Главная » Православный ликбез » Страсть тщеславия и борьба с ней

Страсть тщеславия и борьба с ней

Страсть тщеславия и борьба с ней

прот. Сергий Филимонов

Из проповедей протоиерея Сергия Филимонова: страсть тщеславия и борьба с ней

Описание страсти тщеславия и ее проявлений

По определению святых отцов тщеславие – это славолюбие, стремление быть известным. Страсти тщеславия и гордости очень близки друг к другу, но есть между ними и различие. Что же такое тщеславие?

Как распознать его в себе? Как с ним бороться?

Господу дороги все люди, ни один не лучше всех иных в Его очах

Что нам говорит по этому поводу Господь? Вспомним слова Священного Писания: Всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится ( Лк. 14:11 ). Господь ненавидит, когда человек превозносится над другими людьми, потому что мы все созданы пред Богом равными, Он нас любит в равной степени.

Разумеется, есть избранные сосуды Божии, которые являются орудиями Господними в этом мире. Но когда человек думает, что Господь любит его больше других, он тем самым погрешает против Него, потому что Господь милостив к каждому человеку. Все дороги Ему, и самого последнего, как мы считаем, грешника или богоотступника Он так же любит, как человека праведного, а может быть даже больше.

Вспомним притчу о ста овцах, когда девяносто девять оставались рядом с пастырем, а одна потерялась. Девяносто девять овец пастырь оставил, а одну заблудшую овечку пошел искать! Так она была ему дорога.

И когда обрел потерянную, он ее обнимал, и целовал, и на плечики себе поднял. Это случается нередко и в нашем земном мире. Часто бывает, что когда в семье трое-четверо детей, больной гораздо более любим, чем здоровые, и мать с отцом дарят ему больше любви и сострадания.

Мера Божией любви нам непонятна. Мы не знаем, как Господь подходит к тому или иному человеку. Но должны понимать, что Господь нас всех любит и приемлет в равной степени.

Когда же мы начинаем превозноситься, то тем самым оскорбляем величие Божие.

Помните сыновей Зеведеевых? Они хотели сесть по правую и левую руку от Господа нашего Иисуса Христа и просили Его о том: Они сказали Ему: дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую в славе Твоей. Но Иисус сказал им: не знаете, чего просите.

Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь? Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься; а дать сесть у Меня по правую сторону и по левую – не от Меня [зависит], но кому уготовано. И, услышав, десять начали негодовать на Иакова и Иоанна.

Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будем вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих ( Мф.

27, 37–45 ). Слава Христова приходит через страдание, через смирение, через терпение, через самопожертвование, через самоуничижение.

И вы должны, дорогие мои, понимать, что не дано нам – никому из нас – сесть ни по правую, ни по левую руку от Господа. А вот чашу, которую Он пил, и нам всем, если мы христиане, придется пить и проходить в своей земной жизни все, что проходил Господь наш Иисус Христос. Без этого невозможно понять Его страдание, без этого невозможно очистить свою душу и уневестить ее Небесному Жениху, невозможно стяжать Царствие Небесное.

Тщеславие паразитирует на добродетелях

Страсть тщеславия очень страшна, потому что она как гниль, как ржа, как плесень паразитирует на всех добродетелях человеческих. В череде благочестивых помыслов обычно всегда идет обязательно и тщеславный помысел. Я подчеркиваю: обычно всегда. Если вы не обращали на это внимания, значит были пока невнимательны.

Этот тщеславный помысел всегда идет от дьявола. Дьявол хочет, чтобы мы потеряли то доброе дело, которое собираемся сделать. Жертвуем ли мы на храм, шьем ли мы облачение, пишем ли мы иконы, поем ли мы, подаем ли милостыню, — он посылает тщеславный помысел.

Если мы внимательно всмотримся в каждое наше деяние, то увидим, что обычно каждое сопровождается тщеславными помыслами. Кто этого до сих пор не знал в себе, тот еще увидит и ужаснется. Какое бы доброе дело мы ни делали, всегда дьявол старается его покрыть ржавчиной.

Мы стараемся поступать по-доброму, и Господь приемлет любой наш поступок, который мы совершаем от чистого сердца, будь то помощь соседке, молитва, уход за больным, желание взять на себя тяжесть другого человека.

Но делая это, будьте внимательны и всматривайтесь в свой ум. Тогда среди потока добрых благочестивых мыслей вы непременно встретите и помысел, который вас самовосхвалит и самовозвысит. Так в венике, где много всяких прутиков, среди них может оказаться и железка – начнешь подметать, да и поцарапаешь пол.

Так в хлеб на хлебозаводе вдруг попадет пружинка, и если проглотишь ее, то раздерешь себе все внутренности; придется вскрывать живот, делать операцию и удалять эту пружинку.

Я не случайно сказал про прутик и про пружинку. Потому что если мы этот тщеславный помысел примем, сгорит то доброе дело, которое мы сделаем. Вот такая история случилась в Псково-Печерском монастыре несколько лет назад.

Жил там старый игумен, он был аскет, подвижник, постник, он резал киоты в монастыре и думал, что ведет жизнь правильную духовную. И настала у него клиническая смерть. И вдруг в этом состоянии, уже на грани того мира, он увидел себя в глубоком рву, а вокруг него были разбросаны киоты, которые он делал.

Они валялись там как в помойке, его драгоценные киоты, которые он вырезал с таким усердием, с молитвой, думая о том, что это его подвиг, что это спасет его. А наверху, на краю рва стояла Божия Матерь. И Она открыла ему, что из всех трудов его, которые он совершал в течение многих лет в монастыре, не принят ни один, ибо практически все, что он делал, было совершено по самочинию, сопровождалось тщеславными помыслами, самовозвышением. Вы только подумайте!

Не принят ни один подвиг монаха, постника, аскета, отрекшегося от мира и ушедшего в монастырь, чтобы служить только Богу!

Вот поэтому, дорогие братья и сестры, я и говорю вам, что тщеславные помыслы очень страшны. Ведь дьявол неспроста их посылает вкупе с другими помыслами, с благочестивыми. Это для того, чтобы мы не разобрались в себе, не увидели в себе тщеславного движения души и приняли, не дай Бог, этот помысел. Это сразу же начало падения.

Словно бы подпалили бикфордов шнур, и он начал медленно тлеть, чтобы вскоре взорваться и разнести всю крепость. Да, он разнесет всю крепость, всю душу изнутри подорвет.

Тщеславие – этап дьявольской прелести

Напомню вам об этапах дьявольского прельщения. Когда человек только вступает в лоно Церкви, дьявол старается всячески убить в нем веру, страхует (запугивает) его. И человек принимает неправильные мысли о Православии, пугается и не становится на путь веры, отходит от Церкви.

На следующем этапе дьявол изо всех сил уклоняет человека в ту или иную ересь, в раскол, предлагал войти в иную конфессию, чтобы направить его в неверное русло.

Позже начинает давать ложную ориентацию, которая чаще всего связана с тонким тщеславием, которого не может избежать ни один подвизающийся в храме и ни один причащающийся Тела и Крови Христовых.

Для каждого из вас, стоящих в храме, для того, чтобы предстоять в брачной одежде Агнцу, необходимо бороться с этим страшным дьявольским оружием и хранить себя от тщеславных помыслов, хранить себя от всякого рода самопревозношения и всякого рода горделивости. Этим страшным огнем пожигаются все добрые дела христианина и предстояние Богу становится нечистым. Именно тщеславием, по выражению святого Иоанна Лествичника, погубляются все плоды духовных деяний человека.

Ибо Господь отвергает любого человека, который гордится и тщеславится. Не может ни один тщеславный человек стать насельником Царствия Небесного. Ни один осуждающий брата своего, думающий плохо о другом не может предстоять на брачной вечери.

Ни одни не молящийся о врагах своих, не прощающий своим обидчикам не может облечься в брачную одежду и отвергается своим Царем, Спасителем и Владыкой.

Если человек, несмотря на все страхования, все преследования от родственников, все жизненные скорби и потери, все-таки остался в Церкви, тогда дьявол, по выражению преподобного Исихаста, приступает к нему еще с одним искушением, с прелестью следующего рода. Он старается подыграть человеку и разгорячить в нем дух относительно добродетели, которая в том существует. Например, человек физически вынослив и может совершать многие коленопреклонения. Такому дьявол начинает подшептывать: Давай еще!

Больше, больше коленопреклонений! Ты молодец! Видишь, ты видишь?

Ты можешь класть по сто сорок, по двести поклонов! Ты чувствуешь, как распаляется твое сердце? Давай, давай! Другой, например, может легко поститься – нет у него страсти чревоугодия, он и может поститься. И такому дьявол начинает вкладывать мысли: Давай, давай, голодай, ты можешь!

Давай, держись на воде две недели, три недели! – а на четвертой неделе человек попадает в больницу. И так далее, и так далее.

Вы понимаете, о чем я говорю. Человек встает на путь подвига, а дьявол подстраивается под его мысли, видит ту добродетель, которая у него есть, и старается возбудить в человеке горячность. Вот потому-то очень важно иметь познание о своей мере.

Об этом мы поговорим чуть позже.

Негодование на ближнего – тоже проявление тщеславия

Чаще всего тщеславие у нас с вами проявляется, когда мы смотрим с негодованием на других – на своих ближних, своих домашних или сослуживцев. Когда негодуем, что ближний наш не пошел в церковь, злимся и обижаемся на родителей, мужей, жен или детей. Как они не понимают, что надо ходить в церковь?

Вот я-то понимаю, почему же он не понимает?

Да ведь ты понимаешь потому, что тебе Господь благодатью Божией просветил ум. Но Он же в любой момент может и помрачить тебя за твое внутреннее превозношение, тщеславие.

Для нас, православных христиан, очень важно иметь другое, правильное устроение. Не негодовать о том, что другие ведут жизнь нечестиво или впадают в грехи. Не осуждать их, что мы им говорим святые вещи, а они не слушают (мы же прямо апостолы, а они нам не внимают!). Дорогие мои, здесь нужно не негодование проявлять, а со-страдание, со-скорбь, со-участие; мы с вами должны не гневаться, а внутренне плакать и скорбеть о том, что родные и близкие не идут в церковь.

Мы должны вместо негодующего воспитывать в себе со-скорбящее, со-страдающее внутреннее сердце, которое будет соучаствовать тому, что происходит с ближним и будет молиться Богу, чтобы ближний уразумел Христа и стал жить во Христе. Без этого не соделывается правильное внутреннее духовное сердце в человеке. И он идет ложным путем тщеславия, ложного представления о своей высоте.

Если вы будете превозноситься так, Господь может попустить, что вы утреннее и вечернее молитвенное правило не сможете совершать, будете посты нарушать постоянно, да и до церкви еле-еле дойдете. Если кто-то сомневается, может попробовать на себе. А кто испытывал такое, пускай поразмыслит, не тщеславился ли он, не бывал ли потом сам также уронен, после чего стал смиренней, стал осторожней осуждать ближнего и негодовать на него.

Поэтому – еще раз повторюсь – нам с вами нужно воспитывать на этом этапе вражьей борьбы против нас болезнующее сердце о заблуждении ближнего. Вот это болезнующее сердце, оно-то Богу и угодно, ибо как раз в болезнующем сердце будет расти то, чего нам так не хватает – любовь к ближнему. Любовь не растет на камне, ей нужна рыхлая почва. А разрыхляться сердце будет тогда, когда мы будем болезновать, а не негодовать на ближнего.

Поступайте так и опытно познаете, что сможете преодолеть и это дьявольское искушение.

Как отсекать тщеславные помыслы

Поэтому очень важно нам с вами отслеживать эти тщеславные помыслы и тут же отсекать их. Тут же их отсекать! Прошу вас, когда вы сделаете доброе дело, или когда будете только стремиться сделать доброе дело, будьте внимательны. Внимательно всматривайтесь в те помыслы, которые приходят в ваш ум.

И как только увидите тщеславный помысел, его тут же надо немедленно отсечь. Как это сделать? С рассуждением.

Во-первых, сказать, как обычно: Отойди от меня, сатана. Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешного.

Во-вторых, ничего ни в коем случае не присваивать. Вспомнить, что все мы есть рабы непотребные. И напомнить себе: если я помогаю немощному человеку, то откуда у меня здоровье и силы для этой помощи? От Господа.

Если у меня есть возможность помогать Церкви или жертвовать на иконы, или благотворить, то от кого у меня эти средства? От Господа. Я просто к ним приставлен и ими распоряжаюсь.

Если я имею возможность петь на клиросе и восхвалять Господа своими устами, то откуда у меня голос? От Господа. Если я в трезвом уме могу совершать богослужение, то откуда у меня сосредоточенность ума и возможность ясно мыслить?

От Господа. Вот так мы должны себе все время напоминать, с собой рассуждать. Дьявол хочет, чтобы мы приписали себе каждое свое доброе дело: Это ты такой хороший, это ты такой умный, это ты такой старательный, такой трудолюбивый, благоговейный, сладкозвучный, сладкоголосый; это ты такой коленопреклоненный!

Это ты так стремишься в храм – другие спят, видишь, а ты идешь, посмотри на себя, какой ты молодец! Кто это с вами так сладко собеседует, кто это вам подпевает, кто это в вас раздувает самомнение?

Понятно, это его дело. Это его серебряные трубы. Это он старается вовсю.

Мы с вами должны крепко-накрепко запомнить: наша жизнь в руках Божиих; наше здоровье наш ум, наши силы, наш голос, сила молитвы, благодать поста — все исходит от Бога.

Итак, одно из основных святоотеческих правил в борьбе со страстью тщеславия – ни в коем случае не приписывать ничего самому себе. Как только себе что-то приписано, все, это начало падения, начало погибели. Страшно, но практически каждое доброе дело связано с каким-то внутренним тщеславием. Святые отцы говорят, что это как рогатина.

Вот ты постишься – и тут же можешь тщеславиться от того, что ты постишься. Ты можешь не поститься – и тщеславиться от того, что не постишься. Даже здесь дьявол может уловить тебя тщеславным помыслом, что ты не постишься, потому что терпеливо несешь болезнь – другой, может быть, ее бы не стерпел, а ты терпишь и тем заслуживаешь у Бога милость.

Какой же ты терпеливый, какой же ты молодец!

Вот такая рогатина. И через горе и через радость, со всех сторон может приступить к нам дьявол с тщеславным помыслом. Поэтому христианин должен учиться отшелушивать, если так можно выразиться, свои помыслы.

Чем больше человек возрастает духовно, тем сильнее повреждение от беса тщеславия

Чем больше человек возрастает духовно, тем сильнее возрастает опасность повреждения от бесов гордости и тщеславия.И тем падения страшнее. Если новоначальные в меньшей степени искушаются гордостью и тщеславием, а искушаются другими страстями — маловерием, блудом, чревоугодием, сребролюбием, то люди, которые подвизаются в подвиге, обычно преследуемы бесом тщеславия и бесом гордости.

Вот пройдет пост, и кто-то из вас переборет гордость, кто-то злословие, кто-то гнев, кто-то чревоугодие и тут как тут будет дьявол, который сразу после Пасхи начнет петь вам в уши: Какой ты молодец, и то-то сделал, и то-то преодолел! Но вы поймите, что это не вы что-то получаете, не вы что-то зарабатываете и стяжаете в результате своих коленопреклонений и сокрушений. Здесь происходит совершенно другой процесс. Все коленопреклонения и молитвы бесчисленные сами по себе ничего не дают, они только освобождают путь Господу, очищают душу и предуготовляют ее к тому, чтобы усвоить благодать Божию, чтобы Господь соизволил войти в душу и подать Свою благодать в противостоянии блуду, чревоугодию, гневу, раздражительности, сребролюбию и для того, чтобы вы в этом устояли.

То есть мы только с вами лишь открываем путь Господу во время наших с вами трудов, которые стараемся совершить, проявив смирение и терпеливо ожидая от Него помощи. А уже только Сам Господь дает нам противостоять той или иной страсти.

Поэтому еще раз запомним крепко-накрепко – мы не имеем права ничего приписывать себе. Приписывание себе есть величайшая гордость, величайшее проявление тщеславия, и это смерть для христианина.

Лечение страсти тщеславия

Как поступать, когда тебя хвалят и благодарят

Предположим, вы сделали что-то хорошее, и вас похвалили. Даже если вы постараетесь сердечно не принять эту похвалу, то заметите, что помысел тщеславный обязательно проскочит.

Как же быть, когда хвалят? Человек, который принимает похвалу, уже начинает заражаться тщеславием. Очень важно похвалу отсечь сразу же на корню.

Как только вас похвалят, вы должны сразу же вспомнить о том, что это Господь дал вам возможность совершить то-то или то-то. Это значит, что вы трудитесь не ради себя, а для того, чтобы прославить имя Божие.

Если мы христиане и нас называет Священное Писание солью в среде человеческой, – опять же не тщеславьтесь! – то, естественно, мы должны являть собой миру Христа. Образ Божий должен быть виден в каждом христианине. И если тебя похвалили в какой-то степени, это значит, что тебе удалось в какой-то момент явить собой образ Христа тому или иному человеку.

Он увидел в этот момент действующего через тебя Бога.

Вот почему некоторые мужья или жены, которые живут в невенчанном браке и которые сами были далеки от веры, изъявляют желание обвенчаться или окреститься, видя добродетельную жизнь жены или мужа и ту любовь, которую они являют. Видя плоды, результаты христианской жизни, неверующие мужья и жены в конце концов говорят: Я тоже хочу покреститься, хочу повенчаться. Я понимаю, что в этом вашем христианстве есть глубокая основа; здесь есть любовь и все, что нужно для счастья человеческого.

Поэтому, дорогие мои, в этот момент, когда вас похвалили, вы должны сказать: Не мне, не мне, Господи, а имени Твоему! Я сделал то, что положено, а за все остальное благодарите не меня, а Бога.

В свое время, когда только начинался наш храм и нам нужна была пища для рабочих, разные краски и материалы, всякие гуманитарная помощь, мы часто ездили за помощью к одному финскому христианину. Этот человек пережил состояние клинической смерти, и ему тогда явился Господь и благословил помогать востоку, России. Кстати, его крестное имя Владимир. У него копейки в кармане не было, он просто бывший тюремный надзиратель.

Но Господь дал ему огромные возможности – он помогал почти 300 монастырям и храмам на территории России и практически всех славянских стран.

Через этого Владимира ежедневно проходили совершенно астрономические количества товаров и денег. Со всей Финляндии люди передавали ему средства, знали, что он распорядится ими как человек Божий. Но каждый раз, когда бы мы ни сказали ему: Большое тебе спасибо за то, что помогаешь нам, – он сразу поднимал палец кверху: Не меня благодарите, а Бога.

Никогда я не видел, чтобы он принял похвалу, никогда.

Меня поразило, что где-то там, в Финляндии, где многие давно забыли про Бога, этот человек, ни разу – а наши поездки были многочисленны! – не принял похвалу на свой счет.

Как поступать, когда тебя ругают

К поруганию и бесчестью следует относиться с терпением и смирением и принимать их с благодарностью, как удобрение, навоз, без которого земля вашей души не даст добрых всходов. Начало к истреблению тщеславия есть хранение уст и любление бесчестия, средина – отсечение всех мысленных приражений тщеславия; а конец (если только есть конец в бездне) – без смущения при других делать то, что служит к бесчестию, – советует святой Иоанн Лествичник [1] .

Бежать суеты человеческой в тайноделание

Одним из правил отречения от страсти тщеславия является избегание суеты человеческой. Нужно постараться во время поста не выпячиваться, не выказываться, а напротив. стараться занимать самое последнее место. Проще говоря, не стремись прославиться, а желай безвестности.

Когда человек старается спрятаться, уклониться от того, чтобы его похвалили, когда старается уйти на самое последнее незаметное место, не старается выказать себя, добиться правоты в разговоре, высказать свое мнение, тогда этому человеку особенно начинает помогать Господь.

Страсти тщеславия противостоят добродетели кротости и смирения. Поэтому по существу это есть делание кротости – когда мы бегаем суетной славы человеческой. Поэтому когда предлагают: Давай мы про тебя в газете напечатаем!

Давай мы с тобой то-то заметное сделаем! Давай ты себя вот так покажешь!, – нужно сразу же уйти в сторону, уйти в тень. Так мы помогаем тому, чтобы страсть тщеславия не упрочилась в нас.

Одним из способов борьбы с тщеславием является тайноделание. Каждый христианин должен бояться показывать плоды трудов своих. Если он показывает их, это значит, что он заражен тщеславием и может повредиться.

Если тебе что-то удается из молитвы, что-то удается с постом, что-то удается внутренне, нужно тщательно это беречь, охранять, чтобы никто ничего не понял.

Некоторые христиане постятся первую седмицу и не вкушают даже ни воды, ни сухарей, вообще ничего не вкушают до пятницы. Я знаю таких христиан. Но грош им цена, если они приходят в пятницу и говорят: Я целую неделю не ел! Это значит, что за одну секунду они потеряли все, что делали в течение четырех дней, и их аскетический подвиг ломаного гроша не стоит.

Поэтому все, что нам удается: кому-то денежку дать, кому-то помочь, – будем тщательнейшим образом скрывать. Не обнаруживать свои добрые дела, а наоборот, стараться, чтобы никто не понял, как эти дела сделались, никто о них не узнал. Когда кто-либо о них узнает, это для христианина является величайшим огорчением, потому что тем самым это доброе дело может погибнуть, обесцениться.

Когда доброе дело совершается втайне, то Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно ( Мф. 6:6 ). И тогда все наши добрые дела откладываются в небесной сберкассе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут ( Мф. 6:20 ).

Нам надо тщательнейшим образом стараться, чтобы никто не понял, что мы постимся, молимся, совершаем много коленопреклонений — все это должно происходить втайне и ни в коем случае не попадаться на глаза другому человеку. Кроме вас и вашего духовного отца о вашем тайноделании, внутреннем подвиге, страданиях и борениях не должен знать никто.

Маслом для разжигания этой страсти является наш язык. Священное Писание нам говорит, что язык глупого – гибель для него, и уста его – сеть для души его ( Притч. 18:7 ). То есть что на сердце у глупого человека, то он и разбалтывает.

Это неразделимо связано с тщеславием. Человек тщеславный многословен, празднословен, смешлив, пустословен, часто безудержно, много и громко смеется, громко говорит, вызывает внимание к себе, выказывает себя теми или иными поступками. Если человек спорлив, это тоже симптом тщеславия. При пустословии не избежишь греха.

Тот, кто много пустословит, неизбежно будет поражен страстью тщеславия, и даже не будет видеть, как тщеславные помыслы подобно птичьим стаям, летят в его ум.

Поэтому человек, который хочет погубить в себе тщеславие, должен стараться обуздывать свой язык, контролировать его и в сообществе других людей стараться быть более молчаливым, нежели говорливым.

И если в какой-то то момент вы замечаете за собой, как вдруг слова потоком полились из вашего рта, это значит, что где-то вы пропустили тщеславный помысел и стараетесь добиться своего, выказать свое мнение. Всегда дождитесь, когда вас спросят когда ваше мнение действительно будет востребовано. Тогда вы должны его высказать и на этом замолчать.

Святые отцы говорят, что мы должны лишь один или два раза высказываться по какому-либо поводу, да и то, когда нас спросят. А после второго раза замолкать и больше не продолжать. Почему? Потому что, настаивая на своем, мы длим в сердце явление тщеславия.

И если мы продолжим дальше, то мы вызовем гнев в другом человеке, который слушает нас. Вот почему святые отцы учат: до двух раз говори, а после этого замолкай, береги уста свои и не позволяй себе многословить.

Видеть свою духовную и физическую меру

Человек должен учиться довольствоваться тем, что есть, видеть свою меру духовную и меру физическую. Очень часто тщеславные движения ума и сердца, приводят к тому, что человек впадает в некое разгорячение.

Вы должны ясно понимать, какова ваша умственная мера, каковы духовная, душевная, физическая. Очень интересно об этом рассуждает святой праведный Иоанн Кронштадтский. Он говорит, что не следует роптать на долгое богослужение. Оно потребно, дабы соразмериться с желудками прихожан.

Желудок есть сердце, а пища есть богослужение и молитва. И у каждого желудок разный. А поскольку у нынешнего поколения желудки очень маленькие, мы и предлагаем очень небольшое богослужение.

А вот у монаха желудок большой, крепкий, и разумейте, как долго может он молиться, поститься и делать все остальное.

Уныние – оборотная сторона тщеславия

Нередко возникает такая вилка: либо впасть в тщеславие от победы над грехом, либо в уныние и печаль от того, что не удается побороть его. Я слышу это на исповеди: Опять все те же самые грехи. Опять нападения.

Опять я не могу противостоять им. О чем это говорит? О том, что у вас есть злой навык, сформировавшийся за тридцать, сорок лет жизни.

Скорее всего, он уже не выправится до конца жизни, не заблуждайтесь! Это все равно, как если бы человеку оторвало ногу. В институте протезирования ему сделали бы костыль, и все оставшиеся тридцать или сорок лет жизни, пришлось ему ковылять на костыле. Но сколько ты ни впадай в уныние и печаль, твой костыль от тебя никуда не денется, так и будешь на нем ковылять.

Нужно принять это как данность, как то, что ты реально имеешь.

Постарайтесь понять то, о чем я сейчас говорю. Некоторые из вас начинают впадать в уныние и печаль от того, что злой навык остается при вас и постоянно срабатывает. Вам хотелось бы не гневаться, но раз в две недели вы взрываетесь. Вам хотелось бы не чревоугодничать, а раз в три недели вы объедаетесь, хотя бы даже и постной пищей.

Вам хотелось бы не завидовать, но чуть что, и зависть сквозит в ваших чувствах. Это проявляет себя злой навык, сформировавшийся за многие годы вашей жизни, который вы в свое время не перебороли. Это ваша оторванная нога или рука.

А то, что вы получаете от Бога в Церкви – тот костыль, который дается вам, чтобы несмотря на свой злой навык вы могли идти по дороге жизни.

Можно встать со своим костылем посреди пути и застонать: Ой, какой неудобный костыль! Как я с ним пойду? Он короткий, он некрасивый, он вообще не евростандарт, – да так и простоять всю жизнь.

А можно ковылять на нем по дороге жизни, охать, ковылять, падать, спотыкаться и понимать, что тебе навечно дан костыль взамен оторванной ноги, и некуда от него деться.

Я должен знать, что во мне вот дрянь живет – мой злой навык, и я с ним должен бороться сам, и просить Бога, чтобы Он исцелил его, и ковылять все дальше и дальше вперед.

Уныние и тщеславие часто сменяют друг друга, чередуются в душе человека. Чуть только что-либо удалось, сразу же пошли тщеславные помыслы: Наконец-то я добился, наконец-то у меня получилось!. А через две недели – падение и как следствие его – резкое уныние или печаль. Почему так происходит?

Потому что вы приняли тщеславные помыслы. А как нужно? Нужно понимать, что не вам удалось то или иное, а Господь дал вам немножечко проковылять по вашей дорожке, Он дал чуть-чуть благодати – на две или три недели.

Смиренно принимать свою меру

Видя себя такими, какие вы есть, без прикрас, вы приходите в смиренное о себе помышление, соглашаетесь принять правду о своей мере: Вот мой костыль, и большего я соделать не сумею, как ни старайся. А когда начинаете рваться, смотря на других или зная устав Церкви, что в вас гнездится в этот момент? Тщеславие.

То есть вы начинаете поступать несоразмерно тому, что собой представляете.

Очень больно иногда занять свое собственное место. Тщеславное я тут же начинает шевелиться в груди, шептать: Ты же можешь, ты же сильный!. Но на самом-то деле вы не в состоянии, это не ваш уровень.

Не ваша мера.

Поэтому во время постов, во время духовных подвигов, во время пути по христианской жизни христианин вкупе со своим духовником должны найти такую меру духовную, мысленную, физическую, чтобы обрести реальное о себе представление, кто он есть, что он есть и что он может. Именно это является профилактикой всякого рода тщеславных помыслов и помыслов уныния, отчаяния и печали.

Есть даже такая молитва монашеская, творимая в падении, когда монахи говорили: Господи, Ты видишь немощь естества моего. Что иное от меня, падшего, Ты мог ожидать? Вот какие смиренные мысли о себе должны быть у человека.

Поэтому учитесь довольствоваться тем, что есть, смиряйтесь, видя свою немощь, ограниченные физические и духовные силы, знайте свою меру и не стремитесь к тому, что не по силам. Пускай тот, кто рядом, бьет шестнадцать поклонов, а ты еле согнул колени. Стой и смиряйся, и не рвись к тому, что тебе недоступно.

Давайте вот так, дорогие братья и сестры, с рассуждением подходить к своему христианскому подвигу, давайте так учиться бороться с тщеславными помыслами, не допускать их.

Я очень и очень прошу вас – старайтесь в каждом своем деле, на каждом шагу внимательнейшим образом следить за своими помыслами, и тут же отшелушивать всю эту греховную шелуху, ни в коем случае не принимать помыслы.

Тщеславные помыслы нужно исповедать

В заключение скажу вам последнее. Тщеславные помыслы менее затрагивают вас, чем, нас, священнослужителей. Мы все уже на опыте убедились, что такое пропустить тщеславный помысел.

Буквально в течение суток-двух следует падение, происходят ошибки, меняется внутренние состояние.

Неисповеданный тщеславный помысел неизбежно приводит к падению человека. Неизбежно. Оставив его в себе, вы очень скоро перестанете себя узнавать. Поэтому если вы не успели отсечь тщеславный помысел, пропустили его, увлеклись им, в этом надо тотчас же покаяться: Господи, прости меня грешного, что я приписал это себе, что я это себе позволил, что я это пропустил и сочетал со своим сердцем.

Затем нужно принести это на исповедь духовнику. Это следует делать постоянно. При этом святой Нил Синайский советует проявлять осторожность в отношении следующего: Когда приносишь усердное покаяние в грехах, тогда демоны, возвеличивая твои покаянные подвиги, умаляют грехи и нередко прикрывают их забвением или наводят на мысль, что они прощены, чтоб, ослабив труды, не почитал ты более нужным горько оплакивать свои падения.

Так что и при покаянии искренном, глубоком и регулярном все же следует оставаться начеку!

Борьба со страстью должна длиться всю жизнь

Поблажки себе на духовном пути – разрушительная вещь. Именно демон тщеславия хочет остановить твое излечение и преображение, успокаивая предыдущими трудами, постами и заслугами. Но если у тебя хроническое заболевание – оно было и вчера, и будет сегодня и завтра.

И если ты принимал лекарства вчера, а все они имеют свой срок действия, это не значит, что их не надо принимать сегодня. Ибо, если не будут они приняты вовремя, болезнь может возобновиться с прежнею силою. Точно так же, если ты вкушал пищу вчера – это не значит, что не будешь нуждаться в ней завтра, и не надо трудиться, чтобы заработать средства для пропитания.

Именно так необходимо опалять то, что враг нам подсовывает к нашей погибели, сохранять в чистоте свой ум и сердце. И тогда, быть может, хотя бы одно из сотни дел, которые вы совершите в этой земной жизни, примет Господь. Хотя бы одно из сотни.

И это уже будет слава Тебе, Господи!

Борьба со страстью тщеславия на основе святоотеческого учения

Вступление

Множество мирских профессий основано исключительно на тщеславии, на превозношении одних над другими. В мире господствует дух превосходства, дух гордости житейской. Многие успехи в делах и жизни люди приписывают не Богу, а себе.

Желание добиться славы, стать известным, выделиться среди других, тесно связано с житейским благополучием и получением разного рода временных благ.

Мерой успешности, результата в этой жизни для многих людей служит мера их известности и высота занимаемой должности.

Однако страсть эта паразитирует не только на пороке гордости, но и на добродетелях, которые стремится обрести христианин в миру.

Что такое тщеславие

Славолюбие – душевный недуг, лукавая страсть [2] .

  • Седьмая брань предлежит нам с духом тщеславия – разновидным, изменчивым и тонким, так что с самыми острозоркими глазами едва можно не только предостеречься от него, но его рассмотреть и узнать. Прочие страсти просты и однообразны, а эта многочастна и многообразна и отвсюду и со всех сторон встречает воина, и когда он еще борется, и когда уже является победителем. Ибо она покушается уязвить воина Христова и одеждой, и статностью, и походкой, и голосом, и работой, и бдениями, и постами, и молитвой, и уединением, и чтением, и познаниями, и молчаливостью, и повиновением, и смирением, и благодушием – и, как некий опаснейший камень подводный, покрытый вздымающимися волнами, в то время как не опасаются, причинять внезапно бедственное кораблекрушение плывущим при благоприятном ветре [3] .
  • Тщеславие есть расточение трудов, потеря потов, похититель душевного сокровища, муравей на гумне жизни, который хотя мал, однако всегда готов похищать труды и плоды наших подвигов.
  • Тщеславный человек есть идолослужитель. Он думает, что почитает Бога, но в самом деле угождает не Богу, а людям.
  • Простые сердцем не очень подвержены отравлению сим ядом; ибо тщеславие есть погубление простоты и притворное жительство [4] .

Проявление (симптомы) болезни

  • Всякий человек, который любит себя выказывать, тщеславен. Пост тщеславного остается без награды, и молитва его бесплодна; ибо он то и другое делает для похвалы человеческой.
  • Когда бес тщеславия видит, что подвижник приобрел хоть малое умирение сердца; тотчас побуждает его идти в мир, говоря: иди на спасение погибающих душ.
  • Тщеславие побуждает легкомысленных при посторонних облекаться в смирение и в поступках своих, в лице и голосе показывать благоговение; за трапезою оно заставляет заметно воздерживаться; на псалмопении ленивых делает ревностными и безголосых доброгласными.
  • Тщеславие любит торжественно являться на седалище многословия; молчание же уст упраздняет тщеславие.
  • Если крайнее тщеславие есть, когда человек, не видя при себе никого, кто бы его хвалил, и наедине обнаруживает тщеславные поступки; то признак совершенного нетщеславия есть, чтоб и в присутствие других не окрадываться тщеславною мыслью [5] .
  • Иного в мечтах возводят они на кафедру учителя и представляют, будто он говорит слово, – и будто молва отдает ему первенство пред всеми, кои, при подвижнических трудах, прославились и ведением многосторонним. Чрез это они возбуждают в нем не только соревнование, но и зависть ко всем, которых преспеяния прославляются и которых как деяния достойны удивления, так и многознание изумительно [6] .
  • Тщеславие новоначальных и тех, которые мало еще преуспели в добродетелях и в ведении духовном, обыкновенно превозносит или за тон голоса, т. е. что приятнее других поют, или за то, что они тощи плотью, или красивы телом, или что имеют родителей богатых и благородных, или что презрели военную службу и почести. Иному оно внушает, что если б… , то легко стяжал бы и почести и богатство, хотя он никогда и не мог бы их достигнуть, надымая его, таким образом, принесением в жертву безвестных надежд и заставляя тщеславиться оставлением того, чем никогда не владел .
  • На иного напускает оно желание священства или диаконства, рисуя ему в мысли, что он с такою святостью и строгостью исполнял бы тогда свое дело, что и прочим священникам мог бы послужить примером святости, а кроме того, многим доставил бы пользу и своим поведением и сказыванием поучений. Иногда и того, кто живет в пустыни или уединенничает в келлии, заставляет оно мечтать в уме своем, будто он обходит дома разных лиц и монастыри и действием своих воображаемых убеждений многих обращает на путь должной жизни. И водится таким образом бедная душа туда и сюда такою суетностью, бредя как бы в глубоком сне, и, увлеченная сладостью таких помышлений и такими мечтами исполненная, большею частью бывает не в состоянии замечать ни своих действий, ни присутствия братий, если б они в самом деле были пред глазами, будучи вся сладостно погружена, как в истинно происходящее, в то, чем наяву, бредит, как во сне, в блуждании помыслов своих.
  • Помню, что, когда я жил в пустыни скитской, один старец, придя в келлию одного брата для посещения его, услышал, что тот внутри что-то говорит, и приостановился, желая узнать, что такое читает он из Св. Писания или на память что прочитывает, как там есть обычай делать это за работою. Приложив поближе ухо, благочестивый наблюдатель услышал, что брат, будто в Церкви, предлагает поучение народу: это значило, что он, духом тщеславия обольщенный, представлял себя иереем и исполнял мечтательно лежавшее на нем дело. Подождав еще немного, старец услышал, что брат кончил поучение и, переменив должность, будто уж в сане диакона, начал возглашать: оглашеннии изыдите. Старец постучал в дверь. Брат, выйдя, встретил его с обычною почтительностью и, вводя внутрь, спрашивал, давно ли он пришел, делая вид, что беспокоится, не долго ли пришлось ему стоять вне и не потерпел ли он от сего чего неприятного, – на деле же совестью угрызаемый за свои мечты и за то, что делал вследствие их. Старец ласково ответил: я только что пришел, как ты возглашал: оглашеннии изыдите [7] .

Действие (patogenesis) страсти

    • Все другие страсти, будучи преодолеваемы, увядают и, будучи побеждаемы, с каждым днем становятся все слабее, также под влиянием места или времени истощаются они и стихают; или всячески, по причине их раздора с противоположными им добродетелями, удобнее бывает предостерегаться от них и избегать их. Но эта, будучи поражена, с большим ожесточением восстает на брань, и когда почитается испустившею дух, чрез смерть свою делается еще более живою, здоровою и мощною. Прочие страсти тиранствуют только над теми, которых победили в борьбе; а эта победителей своих еще ожесточеннее теснит, и чем сильнее была поражена, тем чрезмернее борет помыслом возношения по случаю победы над собою. В том особенно и видится тонкая хитрость врага, что по его козням воин Христов падает от собственных стрел, после того как сам он не мог его победить своими вражескими оружиями.
    • Прочие страсти, как мы сказали, успокаиваются под влиянием иной местности, также стихают и истощаются при удалении предмета греха или удобства к нему и повода; а эта проникает в пустыню с убегающим туда от нее и никакой местности не боится, равно как не изнемогает и от удаления с глаз предмета; потому что она почерпает мужество не инде где, как из успехов в добродетели того самого, на кого нападает. Прочие страсти, как мы сказали выше, с продолжением времени иногда смягчаются и исчезают; а этой долговременность не только не вредит, но еще больше собирает пищи для ее суетности.
    • Наконец, прочие страсти, как состоящие в раздоре с противоположными им добродетелями и воюющие открыто, как в ясный день, легче побеждать и удобнее предостерегаться от них; а эта, протеснившись между добродетелями и смешавшись с нашим войском, сражается как бы в темную ночь и тем жесточе прельщает, что не ожидают и не опасаются ее нападения.
    • Читаем, что Езекия, царь Иудейский, муж совершенной праведности во всем, одною стрелою возношения был низложен, и кто одною молитвою мог испросить избиение 185 тысяч ассирийского войска, тот побежден суетным славолюбием. Кто после определением Божиим назначенного предела жизни и дня смерти, по своей молитве, удостоен продления жизни еще на 15 лет, с удостоверением в том чрез возвращение солнца на 10 степеней, тот, после такого свидетельства о своей добродетели и такого знамения Божия к нему благоволения, за одно превозношение и возмечтание о себе все потерял и не только себя, но и весь народ свой подверг гневу Божию – и такому гневу, что когда, смирившись, стал умолять Бога совсем народом своим, то мог испросить только то, чтоб гнев тот не пришел во дни его ( 4Цар. 20, 2 ; Пар. 32). Так гибельна и тяжко грешна страсть превозношения [сокр.]!
    • Озия, прадед упомянутого царя, также восхваленный свидетельством Св. Писания, когда после многих добродетелей и многих прехвальных дел и учреждений ко благу народа превознесся тщеславным высокоумием и обидел Господа Бога своего неугодным Ему делом, тотчас ниспал с высоты славы своей и казнен проказою (2 Пар., гл. 26). Вот и другой пример тяжкого падения! Видите отсюда, как пагубны бывают счастливые успехи, когда при них не блюдут себя от тщеславия и превозношения, и как в таком случае такие себе не внемлющие и не блюдущиеся, не бывая сокрушены в трудных обстоятельствах, жесточе поражаются по поводу преодоления их и, избегая опасности смерти во время брани, падают по поводу торжества и побед [перефраз].
    • Почему апостол увещевает: не бываем тщеславны ( Гал. 5:26 ). И Господь, обличая фарисеев, говорит: как можете вы веровать, когда славу друг от друга принимаете, а славы, которая от единаго Бога, не ищете ( Ин. 5:44 ). 0 таких и блаженный Давид с угрозою говорит: Бог разсыпа кости человекоугодников ( Пс. 52:6 ) [8] .
    • Желающий быть в почете завидует тому, кто превосходит его славою, присоединяя к сему завидованию еще и ненависть.
    • Побежденный сильным желанием почета не терпит, чтобы кто-либо был ему предпочтен, но себе восхищает первенство, чтоб не показаться низшим кого-либо.
    • Не терпит он, чтоб того, кто превосходит его, чтили и в отсутствие его, – и славу трудов его представляет обыкновенно ничего не значащею.
    • Поношение для славолюбивого – жесточайшая рана – и не может он избежать ненависти к поносителю.
    • Иные, сложив с себя тяготу трудов, леность свою стараются прикрыть делами прошлого времени, неуверенно и неубедительно представляя как очевидных свидетелей дела, не находящиеся налицо.
    • Когда проведешь много времени, воздерживаясь от вина, елея и прочих излишеств; тогда помыслы с похвалою, высчитывая время, станут внушать тебе мысль ослабить труды ради тела. Сим злонамеренным вычислителям говори, напротив, все, что может служить к ниспровержению их умысла. Так, один из братий, восхваляемый внутренними помыслами за труды свои в борьбе против демонов, говорил словами псалма: да возвратятся абие стыдящеся паголющии ми, благоже, благоже ( Пс. 65:4 ) [9] .

Поблажки себе на духовном пути – разрушительная вещь. Именно демон тщеславия хочет остановить твое излечение и преображение, успокаивая предыдущими трудами, постами и заслугами. Но если у тебя хроническое заболевание – оно было и вчера, и будет сегодня и завтра.

И если ты принимал лекарства вчера, а все они имеют свой срок действия, это не значит, что их не надо принимать сегодня. Ибо, если не будут они приняты вовремя, болезнь может возобновиться с прежнею силою. Точно так же, если ты вкушал пищу вчера – это не значит, что не будешь нуждаться в ней завтра, и не надо трудиться, чтобы заработать средства для пропитания.

    • Безжалостнейше к себе трудящийся в несении телесных подвигов не для похвалы пусть преутруждает себя и славою пусть не превозносится. Иначе демоны, надмя душу его сими трудами и славою возбудя усилить еще более безжалостность к себе, увлекут его принять еще большие подвиги, чтоб он еще более превознесся. С сею целью они с иным ведут такую внутри посредством помыслов беседу: как такой-то подвизался, не щадя себя, и такое приобрел себе великое имя, так что о нем говорят и по смерти его; так и ты взойди на самую высоту подвизания, чтобы стяжать себе славу и чтоб имя твое сделалось великим и по смерти твоей произносилось с великою похвалою [10] .

Падшие духи стремятся увлечь человека горячностью, превышением меры его физических и душевных сил, чтобы сломать его или зажечь стремление к суетной славе, извратив направление подвига. Тогда происходит не служение Христу, не обожение человека, а подмена: служение себе, создание человекобога. Помощь в преодолении этого искушения – желание пребывать безвестным при жизни и после смерти, пренебрежение славой человеческой.

  • Бывает, что… усыпляют разжжение плоти и выводят изнутри нечистые помыслы с хитрым намерением, чтоб подвизающийся подумал, что строгостью своей жизни совсем победил дух блуда, что сердце его очистилось и стало близко к святости святых – и он взошел на самый верх святости. Такого нередко заставляют они рассказывать самому себе о своих подвигах: я сделал то и то, так и так подвизался и истомлял себя, не давая ему; однако ж, прибавлять при сем: не я, но благодать, яже во мне. Не позволяют же они ему исповедывать Бога помощником в том, чем хвалиться его заставляют, чтобы он, яко собственными трудами совершивший все в своих подвигах, и хвалу за то всю присваивал себе – и чрез такое невоздавание славы Богу погряз в глубину богохульства, несмысленно величая себя самопомощным.
  • Когда в сердце слышатся такие славолюбивые помыслы и оно не противоборствует тому, тогда инок (и особенно уединенник) недалеко бывает от повреждения ума; тогда рассудок бывает в опасности расстроиться или от снов бесовских, принимаемых с верою, или от призраков во время бдений, или от явления бесов в каких-либо светлых видах. Ибо сам сатана для обольщения нашего преобразуется иногда в ангела света; причем обещает, что если пад поклонишься ему, то даст тебе такое и такое дарование или восхитит тебя, как нового Илию, на небо на огненной колеснице. И бывало, что принимавшие это с верою уклонялись от истины и впадали в умоповреждение. Во избежание сего, помня, чего ради с любовью подъемлются подвижнические труды, всяким хранением блюди свое сердце, чтоб, внимая одним внешним подвигам, не быть тебе коварно уловлену внутри (несмысленным самовозношением) [11] .
  • В такой же мере это касается и мирян. Если христианин не борется с тщеславными помыслами, пребывает в славолюбивых фантазиях и увлекается ими – ум его становится игралищем бесов. Такой находится, как свидетельствует св. отец, в предверии психического заболевания, умоповреждения. Врачам психиатрам следует здесь искать причину некоторого психического расстройства.
  • Тщеславие ко всему льнет: тщеславлюсь, когда пощусь, но когда разрешаю пост, чтобы скрыть от людей свое воздержание, опять тщеславлюсь, считая себя мудрым; побеждаюсь тщеславием, одевшись в хорошие одежды; но и в худые одеваясь, также тщеславлюсь; стану говорить, побеждаюсь тщеславием, замолчу, опять им же побежден бываю. Как ни брось сей трезубец, все он станет вверх острием
  • Видал я плачущих, которые, будучи похвалены, за похвалу воспылали гневом; и, как то случается в торговле, променяли одну страсть на другую.
  • Кто сделался рабом тщеславия, тот ведет двойную жизнь: одну – по наружности, а другую – по образу мыслей и чувств; одну – наедине с собою, а другую – на людях.
  • Видел я, как иные начинали духовное делание по тщеславию; но потом, переменив намерение в делании, предосудительное начало увенчали похвальным концом.
  • Похвалы возвышают и надмевают душу; когда же душа вознесется, тогда объемлет ее гордость, возводит до небес и низводит до бездн.
  • Часто случается, что червь, достигнув полного возраста, получает крылья и возлетает на высоту; так и тщеславие, усилившись, рождает гордость, всех зол начальницу и завершительницу [12] .

Тщеславие на страстях, человекоугодничество

    • Льстец есть слуга бесов, руководитель гордости, истребитель умиления, губитель добродетелей, отводитель от истинного пути. Блажащии вас льстят вы, и cmonы ног ваших возмущают, – говорит пророк ( Ис. 3:12 ).
    • Тщеславие предпочитаемых делает гордыми и в презираемых посевает памятозлобие.
    • Тщеславие весьма удобно прививается к естественным дарованиям и чрез них нередко низвергает в пагубу несчастных рабов своих.
    • Однажды видел я, как бес тщеславия прогнал брата своего, беса ярости. Один брат рассердился на другого; но пришли миряне, и он вдруг стих, перепродав себя тщеславию; ибо не мог зараз работать обоим сим господам.
    • Кто просит у Бога даров за труды, тот на опасном основании утверждается; а кто, напротив, смотрит на себя как на всегдашнего должника пред Богом, тот; сверх чаяния своего, вдруг увидит себя обогащенным небесным богатством.
    • Видел я неискусного ученика, который в присутствие некоторых людей хвалился добродетелями своего учителя и, думая присвоить себе славу от чужой пшеницы, приобрел вместо того одно бесчестие, когда все сказали ему: как же доброе дерево произвело бесплодную ветвь.
    • Покоряющиеся бесу тщеславия подвергаются безвременным движениям похоти, когда они, освободившись временно от блудных помыслов, начинают много о себе думать. Восставшие за это блудные движения приводят их к узрению кроющегося в глубине их сердца тщеславия и научают не приписывать бывающей иногда чистоты сердца собственному тщанию и усилию, следуя показанию апостола: что имаши, егоже неси приял ( 1Кор. 4:7 ) туне, или непосредственно от Бога, или помощью других и посредством их молитвы [перифр.] [13] .
    • Некоторые, ославившись в народе дурным поведением, облекаются в жизнь честную не для того, чтобы греховные падения свои оплакивать в подвижнических трудах, но чтоб заглушить укоризненную о себе молву. Но если кто для одного имени только касается дел благочестия, то он работает не Богу, а людям.
    • Не наряжайся в красивые одежды, чтобы явственнейше не облечься тебе в демона тщеславия; ибо не лепота одежд указывает, что ты носишь одежду добродетелей, но подвижнические труды, как золотые украшения, свидетельствуют о лепоте одеяния души твоей [14] .

Опытно известно, что как у мужчин, так и у женщин, стремление выглядеть ярко, необычно и богато связано с внутренним превозношением над другими и желанием выделиться.

  • Написано: да хвалит тя искренний, а не твоя уста, – чуждий, а не твои устне ( Притч. 27:2 ). И еще: искушение сребру и злату раздежение: и человек искушает усты хвалящих его.

Человек тщеславный, будучи скуден достоянием, если и примет на себя имя царя, не будет еще царем: так не подвижник еще монах, который тайно ест, а за братской трапезой лицемерно выдает себя постником и воздержным. Он готовит паутинную ткань – и идет не правым путем святых, но путем человекоугодников [15] .

Тщеславие, паразитирующее на добродетелях

Особенностью страсти является то, что она паразитирует на добродетелях. И чем больше у человека появляется желания делать добро и самих добрых дел, тем сильнее и тоньше примешивается к ним тщеславие.

    • Плющ обвивается около дерева и, когда достигнет вершины, сушит корень; а тщеславие прививается (прирастает) к добродетелям и не отстает от них, пока не отъимет от них всего значения.
    • Гроздь винограда, до земли спустившаяся или прилегшая к земле, легко загнивает; гибнет и добродетель, ко тщеславию прильнувшая [16] .
    • не перестает преследовать даже и того, кто, бегая славы, укрывается в пустыне от всякого общения со смертными; и чем дальше кто убегает от мира, тем ожесточеннее оно нападает на него. Из живущих же в обителях иного покушается оно ввергнуть в превозношение тем, что он более всех терпелив в деле и труде; другого тем, что он паче всех скор на послушание; иного тем, что он превосходит всех других смирением. Иной искушается сим по причине обширности познаний, иной – по причине долгого сидения за чтением, иной – по причине длительности бдений. И всякого эта болесть усиливается уязвить собственными его добродетелями, в том устрояя претыкания в пагубу, чем снискиваются плоды жизни. Так и для желающих проходить путь благочестия и совершенства врагинаветники не инде скрывают сети прелести, как на том же пути, по, коему они шествуют, по изречению блаженного Давида: на пути сем, по нему же хождах, скрыша сеть мне ( Пс. 141:4 ), чтобы мы на том именно самом пути добродетелей, коим течем, стремясь к почести вышнего звания, превознесшись своими успехами, спотыкались и, запутавшись в сети тщеславия, падали, имея вязанными ноги души своей. Таким образом и бывает, что тогда как остаемся мы непобежденными нападением противника, бываем побеждаемы высотою нашего над ним торжества [17] .
    • Тщеславный … – бесплатный работник: несет труд, а награды не получит.
    • Дырявый мешок не сохраняет в себе того, что вложено, и тщеславие губит мзду добродетелей.
    • Воздержание тщеславного – дым из печи; и то и другое рассеивается в воздухе.
    • Ветер заметает след человека, и тщеславие (в ничто обращает) милостыню.
    • Камень, как сильно ни брось его, не достигает до неба – и молитва человекоугодника не взойдет на небо.
    • Тщеславие есть подводный камень; если об него ударишься, погубишь груз.
    • На стогнах молиться советует тщеславие; но воюющий с тщеславием молится в клети своей.
    • Уныние расслабляет душевную силу, а тщеславие болезненного делает здоровым, старика – более сильным, чем юноша, если только много свидетелей того, что делается: тогда легки и пост, и бдение, и молитва; потому что похвала многих возбуждает усердие [18] .

Хочешь проверить не из тщеславия ли совершаешь ты свои поступки – углубись в сердце и разберись в себе. Отвечаю тебе, если здрав умом, ты определенно разберешься, что двигало тобой в подвиге и что возгревало его. Не печалься, если обнаружишь, что в основании его было замешано тщеславие. Если приглядишься, то увидишь, что большинство твоих подвигов спаяно с ним.

Не печалься – отсеки присвоение себе и все верни Богу, Он ждет этого от тебя. Покайся в этом и все верни Богу, воздай хвалу Ему за все труды твои и будь осторожен наперед: одним глазом во время совершения дел своих смотри на дела, другим глазом – на сердце, не шевелится ли в нем сия змия, не строятся ли дела на тщеславии, не сопровождаются ли тщеславием – и сразу отсекай больные ветки и вырезай гниль. Не заметишь вовремя, проявишь пренебрежение – сгниет весь плод.

И ты, наставник, хочешь ли проверить духовных чад своих? Оставь их без похвал на время, поставь в условия труда без славы – увидишь, что двигало ими.

  • Не продавай трудов за славу человеческую и не отдавай будущей славы за похвалу, ничего не стоящую; ибо слава человеческая обращается в прах и молва ее замирает на земле, а слава добродетели пребывает вовеки.
  • Истинная добродетель не ищет людской похвалы и не услаждается почестью – этою матерью зол.
  • Иные, быв восхвалены за преспеяние, со временем вознерадели; отчего – и похвала мимоиде, и труды пропали.
  • Когда приносишь усердное покаяние в грехах, тогда демоны, возвеличивая твои покаянные подвиги, умаляют грехи и нередко прикрывают их забвением или наводят на мысль, что они прощены, чтоб, ослабив труды, не почитал ты более нужным горько оплакивать свои падения.
  • Кто после опытов деятельной и созерцательной жизни намащает неопытных искусством различать помыслы, тому надлежит смотреть, чтоб не проскользнуло хвастовство таким знанием и желание выставить его напоказ для славы [19] .
  • Тщеславный подвижник сам себе делает двойную обиду, потому что тело свое изнуряет, а награды не получает.
  • Господь часто скрывает от очей наших те добродетели, которые мы приобрели; а человек, хвалящий нас, или, лучше сказать, льстящий нам, похвалою отверзает нам очи, а как скоро отверзлись они, богатство добродетели исчезает (с глаз съедаемо бывает).
  • Кто возносится естественными дарованиями, как-то: остроумием, понятливостью, искусством в чтении и произношении, быстротою ума и другими подобными способностями, без труда нами получаемыми: тот никогда не получит вышеестественных благ; ибо неверный в малом и во многом неверен будет,по своему тщеславию ( Лк. 16:10 ).
  • Скверное тщеславие научает нас принимать образ добродетели, которой нет у нас, приводя к обольщению нас слова Спасителя: тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят добрая дела ваша ( Мф. 5:6 ) [20] .
  • Которые из человекоугодия упражняются в добродетели, у тех основание спасения положено не на камне, а на песке; почему, как скоро пойдет дождь, потекут реки и подуют ветры (искушения), падают они от помыслов. Они, если не падают, а живут как должно, надмеваются великою гордостью; а когда падают, предаются бесполезному отчаянию [21] .

Лечение страсти тщеславия. Борьба с похвалой

  • Это еще не добродетель – быть обесчещену и не чувствовать сего; но вот добродетель – чувствовать сие и переносить ради благочестия. Ибо сказано: поносим ленивый не усрамляется ( Притч. 20:4 ).
  • Всем воздавай честь ради Господа, не требуя чести себе, и обретешь благодать у Господа.
  • Втайне, возлюбленный, исполняй заповеди Господни, и Господь воздаст тебе явно.
  • Если видишь, что человек на земле достиг великого достоинства, не дивись сему; но дивись тому, кто возненавидел земную славу.
  • Смотри, чтоб, желая себе излишней чести, не лечь тебе на себя бесчестия; в подлинном смысле честь человеку – делать все по Богу; великое же бесчестие – преступать заповеди.
  • Не старайся показывать себя искусным во всяком деле, чтоб не впасть тебе в тщеславие, которое приводит к славолюбию, гневу и печали. Более всего старайся сделать себя простым и во всем ровным.
  • Не хвались, величаясь краснословием, но возвещай лучше учение из опыта людей простых и некнижных, чтобы стать тебе учеником Христовых апостолов; а хвалиться внешнею мудростью запрещено, особенно христианам. Хваляйся же о Гocnoдe да хвалится ( 2Кор. 10:17 ).
  • Не хваляй себе сей искусен ( 2Кор. 10:18 ). А ты прежде испытай дела свои, действительно ли проводил жизнь достодолжно; как величаешь себя, – победил ли вожделение, возлюбил ли нищету, возненавидел ли пересуды, отложил ли любовь к тщеславию, возненавидел ли похоть, возгнушался ли сластолюбием, точно ли никому не делал зла, одолел ли страсти, точно ли оскорбляемый не гневался и, слыша себе похвалы, не превозносился, возлюбил ли Господа всею силою и ближнего, как самого себя? – Если же не соблюли мы сего, то для чего велеречим о себе? Об этом надо плакать пред благостью Господа, чтобы исцелил нас от окаменения сердца, и сделал сильными проводить достодолжное житие.
  • Ничего не должно делать напоказ людям, но во всем надо поступать от чистого сердца; потому что Бог знает сокровенное и тайное и от Него одного надеемся получить воздаяние [22] .
  • Когда ближний, или друг, укорит тебя в отсутствие или присутствие твоем, тогда покажи любовь – похвали его.
  • Великое дело – отвергнуть от души похвалу человеческую, но большее – отвратить от себя похвалу бесовскую.
  • Не тот показывает смиренномудрие, кто охуждает сам себя; (ибо кто не стерпит поношения от себя самого?), но тот, кто, будучи укорен другим человеком, не уменьшает к нему любви.
  • Предвкусивший небесную славу, естественно, презирает всякую земную славу; и я подивился бы, если б кто, не вкусив первой, совершенно презирал последнюю.
  • Не слушай веятеля сего, когда он научает тебя объявлять свои добродетели на пользу слышащих польза человеку, если он весь мир будет пользовать, душу же свою отщетит ( Мф. 16:26 )? Ничто не приносит столько пользы ближним, как смиренный и непритворный нрав и такое же слово. Таким образом, мы и других будем побуждать, чтоб они не возносились; а что иное может быть полезнее сего?
  • Не скрывай стыда своего с тою мыслью, чтобы не подавать ближнему повода к преткновению; хотя, может быть, и не во всяком случае полезно будет употреблять сей пластырь, но смотря по особенным свойствам грехов.
  • Когда хвалители наши, или, лучше сказать, льстецы, начнут хвалить нас; тогда поспешим вспомнить множество грехов наших (и суд Божий, не сходный с человеческим) – и увидим, что мы не достойны того, что говорят или делают в честь нам.
  • Начало к истреблению тщеславия есть хранение уст и любление бесчестия, средина – отсечение всех мысленных приражений тщеславия; а конец (если только есть конец в бездне) – без смущения при других делать то, что служит к бесчестию.
  • Утаевай благородство свое и не величайся своею знатностью, чтоб не быть тебе по словам в одном, а по делам в другом устроении.
  • Молчание и безмолвие – враги тщеславия; но если ты находишься в общежитии, то, переноси бесчестия.
  • Если крайнее тщеславие есть, когда человек, не видя при себе никого, кто бы его хвалил, и наедине обнаруживает тщеславные поступки; то признак совершенного нетщеславия есть, чтоб и в присутствие других не окрадываться тщеславною мыслью [23] .
  • Бела рука, скрытая в недре, – и скрываемое дело сияет блистательнее света.
  • Человек безрассудный всенародно объявляет о своем богатстве и многих возбуждает к злоумышлению против себя; а ты, идя путем, где есть разбойники, скрывай, что имеешь, пока не придешь в град мира и там не начнешь безопасно пользоваться своим добром.
  • Если себя самого меряешь малою мерою, то не будешь меряться с другими.
  • Изгони изнутри даже и мысль о похвале человеческой, чтоб чрез то отразить любопоказательный помысл тщеславия еще прежде порождения его.
  • Когда, противоборствуя причинам страстей, препобедишь их, не дозволяй величать тебя лукавому помыслу, чтоб, поверив ему, не впасть тебе в прелесть; но старайся лучше увидеть недостатки в том, над чем потрудился, чтоб преспеяние твое не было окрадено внутренними врагами.
  • Самое острое оружие у змия (древнего) есть тщеславие, побивающее плоды всех трудов наших. Но кто устрояет предварительно противоположный ему маневр тайного доброделания, тот близок к тому, чтобы снести голову с самого диавола.
  • Ароматы подвижнических трудов своих скрывай под печатью молчания, чтоб, будучи выставлены наружу языком, не были они расхищены славою.
  • Скрывай язык свой в деятельном прохождении подвижничества (т. е. вместо языка пусть говорят подвиги); ибо в таком случае и молча будешь иметь свидетелями о жизни твоей достойных веры сожителей своих – труды. О ком свидетельствуют какие-либо наличные труды, тому нет нужды свидетельствовать о себе языком своим.
  • Как скрываешь от людей грехи свои, так скрывай от них и труды свои. Ты стыдишься открывать о срамных делах своих, чтоб не подвергнуться поношению и уничижению, – что полезно было бы для души твоей. Бойся показывать и труды свои,чтобы грех человекоугодия не принес пагубы душе твоей. Если одному Богу открываешь постыдные падения; то не открывай людям своих противоборствий оным, чтоб не сочли их увенчанием победы.
  • Тем, которые упражняются в делании добрых дел, Господь увещательно говорит: егда молишися, вниди в клеть твою, и затворив двери, помолися Отцу твоему, Иже в тайне ( Мф. 6:6 ), и еще: егда твориши милостыню, не воструби пред тобою, повелевая избегать делания чего-либо доброго напоказ как дела вредного. А пророк, говоря, что собираяй мзды собра во влагалище дираво ( Агг. 1:6 ), показывает, что развращенною целью славолюбия уничтожается всякий труд (подвизания и доброделания, как сквозь дырявое влагалище, проходя чрез сердце, не огражденное смиренным мудрованием. Сердце смиренномудрое воистину есть сокровищница и отвсюду сильно укрепленное ограждение, идеже ни червь, ни тля тлит, идеже татие не подкопывают, ни крадут ( Мф. 6:20 ). Под червем разумеется рождающееся внутри самомнение, уничтожающее что в людях бывает доброго; а под татями – отвне привходящие похвалы, которые, возбуждая неразумную кичливость, поспешно расхищают духовные сокровища, долгим трудом в доброделании собранные. Ибо как, подкапывая стену, уносят тщанием накопленное (добро вещественное), так помысл, подвигнутый добрыми делами к превозношению, уничтожает цену сих самых дел, а похвалы людские, подкапывая легкие умы, (вторгаются внутрь) и ничего доброго не оставляют там, что туда внесено было совне законным путем (дверьми), а оттуда извергается ими дырою ушей. Но никто да не попустит этой страсти одолеть себя настолько, чтоб в усыплении от сладкоречия славолюбия потерпеть совершенную утрату всего стяжанного усиленными трудами; да трезвится же всяк и бодрствует, чтоб истребить наветников, когда они еще только подкапывают, прежде нанесения ими вреда, поразив их в самый момент подкапывания, прежде чем воссияет солнце – и мысль станет делом [24] .
  • Итак, желающему идти царским путем с оружиями правды десными и шуими, должно, по апостольскому учению, ровно проходить славою и бесчестием, гаждением и благохвалением ( 2Кор. 6:7,8 ), и с крайнею осторожностью направлять свое шествие путем добродетели среди вздымающихся волн искушений под управлением рассуждения и веянием Духа Господня, зная; что как скоро мы хоть немного уклонимся направо или налево, то тотчас разобьемся о гибельные подводные скалы. Почему и слышим от премудрого Соломона увещание: не уклонися ни на десно, ни на шуе ( Притч. 4:27 ), т. е. не льсти себе из-за добродетели и духовными успехами своими не превозносись, равно как и уклоняясь на шуюю стезю страстей, не ищи, по апостолу, себе от них славы в срамоте твоей ( Флп. 3:19 ). Диавол в ком не мог породить тщеславия благообразием статной и блестящей одежды, в том пытает всеять его одеждою неуклюжею, неопрятною и нищенскою; кого не мог ввергнуть в сию страсть честью, того подбивает на нее уничижением; кого не мог заставить превозноситься многознанием и умением красно говорить, у того вызывает это важничанием в молчании. Если кто явно постится, то тревожим бывает суетною славою; а если кто из презрения к такой славе станет скрывать пост, то терпит нападение от самовозношения. Чтоб не запятнаться приражением тщеславия, иной избегает совершать долгие молитвы на виду у братий; но начав упражняться в них тайно, никого не имея свидетелем такого делания, не избегает он трубления пред собою. Прекрасно наши старцы изображают свойство этой болести, сравнивая ее с луком и чесноком, которые по снятии одного покрова оказываются опять покрытыми другим таким же, и сколько раз ни снимай покровов, они все оказываются покрытыми.
  • Это здесь поместить я потому счел нужным, чтоб мы, имея пред очами полное изображение, с какою силою и в каком порядке нападают на нас страсти, которыми бедная душа бывает терзаема, могли быть более внимательны к себе и чрез то удобнее избегать сетей и западней вражеских; Так и египетские отцы поступают. Они, не колеблясь, все подобное износят на среду и рассказами своими о других и о себе – как бы и они все еще испытывали то, о чем рассказывают, – раскрывают и обнажают пред юными монахами борения всех страстей, и такие, какие уже претерпевают сии юные, и такие, какие еще имеют претерпевать, чтоб чрез такое изложение ими обольщения всех страстей горящие духом новоначальные познали секреты настоящих своих браней и, видя их, как в зеркале, уразумевали как причины борющих их страстей, так и средства – против них; относительно же будущих бранных схваток, прежде чем они придут, наперед знали, как предостерегаться от них, как выступать против нападающих и как сражаться с ними. Как искуснейшие из врачей имеют обыкновение не только настоящие болезни врачевать, но и будущим по своей прозорливой опытности противодействовать, предупреждая их предостерегательными наставлениями или целительными питьями, так и эти истиннейшие врачи душ духовным своим наставлением, как бы некиим противоядием (антидотом), наперед убивая болезни сердец, какие имели бы возникнуть, не дают им юнеть в душах юных иноков, открывая им и причины нападения страстей, и целительные против них средства.
  • Воин Христов, желающий законно подвизаться истинным духовным подвигом, всеми мерами должен стараться победить этого многообразного и разновидного зверя. И во-первых, мы можем избежать – самой встречи с этою многочастною, отвсюду против нас готовою выбежать непотребностью, если, содержа в мысли оное Давидское изречение: Господь рассыпа кости человекоугодников ( Пс. 52:6 ), ничего не будем дозволять себе делать или предпринимать с тщеславным намерением стяжать суетную славу. Потом сделанное с добрым начинанием надо нам усиливаться и сохранить с подобным же – добрым – блюдением, чтоб после того не прокралась болесть тщеславия и не опустошила плодов всех трудов наших. Также что в поведении братий не принято в общий обычай и не делается всеми, то со всем старанием надо отклонять как дело хвастливое и того, что может сделать нас заметными среди других, и что, поелику мы одни то делаем, может стяжать нам славу у людей, всячески избегать. Этими себя выказываниями наипаче и обнаружится, что к нам пристала смертельная заразатщеславия: чего, однако ж, мы могли бы избежать, если б содержали в мысли, что не только совсем потеряем плод трудов наших, какие подымаем с тщеславным намерением, но и виновными сделаемся в большем преступлении и как святотатцы должны будем понести вечные муки; так как к оскорблению Бога восхотели для людей делать дело, которое должны были делать для Него, и чрез то людей предпочли Богу и славу мира – славе Божией, как обличит нас тогда ведущий сокровенное Бог [25] .

Основные святоотеческие правила излечения от страсти тщеславия

  1. Бегай суетной славы человеческой: сам никогда не стремись прославиться, а желай безвестности.
  2. Бойся показывать труды свои. Учись тайноделанию, чтобы никто из людей не знал их.
  3. Учись скрывать свои подвиги и добродетели, никому кроме духовника не раскрывай их.
  4. Береги язык свой: меньше рассказывай о своей духовной внутренней жизни, а то и вовсе не говори.
  5. Старайся сделать себя простым и во всем равным другим.
  6. Ничего доброго не присваивай себе, но Единому Богу.
  7. В начале и во время всякого дела выверяй – не смешалось ли оно с тщеславием и, обнаружив его, сразу же отсекай оное и проси прощения у Бога.
  8. Учись довольствоваться тем, что есть. Смиряйся, видя свою немощь, ограниченные физические и духовные силы. Знай свою меру. Не стремись к тому, что не по силам.
[1] Св. Иоанн Лествичник. Там же.

С. 667–671.

[2] Св. Ефрем Сирин. Добротолюбие.

Том II. М.: АНО Развитие духовности, культуры и науки; 2004 г. С. 519.

[4] Св. Иоанн Лествичник. Там же.

С. 666-669.

[5] Св. Иоанн Лествичник. Там же.

С. 666-671.

О Татьяна

x

Check Also

Скорби в нашей жизни — читать, скачать — епископ Александр (Милеант)

Скорби в нашей жизни Содержание 1. Неизбежность скорбей Ежедневно жизнь убеждает нас, что скорби неизбежны. ...

Септуагинта и Вульгата в свете исследований рукописей Мертвого моря

Септуагинта и Вульгата в свете исследований рукописей Мертвого моря В статье рассматривается соотношение редакций Библии ...

Семантика смирения в агиографическом тексте: историко-лексикографический аспект

Семантика смирения в агиографическом тексте: историко-лексикографический аспект 2010 г. Московский государственный областной университет Сообщается о ...

Сектантство в Православии и Православие в сектантстве — читать, скачать — архиепископ Иоанн (Шаховской)

Сектантство в Православии и Православие в сектантстве Ошибочно думать, что все православные суть действительно не ...