Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Техногенная катастрофа в Москве: как в столице сутки не было электричества

Наша техногенная цивилизация без электроэнергии может запросто погрузиться в коллапс, ведь жизнь современного человека часто напрямую зависит от всевозможных механизмов и приборов.

Можете вообразить мегаполис, который на сутки оказался обесточенным?

Именно такой казус и приключился в Москве 25 мая 2005 года.

«У нас это невозможно»

Масштабные аварии время от времени затрагивают энергосистемы разных стран.

Техника иногда ломается, а людям свойственно ошибаться. Например, 9 ноября 1965 года без света остался весь северо-восток США и часть Канады.

Это чрезвычайное происшествие получило название «блэкаут» (англ. blackout – затемнение).

Самым крупным в истории до сих пор считается сбой в энергосистеме, случившийся 14 августа 2003 года.

Тогда в результате каскадного отключения лишилось электричества более 50 млн человек — жители Нью-Йорка, Детройта, Кливленда, Торонто, Оттавы и многих других городов.

Причем на восстановление энергоснабжения потребовалось почти двое суток.

В статье «Чья же дочь Авария?», опубликованной в «Российской газете» в 2005 году, обозреватель Евгений Арсюхин вспомнил, как председатель правления РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс в августе 2003-го на пресс-конференции заявил: «У нас это невозможно».

Руководитель госкорпорации уверял, что жителям нашей страны не грозит такое масштабное ЧП, что стряслось в США и Канаде.

А все потому, что российская энергетическая система обладает большим запасом прочности.
Однако последующие события показали, что каскадное отключение электричества вполне возможно и в нашей стране.

Что случилось

Подробный анализ произошедшего сделал автор статьи «Московский блэкаут. Кто виноват и что делать?» в журнале «Наука и жизнь» за 2006 год А. Петров.

Все началось 24 мая 2005 г. около 21:00, когда на подстанции «Чагино» случилось малозначительное происшествие: перегорел один из трансформаторов.

Это ничем не грозило московской энергосистеме само по себе, если бы не еще одно досадное недоразумение — как раз накануне рабочие залили этот трансформатор, стоявший на открытом воздухе, машинным маслом.

В результате электрическое замыкание спровоцировало небольшой взрыв, горящее масло разбрызгалось вокруг, и пожар охватил соседнее оборудование.

Автоматическая система предотвращения ЧП среагировала, как и положено — подстанция «Чагино» отключилась.

Затем встала и ТЭЦ-22, которая была связана с подстанцией высоковольтной линией электропередачи.

Но и это еще не грозило Москве масштабными проблемами.

Тем более что за ночь энергетики придумали как компенсировать недостающие мощности, подсоединив столичные сети к линии, питающей Каширу.

Но утром, когда потребление электроэнергии возросло, а работа подстанции «Чагино» и связанной с ней ТЭЦ-22 еще не были восстановлены, система не выдержала. Напряжение в сети резко упало, и 25 мая 2005 года с 9:23 до 10:45 одна за другой подстанции: «Очаково», «Ногинск», «Пахра», «Калужская», «Михайловская» — встали.

Началось каскадное отключение.

Цепная реакция затронула не только московские электросети.

Прекратили свою работу Алексинская и Ефремовская ТЭЦ, Новомосковская и Щекинская ГРЭС.

Без света остались более 6 млн человек — жители 5 административных округов столицы, 34 районов Подмосковья, Тульской, Рязанской и Калужской областей.

Только к 18:00 часам 25 мая энергетикам удалось восстановить электроснабжение жизненно важных объектов (больниц, предприятий ЖКХ, высокотехнологичных производств, транспортных компаний), а полное устранение последствий ЧП завершилось лишь к вечеру 26 мая.

Предпосылки

Доктор технических наук, Виктор Васильевич Кудрявый, в статье «Энергетика работает с перенапряжением» в «Новой газете» 2009 года высказал свое мнение относительно причин аварии.

Специалист считает, что всему виной безграмотные действия руководителей отрасли.

«Прежде всего, во главе энергохолдинга, а затем ведущих энергокомпаний были поставлены управленцы общего профиля.

В правлении и совете директоров РАО “ЕЭС России” не было энергетиков с положительным опытом управления крупными энергокомпаниями.

По государственным и ныне независимым компаниям картинка аналогичная», — написал В. В. Кудрявый.

Отсутствие профессионалов на ключевых должностях привело к тому, что снизилась надежность работы всей отрасли.

Ликвидация научно-технической службы проводилась в РАО «ЕЭС России» в рамках реформирования, перехода на новые, рыночные рельсы.

Эксперт журнала «Наука и жизнь» А. Петров указал в своей статье, что перестройка энергосистемы началась в столице с апреля 2005 года.

Из состава когда-то единого ОАО «Мосэнерго» было выведено 12 независимых частных компаний: генерирующих, сетевых, сбытовых и ремонтных. Каждая из этих новых фирм открыла собственную диспетчерскую службу.

Объединенное диспетчерское управление (ОДУ) «Мосэнерго» приказало долго жить.

И столица осталась без единого центра, который мог бы оперативно реагировать на все возможные внештатные ситуации.

Именно поэтому незначительное происшествие на подстанции «Чагино» привело к масштабной аварии: не было должного уровня координации между диспетчерскими службами разных энергетических компаний. Отсутствие согласованных действий привело к тому, что точной картиной происходящего не обладал никто. А ведь утром 25 мая, когда возросло энергопотребление, достаточно было лишь найти дополнительные резервы, отключить некоторых (наименее значимых) потребителей на 1—2 часа, и никаких проблем бы не возникло.

Помимо непрофессионального руководства и непродуманного реформирования работы московской энергосистемы, специалисты также относят к причинам аварии значительный износ оборудования на подстанции «Чагино» и других объектах.

Последствия

Масштабная техногенная катастрофа в мегаполисе может создать множество ситуаций, потенциально опасных для жизни и здоровья людей.

Человеческих жертв удалось избежать благодаря четкой и слаженной работе антикризисного центра, созданного в мэрии, а также при участии сотрудников всех оперативных служб.

Следует отдать должное спокойствию и выдержке москвичей и гостей столицы, сумевших не поддаться панике.

Военные предоставили больницам мобильные дизельные электростанции, что спасло жизни многих пациентов.

По-настоящему опасная ситуация сложилась в метро.

Поезда остановились, погас свет. Пассажирам пришлось самостоятельно выбираться на поверхность по неработающим эскалаторам.

У некоторых людей этот непростой путь занял два часа.

До утра 26 мая не работало 52 из 170 станций московского метрополитена.

Москвичам было сложно возвращаться домой, ведь трамваи, троллейбусы и электрички встали на своих путях, а из-за отключившихся светофоров образовались огромные пробки.

В лифтах застряли, по разным данным, от 1 до 1,5 тыс. человек.

Авария вызвала многочисленные сбои в деятельности мобильных операторов, в южных районах Москвы не работали банкоматы.

Торговые сети и промышленные предприятия понесли большие убытки.

Столичная мэрия оценила ущерб в 1 млрд 708 млн рублей, администрация Подмосковья — в 503 млн 940 тыс. рублей.

Тульская область, которая тоже была обесточена 25 мая 2005 года, определила свои потери в размере 436 млн 800 тыс.

Авария нанесла не только экономический, но и экологический ущерб.

В течение нескольких часов в Москву-реку поступали сточные воды, не прошедшие очистку, потому что объекты водного хозяйства тоже остались без электричества, а резервных источников питания у них не оказалось.

Сточные воды даже прорвали систему канализации, затопив небольшой участок Волгоградского проспекта.

Из-за отключения электричества новомосковский завод «Оргсинтез» был вынужден произвести сброс оксида азота в атмосферу.

Кто виноват

Политические противники председателя правления РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса попытались воспользоваться сложившейся ситуацией, чтобы отправить его в отставку. Этот вопрос обсуждался 27 мая 2005 года на заседании Госдумы РФ по инициативе фракции «Родина».

А днем ранее глава госкорпорации давал показания в прокуратуре в качестве свидетеля. Однако ни следователи, ни большинство депутатов прямой вины политика в случившейся аварии не нашли. В итоге 4 июня в отставку ушли двое руководителей: генеральный директор компании «Мосэнерго» Аркадий Евстафьев и его заместитель по экономическим вопросам Владислав Назин.

Отвечая на вопросы обозревателя «Российской газеты» Евгения Арсюхина о причинах аварии, член правления РАО «ЕЭС России» Андрей Трапезников решительно отстаивал необходимость реформирования отрасли.

«Сейчас энергетика одной ногой стоит в рынке, а другой — еще в государственно регулируемой экономике.

Пока не придут частные инвестиции, пока энергетика не станет частной в полном смысле слова, говорить о модернизации сложно, как и об исключении ситуаций, когда из-за изношенности оборудования происходят сбои», — сказал представитель госкорпорации.

В Госдуме была создана рабочая группа по расследованию причин ЧП, которую возглавил вице-спикер Владимир Пехтин.

9 июня 2005 года он сообщил депутатам и журналистам, что во всем виноваты диспетчеры, которые вовремя не отреагировали на возникновение дисбаланса в энергосистеме.

Кроме того, к аварии привело устаревшее оборудование и растущий дефицит мощностей, с которым столица сталкивалась уже не первый год.

Доктор технических наук В. В. Кудрявый и ряд других специалистов высказали мнение, что из диспетчеров просто сделали стрелочников, возложив на них всю ответственность за аварию.

А эксперт журнала «Наука и жизнь» А. Петров в своей статье написал: «Но виноваты и руководители как московских, так и российских энергетиков.

Нельзя было начинать реорганизацию, не подготовив и не научив персонал действовать в критических ситуациях».

Уроки извлечены

Полная реконструкция подстанции «Чагино» началась в конце 2006 года и была завершена в 2009-м. Одновременно в рамках программы «Московское кольцо» произошло переоборудование подстанций «Очаково», «Западная» и «Бескудниково».

Сейчас все они работают в полном объеме.

Энергетики извлекли уроки из сложившейся ситуации, диспетчерские службы научились координировать свою работу.

А возникающие время от времени нештатные ситуации больше не приводили к таким масштабным коллапсам.