его атомов, которые после разложения тела… образуют новые формы материи. Это слова Ершова, но дальше он не идет, понимая, что этот сорт логики мало кого убедит.

Социальное бессмертие, – пишет Ершов, – подлинно нравственно… истинное бессмертие писателя в его сочинениях.

Умершему и исчезнувшему без следа писателю от этого не легче. Понимая это, Ершов пишет и о личном бессмертии: Личное истинное бессмертие – это деятельность человека-творца. Истинное, а не религиозное бессмертие в том, что люди помнят его и после смерти… и что он оказывал влияние на сознание и поведение людей.

Последние слова – это позолота на горькой пилюле; звучат приятно, но с личным бессмертием не имеют ничего общего.

В каждом из нас есть что-то от Духа, и подобные рассуждения вряд ли убедят многих. Ну а если нет, то есть и другие методы убеждения. Ершов приводит выдержки из статьи Ленина Социализм и религия о том, как нужно бороться с религией.

Вера в личное бессмертие имеет классовые корни. Научный, единственно правильный путь преодоления религии состоит в уничтожении той социальной среды, которая порождает религиозные предрассудки.

Из вышесказанного вытекает, что материалистические концепции о душе, о жизни после смертей вообще о жизни духа научного обоснования не имеют и оспаривать их нет смысла.

Сейчас все эти споры уже в прошлом. Книга Ершова была издана задолго до прихода в мир новых фактических данных о судьбе человека после смерти, а с фактами спорить нельзя; их можно, конечно, замалчивать, но только до поры до времени, а время на месте не стоит.

Сейчас, после 70 лет антирелигиозной пропаганды, в России начался процесс духовного возрождения – и религиозного и просто морального возрождения. Таких глубоких и по-человечески честных книг и статей, какие пишутся сегодня в России, не было давно.

Даже на самых верхах правящей советской иерархии не только на словах, но и на практике происходит сдвиг в сторону от мертвой схоластики материализма к нормам человеческих взаимоотношений.

Конечно, в Советском Союзе последние достижения науки о смерти все еще замалчиваются. Их не обсуждают, не упоминают, для широких масс населения все это еще не существует. Это понятно.

К сожалению, та же тенденция господствует и в ведущих демократических странах. Работы Муди, Сабома, Кюблер-Росс и других теперь хорошо известны в научных кругах. С ними, в общем, не спорят, но, как я уже говорил, есть категория ученых (хочется написать ученых), которые игнорируют добытые наукой фактические данные и упрямо не желают принять новое.

В качестве точки опоры они используют и следующую, на первый взгляд, вполне правдоподобную теорию. Все человеческие восприятия, сознание, понимание, вся психика – только в мозгу, и раз нет мозга, то нет и сознания, нет психики.

Мозг и сознание – неразделимы. Это утверждение преподносится как сам собой разумеющийся факт; в действительности, однако, это не факт, а только теория. Для ее подтверждения часто ссылаются на труды великого русского ученого И.П.

Павлова, который якобы доказал, что все психические процессы протекают только в больших полушариях головного мозга. Этого Павлов никогда не утверждал, и был он человеком глубоко верующим.

Теория о неотделимости мозга от психических процессов ставилась учеными под сомнение задолго до опубликования работ врачей-реаниматоров, о которых писалось выше. Ставился, например, вопрос: Если сознание локализуется в мозгу, то где именно? В головном или спинном мозгу? В какой части мозга?

Предположение, что центры сознания лежат в больших полушариях, не подтвердилось. Оказалось, что сознание могло сохраняться и иногда даже не особенно страдать при тяжелых повреждениях полушарий болезнью или травмой.

Защитники непременной локализации сознания в мозгу перенесли его центр в средний мозг (диэнцефалон), но там его тоже не оказалось. Попытки все-таки локализировать где-нибудь центры сознания продолжались, но безуспешно. Приходилось признать, что взаимоотношения между мозгом и сознанием много сложнее, чем казалось сначала.

Теория психологов-материалистов, гласившая, что мозг секретирует (выделяет) мысли так же, как печень секретирует желчь, была, конечно, смехотворной с самого начала. Серьезные ученые пытались все-таки прийти к какому-то пониманию.

Шеррингтон еще в 1930 году писал о двойной сущности человека, о том, что мозг и разум могут быть независимы друг от друга.

Пенфильд сначала, как и некоторые другие ученые, считал, что сознание и высшие центры находятся в мозгу, и потратил много труда, стараясь выяснить их локализацию. Сперва он считал, что их место в диэнцефалоне, но затем, точно разработав топографию мозга, пришел к выводу (1970), что разум не просто производное мозга.

Пенфильд пишет: Энергия разума отличается от энергии мозговых нейронных импульсов. (Mind has energy different to brain neuronal impulses) (Цит. по книге М. Сабома Воспоминания о смерти.).

Откуда такая память и такая быстрота? Передача по нервным клеткам и волокнам требует больше времени.

Говоря простыми словами, это значит, что энергия разума и энергия, на которой работает мозг, разные.

Пенфильд продолжает: Человек может своей волей контролировать кровяное давление, температуру и даже электрокардиограмму, а раз так, то где источник этой воли?

Обсудив за и против, Пенфильд приходит к выводу, что: Теория о двойственной сущности (разделение разума и мозга) выглядит более правдоподобной. (Dualistic theory seems the more reasonable of the two possible expanations) (Там же).

Ведущие ученые уже давно отмечали, что разум не обязательно связан с мозгом, а может существовать независимо от него. Так, например, у младенца с неразвившимся мозгом бывают ощущения и память прошлого. У очень молодого человека с неразвитым мозгом могут быть блестящие математические или музыкальные способности.

Откуда они?

Эти знания и способности не очень точные, но они есть. А когда мозг разовьется, они оформятся и станут точнее.

Давно высказывалось предположение, что, может быть, мозг – физический мозг – это аппарат для управления физическими функциями тела, а разум (Я, Душа) способен чувствовать довольство, счастье, любовь, способен сознавать и так далее.

Еще 10 – 15 лет назад можно было спорить и утверждать, что раз нет мозга, то не может быть и никаких психических явлений: восприятий, сознания, мышления. Сейчас этот вопрос уже решен. Только приняв дуалистическую теорию, можно понять и объяснить, каким образом личность, вышедшая из умершего тела и, значит, не имеющая физического мозга, может воспринимать, чувствовать и мыслить.

При умирании мозг разрушается, а сознание сохраняется и продолжает существовать.

Пенфильд написал свою последнюю книгу Тайна мышления в конце жизни. Обосновав дуалистическую теорию, он пишет: Конечно, разум действует совместно с высшими мозговыми механизмами. Но у разума есть энергия. (True, mind comes into action with the highest brain mechanisms, but the mind has energy).

Последняя фраза его книги: Я должен закончить на этом. (There I must leave it) (Там же).

Все вышесказанное можно суммировать такими словами: мозг – это сложнейший аппарат, но действует он совместно с разумом, у которого есть своя энергия. Конечно, мозг есть инструмент мышления, но сам по себе инструмент играть не может. Дух не есть функция мозга, а мозг есть инструмент духа.

Профессор-хирург, архиепископ и глубокий философ Лука Войно-Ясенецкий в своей книге Дух, Душа и Тело говорит прямее и больше: дух больше мозга, и это не одно и то же. Ум не дух, но лишь выражение, проявление духа. Дух гораздо обширнее ума. Дух выступает за пределы мозга со всех сторон (высказывание Анри Бергсона).

Вера и неверие. Наша мысль консервативнее и ленивее, чем мы думаем. Новое принимается неохотно.

Внутренние и внешние причины неверия. Удобство привычного. Неприятие абстрактного.

Самодовольство безмыслия. Боязнь ответственности. Жизнь чужим умом.

Что такое ученый. Религия и наука. Борьба с религией в тоталитарных и демократических странах. Для познания истины рассуждения недостаточны, нужен опыт.

Христианство о неверии.

В первых главах этой книги говорилось о тех новых данных, добытых медицинской наукой, которые показали, что после смерти тела существование личности продолжается. Факты несомненны, касаются каждого из нас, и касаются очень близко. Тем не менее большинство людей проявляют к этому очень мало интереса.

Если вы попробуете поговорить об этом с кем-либо из ваших знакомых, то скорее всего услышите: Я в такое не верю. Почему? Как это получается, что он заявляет это вот так сразу и притом очень авторитетно?

О том, что нужно купить новое платье, – подумает, о маленькой семейной ссоре или неприятности на службе будет беспокоиться, а подумать о смерти нет ни желания, ни времени. А ведь вопрос не маленький. Будет ли это конец всем его привязанностям, стремлениям и мечтам, конец всему или, наоборот, какая-то решающая перемена, более важная, чем вся его жизнь до этого момента?

И даже еще не это самое главное. Если есть бессмертная душа, значит, есть Бог. А вера, познание того, что мы в этом холодном мире не одни, что есть всемогущий и любящий нас; Господь, который заботится о нас, ведь это опора, и свет, и радость.

Тому, кто наконец увидел и понял, сразу открывается смысл жизни, многое становится яснее и светлее. Вера делает людей лучше и счастливее. Исчезает много ненужных мелких страхов и опасений, которые отравляли существование, приходят мир, покой и любовь – любовь ваша и к вам.

Многим из нас уверовать было трудно. Мы не умели, сомневались, за ежедневной суетой не было времени углубиться в себя. И жили трудно.

И сейчас еще живем трудно, особенно те из нас, для которых такого быть не может.

Делается обидно за таких людей; человек не чувствует, не видит, как слепой проходит мимо сокровища, которое теперь открыто, показано, доступно. Заметь, посмотри и возьми же наконец эту драгоценность, которую тебе дарят и которая сделает тебя лучше и счастливее. Что тебя задерживает, что этому мешает? Сейчас уже не нужно верить, а достаточно не полениться, посмотреть и немного подумать, и понимание – вера – придет неизбежно, а ведь может человек прожить всю жизнь и помереть, так и не узнав, какое сокровище он пропустил.

Почему?

Прежде всего, все новое, радикально новое, такое, которое может заставить нас пересмотреть наше мировоззрение, всегда принимается медленно и с трудом. Новое рождает не только недоверие, но и враждебность. Люди привыкли к чему-то; привычное знакомо и безопасно, и его хранят. Защищаясь от нового, сознание, прежде всего, не пускает его в себя.

Новое не замечают или, заметив, проходят мимо и больше не вспоминают. Очень легко смотреть и не видеть или даже видеть, но не замечать. Это Человеческое свойство хорошо известно.

Когда христианская религия входила в мир, Иисус Христос и апостолы постоянно призывали людей подумать и понять: Имеющий уши да слышит; и все же оставалось много людей, встречавших новое учение с недоверием и враждой.

Человеческое мышление очень консервативно и много ленивее, чем мы обычно считаем. Есть хорошая книга – Искусство мышления, написанная А. Димнэ. Автор полагает, что только один человек из десяти способен на отвлеченное мышление.

Большинство людей живут изо дня в день каждодневными заботами – как быть сытым, как прокормить семью, и тому подобным. Думают еще о развлечениях и, если остается свободное время, думают о том, как убить его. Одним людям некогда думать, другие боятся думать.

И так люди живут до того времени, когда придет смерть и думать будет поздно.

К новому, если оно идет вразрез с общепринятым, относятся с подозрением. Особенно трудно принимается абстрактное. Димнэ пишет, что человеку с не очень высокоразвитым интеллектом бывает трудно осознать что-либо абстрактное, он верит только непосредственным восприятиям своих органов чувств и дальше этого не ищет, забывая, что ими познается далеко не все существующее в природе.

Открытия Коперника и Ньютона показали, что Земля вращается, а не стоит на месте, и что не Солнце ходит вокруг Земли, а Земля – вокруг Солнца. Однако до большинства жителей нашей планеты это знание долго не доходило. Люди, в том числе и ученые-астрономы, видели своими глазами, что Солнце всходило и заходило, двигаясь вокруг Земли, а Земля устойчиво стояла под ногами, а не вертелась.

И сейчас, в наше время, происходит нечто похожее, Ученые-медики и биологи показали и доказали, что жизнь личности продолжается и после смерти тела, но люди, в том числе и врачи, видели, что человек перестал двигаться, дышать, что исчезли все признаки жизни, и делали вывод, что умер весь человек, опять-таки не думая о том, что доступно нашим органам чувств и что нет. Новое часто может показаться странным и неправдоподобным.

Описаны два типа людей, которые особенно невосприимчивы и враждебны ко всему новому. Одни отличаются большой самоуверенностью при малом знании. С серьезной наукой они не знакомы. Я это уже знаю, а знают они только материальное и даже это только поверхностно. Другие боятся думать самостоятельно, они не смеют уходить от хорошо знакомого, каждодневного, материального.

Их психологию хорошо описывает умный еврейский писатель Морис Самюэль в книге Вы, неевреи (You Gentiles).

Думающему человеку, для того чтобы видеть Бога, не нужны ни телескоп, ни микроскоп. Сама жизнь, одним чудом своего существования, полностью заполняет у восприимчивого человека способность удивляться.

Те, для кого существование стало обыденно привычным, или те, кто никогда не падал ниц перед великой тайной существования, ничего не поймут… Человек массы свое вульгарное знакомство с окружающим принимает за понимание. Он ездит в автомобиле, ежедневно пользуется телефоном и воображает, что он мудрее варвара дикаря. В действительности он ниже варвара, потому что в своем бесстыдстве он не видит своей собственной ограниченности.

Безумец, решивший в своем сердце, что Бога больше нет, это тот городской сумасшедший, которого больше ничто не удивляет, а те, кто ничему не удивляются, не знают Бога.

Вот еще несколько цитат, относящихся к тому же самому:

Ограниченному человеку легче жить в привычном. Новое заставляет думать, пересматривать. И вот для нового явления находят слово, которое принимают за объяснение, и на этом мыслительный процесс кончается.

Повторение этого нового слова делает его привычным, и уже никаких вопросов больше не возникает. В этом видна удивительная способность человека уходить от проблемы, не видеть ее.

Это – способность не видеть собственного дефицита. Отсюда – презрение ко всякой духовности и гордость собственной ограниченностью. Неприятие нового – защитный механизм психики – не видеть собственной ограниченности.

Блаженны люди, для которых все просто и ясно. Им незачем утомлять свое поверхностное мышление. Они всегда объясняют новое и необыкновенное только старым и обыкновенным. Для них безусловно авторитетна только наука, причем только привычные научные данные, и они не замечают, как старые теории рушатся, а все не вмещающееся в научные рамки они просто отвергают как суеверие и бабьи сказки.

Новое принимается только тогда, когда к нему привыкли. И лошади перестали шарахаться от автомобилей, когда привыкли.

Рабство мысли, малодушный страх перешагнуть за черту круга, очерченного тем, что считают наукой.

Большие ученые постигли новое, видят свет и огорчены человеческой ограниченностью, которая мешает людям подняться на более высокий уровень существования. А возможность эта, особенно теперь, есть у каждого, кто сумеет отбросить ложное самомнение и не побоится думать своей головой, а не привычными шаблонами. Осознать новое всегда не очень легко, принять же идею бессмертия некоторым людям особенно трудно, так как эта идея неизбежно приведет к мысли об ответственности за все сделанное при жизни на земле.

Для человека плохой жизни такая мысль неприемлема. Чтобы она его не тревожила, он будет отрицать очевидное и будет охотно верить любым научным доводам о невозможности загробной жизни. Легче всего, конечно, просто не думать и жить, как прежде, но счастья это не приносит. Вот как один из христианских философов описывает состояние ума и души такого человека:

Человек порочный не видит Бога и света и начинает утверждать, что их нет. Его рассудок – раб его страстей. Не убеждайте его, ничего не выйдет. Такие люди не хотят видеть истины.

Они тупеют – не могут отличить истины от лжи и верят только тому, что им выгодно, а все высшее они ненавидят и борются с ним. Их знание плоско и мелко. Самые опасные люди, образованные науками, но преданные страстям.

Кончают они помешательством или самоубийством. Солженицын, говоря о таком, употребляет слово образованщина.

Есть очень хорошее определение неверия: Неверие не продукт мышления, а наоборот, ощущение плюс нежелание верить. Английская пословица говорит: Люди верят в то, чего желают.

Некоторые философы-богословы считают, что для ощущения духовного мира человек, кроме естественных пяти органов чувств, должен иметь еще и некое шестое чувство и что некоторые люди полностью лишены этого чувства духовного. Вряд ли это верно. Ощущение духовного, присутствия духовных сил в мире есть у каждого, но, как и всякое другое чувство, без употребления, без упражнения оно может погаснуть.

В современных условиях, при непрерывной суете, многим никогда не приходит в голову мысль, что нужно подумать о духовной стороне жизни.

Отцы Церкви учат, что для того, чтобы воспринять то, что выше материи, нужны знание и опыт. Неверие никогда не бывает результатом знания. Наоборот. Если вы поговорите с кем-либо из убежденных неверующих, то узнаете, что он никогда не читал священных книг, даже Евангелия, ничего не знает об учении Христа и вообще этими легендами не интересуется.

А ведь для того чтобы верить или не верить, нужно все-таки знать, о чем идет речь. Ведь если мы что-то решаем, ничего об этом не зная, то какая цена нашему мнению и нам самим?

Однако одним отвлеченным знанием, одним изучением нельзя освоить истину, особенно истину духовную. Кроме знания, нужен и опыт. Молитва – это опыт познания Бога. Если вы сомневаетесь и хотите проверить, существует ли духовное, нужно обратиться к нему.

Церковь советует начать молиться, даже если вы не верите. Молитва – это обращение к духовным силам, которые выше человека. Просьба помочь.

И вы можете получить ответ.

Есть еще опыт христианской жизни. Один из отцов Церкви советует: Попробуйте жить по заветам Христа, и вы перестанете бояться смерти; ваша жизнь станет полной и счастливой, исчезнет пустота, уйдут неудовлетворенность, неясность и страх будущего.

Не отрываться от природы – тоже путь к Богу. Просто смотреть и замечать чудеса окружающего нас мира, и думать, и пытаться объяснить их.

Галина Заречняк поместила в Русском возрождении статью о Пирогове.

Николай Иванович Пирогов – крупный ученый и отец русской хирургии. Он внимательно изучал природу и жизнь в ней. Вот как он сам изложил свое миропонимание: Все в природе тем и удивительно для нас, что в ней начало или сила жизни приспособила все механические и химические процессы к известным целям бытия… Главная суть вселенной есть проявление творческого плана в веществе, а вещество подвержено изменению.

И дальше: …пытался прежде всего познать, что такое Я …начал усматривать самого себя не только в себе, но и во всей мировой жизни без участия мозговой мякоти… Так мой ум открыл высшее начало сознания и мысли.

Кончает он следующими словами: Мозг отдельного человека служит органом мышления мировой мысли. Нужно признать …существование, кроме мозговой мысли, другой, высшей, мировой.

Уединение тоже может быть опытом. Это то, чего не хватает многим из нас, – уединиться в тишине, остаться со своими мыслями и отдаться их свободному течению. Уединение, уход внутрь самого себя, это лучшее средство для избавления от мелких забот и тревог, и тогда могут прийти другие, более высокие ощущения и мысли.

Поздно вечером, перед сном, можно выйти в поле или в парк, или просто в тихий уголок сада, посмотреть на темное небо с искрами звезд, послушать тишину, побыть одному или вдвоем, но молча; подумать немного и можно почувствовать что-то такое, чего в сутолоке дня не замечал.

Есть еще один фактор, способствующий развитию неверия, – наше чрезмерное доверие к так называемой науке; конечно, не к настоящей, объективной науке, а к некоторым учениям. Для многих слово ученого равнозначно слову науки и принимается на веру. Это неправильно.

Ученые ошибаются так же, как и все остальные, а иногда и больше нас с вами. В наше время быть универсальным ученым невозможно; все современные ученые – специалисты в какой-либо одной области знания. Здесь они на вершине, но в других областях часто знают меньше, чем простой смертный.

Кроме того, поглощенные деталями своей специальности, они бывают склонны терять что-то в ощущении общего.

Универсальные ученые – это почти вымершая порода людей; мудрость и знание – разные вещи.

Несколько слов о том, что такое ученый. Это человек, который объективно и без предвзятых мнений изучает и исследует какой-либо феномен, предмет или явление (материальное или нематериальное) и приходит к выводам, логически вытекающим из результатов изучения. Не все из тех, кого мы, по нашей доверчивости, считаем учеными, отвечают этим требованиям. Далеко не все профессора и академики – ученые.

Совсем не обязательно являются объективными учеными члены разных научных обществ и институтов или люди, получившие звания и награды за научные заслуги.

Очень хорошо пишет об ученых Алексис Каррел в книге на английском языке Человек – это неизвестное.

В конце концов, ученые – это только люди… они охотно верят, что факты, которые не могут быть объяснены теориями настоящего времени, не существуют. В настоящее время (он писал в 1930 – 1935 гг. Прим. авт.) те ученые, которые занимались исключительно физическими, химическими и физико-химическими аспектами физиологических процессов, все еще смотрят на телепатию и другие метафизические феномены как на иллюзию.

Очевидные факты, если они выглядят неортодоксально, не признаются.

Новое большое явление часто труднее всего принять специалистам затронутой области; им трудно признать ошибочность того, во что они твердо верили и чему учили всех остальных. Они могут долго не признавать даже очевидное, задерживая развитие науки.

Можно привести несколько примеров. До XIX века люди не верили, что существуют метеориты, хотя видели их следы на земле, а иногда видели и сами метеориты. Слепо верили тогдашней науке, которая объясняла людям, что камни не могут падать с неба, потому что там камней нет. Насколько логичнее их были древние, объяснявшие метеориты гневом какого-нибудь божества.

Они давали неверные объяснения, но признавали факты; некоторые мыслители нашего времени отрицают и сами факты.

В прошлом ученые-техники высмеивали телефон Эдисона, биологи и врачи высмеивали Пастера, а астрономы – Кеплера и Галилея. Отрицали, высмеивали, замалчивали. И в наше время точно так же сперва отрицали и высмеивали, а теперь стараются замолчать факт существования жизни вне тела.

Каррел заканчивает свои рассуждения о поклонении людей теории следующими словами: Таким образом, нам нужно вернуться к прямым, непосредственным наблюдениям над нами самими во всех аспектах, ничего не отбрасывая и просто описывая то, что мы познаем. Продолжая, он пишет, что все мистические феномены тоже доступны исследованию, хотя и не прямому.

Суть любой науки не столько в теориях, сколько в нахождении новых фактов, в их освоении и в накоплении знаний. Время от времени, когда обнаруживается что-то новое, идущее вразрез с господствовавшими теориями, эти устаревшие теории приходится пересматривать и перестраивать, а иногда и вовсе отбрасывать. Это и происходит сейчас с той частью медицинской науки, которая изучает смерть человеческого организма.

Для прогресса науки нужны и теории, но они имеют только подсобное значение и меняются по мере надобности.

Есть два источника познания – религия и наука. Материалисты, создавая свой научно обоснованный строй, утверждают, что религия и наука противоречат друг другу, и многие люди до сих пор верят им, На самом деле это не так. У религии есть несогласие с некоторыми теориями, но не с объективной наукой и не с полученными наукой фактическими данными.

Противоречий нет, наоборот, религия и наука близки и часто дополняют друг друга.

Доктор Вернер фон Браун, руководитель американской программы по изучению и освоению космоса, пишет: Две наиболее мощные силы в мире религия и наука, определяют и формируют нашу цивилизацию сегодня. Через науку человек старается проникнуть в тайны мироздания, через религию он старается познать Создателя.

Ни одна из этих сил не действует независимо. Я не могу понять ученого, который не признавал бы Высшего Разума во всей системе мироздания, равно как и не мог бы понять богослова, который отрицал бы прогресс науки. Религия и наука являются сестрами. Обе они стремятся к созданию лучшего мира .

Человек также должен научиться понимать, что его жизнь здесь и в потустороннем мире зависит от того, как он будет вести себя духовно, а не научно.

Вот еще две цитаты, взятые из трудов великих людей.

Паскаль: Последний шаг разума заключается в том, чтобы признать существование множества таких вещей, которые выходят за пределы нашего познания, и если разум не приходит к этому познанию, то он весьма слабый разум.

Роберт Майер: Если поверхностные умы щеголяют отрицанием существования чего-нибудь высшего, сверхматериального и сверхчувственно воспринимаемого мира, то такое жалкое признание отдельных умов нельзя ставить в вину науке.

Один из ученых назвал поклонение науке за счет религии современным идолопоклонством.

Наука добывает новые данные двумя путями – наблюдением и опытом, а теперь ученые, главным образом психологи и психиатры, говорят и о третьем пути. Знание, более глубокое понимание и даже открытия могут иногда приходить к человеку из всеобщего мирового сознания, с которым как-то связан разум отдельных людей. Эта концепция уже очень близка к религии; в частности, именно существованием всеобщего сознания объясняют тот хорошо известный факт, что иногда крупные и, казалось бы, неожиданные открытия делались в одно и то же время разными людьми в разных местах земного шара.

Христианство объясняет эти неожиданные открытия Божественным откровением. Новое познается не в результате изучения, а как бы само по себе. Иногда это не новое открытие, а вдруг пришедшее более глубокое понимание чего-то давно известного.

Чаще всего такое приходит человеку, когда он наедине с Богом или природой.

О мистическом просветлении ума знали еще в Древней Греции. Платон верил в разум и его способность познавать истину, но лишь до известной степени. Он считал, что высшее знание можно получить только мистическим восприятием – прозрением или просвещением ума.

Исаак Сирианин учил, что есть видение естественное и видение духовное.

О том же писали Феодор Эдесский – можно познавать умом телесным и умом бестелесным, и Симеон Новый Богослов – есть внешняя мудрость и сокровенная премудрость.

Религия и наука по-разному называют источник этого познания – Бог или всеобщее сознание; это одно и тоже потому что всеобъемлющий разум это – одно из свойств Бога. Астроном и философ Медлер пишет: Истинный ученый не может быть неверующим, так как естественные законы и законы Бога это одно и то же.

В наш материалистический век мало кто читает труды христианских философов, и есть взрослые люди, ни разу в жизни не открывавшие Евангелия. Это – напрасно. В этих книгах не сухая ученость, а глубина чувства, ясность мысли и абсолютная честность. Привлекает и совершенство языка.

Книги Священного Писания – одно из величайших сокровищ мировой литературы. Это признают теперь и советские ученые. Доктор философских наук Геннадий Батыгин пишет: Библия нужна не только миллионам верующих, но и любому культурному человеку.

Потеря веры современным человеком и его уход от христианства неестественны. Способствуют этому ненормальные жизненные условия, в которые поставлен современный, в основном городской житель. Отрыв от природы, муравейник большого города с его суетой и непрерывным потоком все новых впечатлений.

Уединиться и уйти в себя трудно, а без этого более серьезные мысли не приходят. Это, однако, только одна причина, есть и другие. К потере веры и угасанию духовной жизни ведет деятельность определенных кругов, которые хотят заменить на нашей планете заповеди Бога своими собственными законами.

В тоталитарных странах это естественно. Коммунизм и любая тоталитарная власть несовместимы с христианством. Диктатору для полноты власти нужно, чтобы население признавало его наивысшим авторитетом и подчинялось только его законам.

Мы писали об этом подробнее в предыдущей главе.

В так называемом свободном мире методы борьбы с христианством мягче, но не менее упорны. Здесь властителями умов являются некоторые академики и профессора – главным образом разных социальных и гуманитарных факультетов, многие политики, журналисты, ведущие персонажи телевидения, радио и так далее – вся наша прогрессивная и либеральная элита. Их главные усилия направлены на создание у людей определенного умонастроения еще с детства, а затем на удержание его в течение всей жизни.

Основной упор делается на воспитание и обучение молодежи и на обработку умов взрослого населения средствами массовой пропаганды.

Детское обучение ведется так, что все, что может зародить мысли о Боге или о душе, исключается из школьных программ. Публичные молитвы в школах запрещены. Детям со школьной скамьи, а иногда и в детском саду внушают, что верить нужно науке, а не христианскому учению.

О философах и ученых, веривших в Бога и почему веривших, школьнику не скажут. Ньютона представят как ученого, разрешившего религиозные догмы, а его труды о Боге не упомянут. Теорию Дарвина упростят до глупости и преподнесут как опровержение Библии.

И так далее.

Выйдя из школьного возраста, человек подвергается постоянной и непрерывной обработке; почти все доступные ему источники знания и информации бьют в одну точку, внушая теории бездуховного материализма.

В качестве примера можно привести хотя бы Новую Британскую Энциклопедию издания 1986 года.

Это широко известное и почтенное издание. В отделе Макропедия, что значит глубокое изучение, в 16-м томе помещена статья Смерть в двенадцать с половиной страниц (25 столбцов) убористого шрифта.

Статья составлена так, чтобы ни в коем случае не возбудить мыслей о духовной стороне смерти, не говоря уже о бессмертии души. В статье есть все, кроме самого главного. Нет ни слова о том, что же такое смерть и что с нами будет после нее. Вот несколько цитат в переводе на русский: Смерть неизбежно случается со всеми живущими организмами… понимание этого состояния всегда затемнялось тайной и предрассудками… смерть мозга есть необходимое и достаточное условие смерти индивидуума

Статья перечисляет сроки смерти разных тканей после смерти мозга. Есть большая статья о смерти клеток.

У каждой культуры, начиная с Древнего Египта, свое понимание смерти – следует описание разных устаревших верований и обрядов.

Затем идет разбор биологических и социальных проблем в отношении к индивидууму и обществу (человек умер, а общество живет). Человек в энциклопедии – это всегда индивидуум, а не личность.

Упоминание души есть, но главным образом в историческом аспекте. Согласно энциклопедии христианские и другие доктрины описывают душу по разному; существует душа вегетативная, чувствительная, размышляющая. А после 1672 года, в связи с развитием анатомии, душа и тому подобное ушли в прошлое.

И дальше в том же роде. Нет ни одного слова об учении Иисуса Христа и о смерти и жизни души. Его воскресение не оспаривается, а проще этого – не упоминается. Видимо, эпохи христианства в истории человечества не было или, во всяком случае, знать об этом подрастающим поколениям не нужно.

Нет никаких упоминаний о достижениях науки о смерти за последние 15-20 лет. Нет ни одного имени, ни одной цитаты из трудов тех ученых, которые пишут о духовной стороне смерти. Британская энциклопедия духовности мира не признает.

Статья энциклопедии рассчитана на серьезного читателя, но есть изобилие изданий и для менее разборчивых вкусов. Описывают советского космонавта, который сказал, что во время своего полета он внимательно осматривался вокруг себя, но нигде не видел ни Бога, ни ангелов.

Вот еще более курьезный пример: один из побывавших за порогом и возвращенный реаниматорами к жизни на земле видел и описал то же самое, о чем мы писали выше, но потом добавил: Ничего ангельского, то есть никаких там ангелов нет: он не видел ни чертей с хвостами, ни ангелов, играющих на арфах, и пришел к выводу, что вера в жизнь за гробом ошибочна.

Помогают разрушать религию разные комиксы, грязные выдумки про жизнь святых, про Деву Марию, даже про Самого Иисуса Христа. Годится все что угодно, лишь бы поколебать веру.

О том, к чему ведет потеря веры, хорошо пишет А. Крессли-Моррисон: Уважение, жертвенность, сила характера, нравственные устои, воображение не рождаются из отрицания и атеизма – этого удивительного самообмана, заменяющего Бога человеком. Без веры культура исчезает, порядок разрушается и преобладает зло. Это, однако, гуманистов разного толка не останавливает.

Об упрямом нежелании некоторых людей верить хорошо пишет епископ Феофан Затворник в своей книге Мысли на каждый день года.

Люди не верили свидетельству Иоанна Предтечи, не верили словам Самого Иисуса Христа, не верили сотворенным Им чудесам… так и всегда неверы не верят, что им ни говори и как убедительно ни доказывай истину; ничего не могут сказать против, а все не веруют. Сказать бы: ум у них параличом разбит, так ведь о прочих предметах они рассуждают здраво. Только когда о вере зайдет речь, начинают путаться в понятиях и словах. Путаются также, когда выставляют воззрения свои в замену положений веры, от Бога данных.

Тут у них сомнения возводятся в такую опору, что твой крепкий утес. Прослушайте всю их теорию – дитя разберет, что это сеть путинная, а они этого не видят.

Непостижимое ослепление! Упорство неверов можно еще объяснить нехотением верить, но откуда само нехотение? И отчего оно берет в этом случае такую власть, что заставляет человека умного сознательно держаться нелогичного образа мыслей? Тут тьма -уж не от отца ли она тьмы?

Христианство объясняет неверие в Бога и в духовную жизнь нашей греховностью: Таково сердце человеческое, грехом опороченное: имея уши, человек не слышит. Одна из заповедей блаженства, данных Иисусом Христом, говорит: Блаженни чистии сердцем, яко тии Бога узрят.

Было также сказано: Хороший человек чувствует Бога интуитивно, а грех заслоняет Его. Связь с Богом – через сердце, а не через ум.

Материалистические теории счастья людям не принесли. Их темный чад все еще окутывает землю, для многих смерть – это горький и бессмысленный конец их существования; ее боятся, ее стараются не видеть, а если думают о ней, то с ужасом и отвращением.

Не все, было немало и таких, которые сохранили веру в Бога и в бессмертие души. Сейчас все больше людей возвращаются к христианству, слишком уж изменчивы были выводы материалистической науки, утверждавшей сегодня одно, а завтра совершенно противоположное.

Тучи рассеиваются. Мир много больше, чем только материя. Мы не одиноки; в мире существует Разум много выше нашего, и жизнь на земле будет светлее, чище и счастливее.

Христианское учение о жизни после смерти. Архиепископ Антоний Женевский. Профессор и архиепископ Лука Войно-Ясенецкий. Еще два свидетельства.

О смысле жизни и смерти. Две дороги. Возможности души ограниченны.

В предыдущих главах говорилось о последних достижениях медицинской науки, которые подтвердили учение Церкви и заставили ученых пересматривать их устаревшие теории о смерти и судьбе человека после смерти.

Христианство всегда знало и учило, что человек имеет не только тело, но и душу. Душа человека не умирает; когда приходит смерть, она, выйдя из умершего тела, попадает в совершенно новые условия, но продолжает жить сознательной жизнью. При этом дела наши идут за нами – то, что мы сделали во время нашей жизни на земле, будет иметь последствия для нас самих.

Священное Писание говорит о бессмертии души человека совершенно определенно. Мы уже приводили слова Самого Иисуса Христа: Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную (Евангелие от Иоанна 6, 47 ).

Обращаясь к Своим ученикам, Иисус Христос сказал: И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить, а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне. Это из Евангелия от Матфея 10,28 .

И из Евангелия от Иоанна 12 , 50: …Я знаю, что заповедь Его есть жизнь вечная. Итак, что Я говорю, говорю, как сказал Мне Отец. Это тоже слова Иисуса Христа.

Еще не так давно христианскому учению можно было верить или не верить, но теперь не верить в жизнь личности после смерти тела больше нельзя. Религиозные верования подтверждены наукой, не верить в объективные данные невозможно, и каждому придется понять, что характер его земной жизни будет иметь для него какие-то последствия в будущем.

Это новое знание имеет, однако, и свои границы. Мы теперь правильнее понимаем самую сущность смерти и знаем, что нас ждет после нее. Но это знание ограничено во времени.

Известно только то, что произойдет впервые минуты и часы, после того как дыхание остановилось и сердце перестало биться.

А что потом? Ответить на этот вопрос мы не можем. Наука ничего не знает ни о дальнейшей, ни об окончательной судьбе той части человека, которая остается жить после смерти тела. Ответ на этот вопрос дает христианство.

О том, что происходит с душой сразу после ее выхода из умершего тела, пишет архиепископ Антоний Женевский: Итак, умирает христианин. Душа его, очистившаяся в какой-то степени в самом исходе из тела, благодаря только страху смертному, покидает безжизненное тело. Она жива, она бессмертна, она продолжает жить полнотою той жизни, которую она начала на земле, со всеми своими мыслями и чувствами, со всеми добродетелями и пороками, со всеми достоинствами и недостатками.

Жизнь души за гробом есть естественное продолжение и последствие ее жизни на земле. Личность остается неизменной.

Архиепископ Антоний поясняет это такими словами: Если бы смерть изменяла коренным образом состояние души, то это было бы насилием над неприкосновенностью человеческой свободы и уничтожило бы то, что мы называем личностью человека.

После смерти тела душа живет всей полнотой жизни, и значит, личность будет и дальше развиваться в ту или иную сторону. Вот что пишет об этом архиепископ Антоний:

Если умерший христианин был благочестив, молился Богу, надеялся на Него, покорялся Его воле, каялся перед Ним, старался жить по заповедям Его, то душа его после смерти радостно ощутит присутствие Божие, приобщится сразу, в большей или меньшей степени, к жизни божественной, открытой ей… Если же умерший в земной жизни потерял любящего Отца небесного, не искал Его, не молился Ему, святотатствовал, служа греху, то душа его после смерти не найдет Бога, не способна будет ощутить любовь Его. Лишенная божественной жизни, ради которой был создан богоподобный человек, неудовлетворенная душа его начнет тосковать, мучиться в большей или меньшей степени… Ожидание воскресения тела и Страшного Суда будет увеличивать радость благочестивых и скорбь нечестивых.

Об этом же самом, но другими словами пишет архиепископ Лука, он же крупный ученый, хирург, профессор Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий. Он родился в 1871 году, умер в 1961-м. Как ученый, он был хорошо известен в СССР и за границей, а его труд Очерки гнойной хирургии, награжденный Сталинской премией первой степени, был настольной книгой русских хирургов.

Войно-Ясенецкий был рукоположен в епископы в 1923 году. Через 10 дней его арестовали, и потом он провел 12 лет в ссылках и лагерях. Во время войны, когда нужда в хирургах была особенно острой, про него вспомнили и призвали к работе с ранеными.

Он организовывал госпитали, учил врачей, оперировал; блестящий хирург, как и всегда раньше, он совмещал церковное служение с хирургической работой в госпиталях. Иногда перед опасной операцией он совершал короткую службу в операционной.

Глубокий мыслитель и специалист в области физических болезней человека, он бросил свой пытливый взгляд и на загробную жизнь души. Он написал небольшую книгу с очень глубоким содержанием Дух, Душа и Тело. Он пишет: Между телом и духом существует постоянная связь и взаимодействие.

Все то, что происходит в душе человека в течение его жизни, имеет значение и необходимо только потому, что вся жизнь нашего тела и души, все мысли, чувства, волевые акты (…) теснейшим образом связаны с жизнью духа. В нем отпечатлеваются, его формируют и в нем сохраняются все акты души и тела. Под их формирующим влиянием развивается жизнь духа и его направленность в сторону добра или зла.

Жизнь мозга и сердца и необходимая для них совокупная, чудно скоординированная жизнь всех органов тела нужны только для формирования духа и прекращаются, когда его формирование закончено или вполне определилось его направление.

Эти слова архиепископа Луки говорят о самом главном – что дает человеку жизнь на земле.

Жизнь всех органов тела нужна только для формирования духа и прекращается, когда его формирование закончено или вполне определилось его направление.

Точно так же не понимает жизнь духа и тела Икскуль, о котором мы писали выше. Он не был ни архиепископом, ни философом, он был простым трезвомыслящим человеком. Знание свое он получил не из книг, а из личного опыта, пережив состояние временной смерти.

После возвращения к жизни на земле он сказал: Душа… есть дух, но дух, созданный для жизни с телом… тело есть законное, предоставленное ей жилище, и поэтому она является в новый мир в той степени своего развития и зрелости, каких достигла в совместной жизни с телом, в положенной ей нормальной форме бытия. Конечно, если человек был при жизни духовно развит, духовно настроен, его душе многое будет более сродни и оттого понятнее в этом новом мире, чем душе того, кто жил, никогда не думая о нем…

Святой новомученик Герман пишет о том же: Когда человек полностью и совершенно становится на путь вечной правды или, наоборот, полностью отворачивается от нее, он больше не живет и должен умереть. Он прошел через все, что может ему дать эта жизнь, и он созрел для будущего.

Если здесь на минуту остановиться и подумать, то станет ясно, что это дает ответ на вопрос о смысле жизни и о цели, к которой мы должны были бы стремиться, живя за земле. Это тот ответ, которого многие и простые люди и философы искали и не находили. Не зря один из отцов Церкви, говоря о философах, строивших разные сложные теории, назвал их жалкие умники.

Архиепископ Лука, сказав о смысле нашей жизни на земле, продолжает, говоря, что в бессмертной душе человеческой после смерти тела продолжается вечная жизнь и бесконечное развитие в направлении добра и зла.

Самое страшное в этих словах архиепископа то, что в момент смерти тела уже определилось все дальнейшее развитие души в направлении к добру или злу. В загробном мире перед душой две дороги к свету или от него, и душа после смерти тела уже не может выбирать дорогу. Дорога предопределена жизнью человека на земле.

Двум разным дорогам соответствуют и два разных состояния души после смерти тела. Вот как это поясняет архиепископ Лука: Вечное блаженство праведников и вечную муку грешников надо понимать так, что бессмертный дух первых, просветленный и могущественно усиленный после освобождения от тела, получает возможность беспредельного развития в направлении добра и Божественной любви, в постоянном общении с Богом и всеми бесплотными силами. А мрачный дух злодеев и богоборцев в постоянном общении с диаволом и ангелами его будет вечно мучиться своим отчуждением от Бога, святость которого познает наконец, и той невыносимой отравой, которую таят в себе зло и ненависть, беспредельно возрастающие в непрестанном общении с центром и источником зла – сатаной,

В вечном мучении тяжких грешников нельзя, конечно, винить Бога и представлять Его бесконечно мстительным, карающим вечной мукой за грехи кратковременной жизни. Всякий человек получает и имеет дыхание Духа Святого. Никто не рождается от духа сатаны.

Но как черные тучи затемняют и поглощают свет, так злые акты ума, воли и чувства, при постоянном их повторении и преобладании, постоянно затемняют свет Христов в душе злого человека, и его сознание все более и более определяется воздействием духа диавола.

Кто возлюбил зло, а недобро, тот сам уготовал себе вечные мучения в жизни вечной.

Архиепископ Антоний говорит то же самое и напоминает, что возможности души после смерти тела ограниченны. Вот его слова: Продолжая жить после смерти тела, душа всем своим существом располагает полнотою личности и самосознания. Она чувствует, сознает, воспринимает, рассуждает… Однако не будем забывать того, что душа вне тела – неполный человек, почему не все, возможное людям, возможно их душам. Несмотря на то, что души после смерти тела обладают полнотою личности и совершают все психические функции, возможности их ограниченны.

Так, например, человек, живя на земле, может покаяться и более или менее изменить сам свою жизнь, от греха вернуться к Богу. Душа же сама не может, хотя бы и хотела, коренным образом измениться и начать новую жизнь, которая совершенно отличалась бы от ее жизни на земле, приобрести то, чего она не имела, будучи человеком.

В таком именно смысле надо понимать слова о том, что за гробом нет покаяния. Душа живет там и развивается в том направлении, которое начала на земле .

Архиепископ Антоний все же оставляет надежду душе даже и нераскаянного грешника, добавляя, что для ее изменения необходима помощь извне. Однако сама по себе темная душа грешника, оставшаяся темной и после смерти тела, измениться уже не может.

Это же говорит и Сам Господь Иисус Христос: Отец Мой – виноградарь. Всякую… ветвь, не приносящую плода. Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода.

Это из Евангелия от Иоанна (15,1-2).

Для человека, осознавшего, что его жизнь на земле – это только часть его жизни и что за гробом он будет продолжать развитие, начатое здесь, все его временное существование приобретает особый смысл.

Все самое главное из того, что есть в этой главе, хорошо сказано словами одного христианского философа: Земная жизнь коротка и исчезает совершенно пред бесконечной вечностью; но последняя всецело зависит от первой. Залог истинной жизни должен получить свое начало здесь, в месте смерти.

Ибо приидет Сын Человеческий… и тогда воздаст каждому по делам его (Мат.16:27).

Стать на правильную дорогу, покаяться в своих грехах и получить прощение никогда не поздно. К этому призывает и евангельское повествование о разбойнике, распятом на кресте рядом с Иисусом Христом. Искреннее раскаяние перед самой смертью принесло ему прощение грехов и вечную жизнь с Христом.

Самые последние минуты нашей жизни могут оказаться и самыми важными.

О admin

x

Check Also

Применение молитв против внутренней тревоги, страха, беспокойства и волнения

Молитвы от страха, тревоги и панических атак Каждый человек испытывает чувство тревоги. Одни стараются забыться: ...

Религия консерваторов или подлинное богопознание?

Религия консерваторов или подлинное богопознание? В этот вечер мне бы хотелось предаться главному делу своей ...

Религия и наука

Религия и наука Каково отношение между религией и наукой? Согласимы ли они между собой? Может ...

Как правильно завязать красную нить на запястье: 7 молитв на каждый узелок

Как правильно завязать красную нить на запястье: 7 молитв на каждый узелок Многие культуры и ...