Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Сколько советских детей фашисты вывезли в Германию?

В 1933 году, через полгода после прихода нацистов к власти, министр внутренних дел Вильгельм Фрик заявил: «немецкие женщины рожают меньше, чем нужно для процветания и развития государства, а упадок семьи – следствие пагубной политики демократов и либералов.

И пообещал – нацистское государство все исправит.

«Расово» ценные матери и дети

В 1935 году, в составе Главного управления SS по вопросам расы и поселения появилась новая организация, «Лебенсборн». В переводе с немецкого «Лебенсборн» означает «источник жизни». Ее символом стала «лебенрум», которая в нацисткой идеологии означала «жизнь».

Руководил управлением L офицер SS Макс Зольмен.

Структура Лебенсборна состояла из специальных департаментов, главный из них – департамент Здоровья.

Был также департамент при родильных домах и департамент, который курировал военных сирот.

По задумке главы SS Гиммлера, дома Лебенсборна должны были стать местом, где незамужние женщины могли тайно родить ребенка и оставить его на воспитание государству. Под лозунгом «Подари ребенка фюреру!», немецких женщин призывали рожать «истинных арийцев». Теперь внебрачный ребенок считался не позором, а честью.

В 1936 году, в предместье Мюнхена, был открыт первый дом Лебенсборна. Руководил им врач, сотрудник SS. За роженицами ухаживали акушерки и медсестры.

В Лебенсборн могли попасть не все женщины, а только «расово ценные матери».

Они должны были заявить, кто является «репродуктором», и подать документы о своей родословной, чтобы подтвердить, что у них была «чистая» родословная.

Детей, рожденных в Лебенсборне, тщательно осматривали.

Измеряли рост, вес, объем черепа.

Особое внимание обращали на цвет глаз.

Ребенок, который родился больным или недоразвитым, был обречен на смерть.

После начала Второй мировой войны

С началом боевых действий в Европе, дома Лебенсборна появились в Люксембурге, Франции, Бельгии, Норвегии и Польше. Гиммлер считал, что в этих заведениях появляется слишком мало младенцев.

Армии вермахта нужно было больше людей.

К осени 1943 года во Второй мировой войне наступил коренной перелом.

Немцы потерпели крупное поражение под Сталинградом.

Затем Курская битва, после которой инициатива окончательно перешла Красной Армии – немецкие войска отступали, потери миллионные, солдаты вермахта не верили в победу «великой» Германии и в превосходство арийской расы.

Тогда начали искать родственные арийской расе народы, на территории Европы, Прибалтики и СССР.

В апреле 1944 года гитлеровцы начали карательную операцию против партизан Полоцко-Витебской зоны под кодовым названием «Весенний праздник».

В кольцо окружения попали десятки тысячи местных жителей, жены и дети партизан. Несколько тысяч детей отправили в концлагеря, 2,5 тысячи витебских малышей отправили в дома Лебенсборна для экспериментов. Почему нацистов так заинтересовали белорусские дети?

Объяснение было простое – они похожи на арийцев: такие же светлоглазые, выносливые и главное – форма черепа арийская.

В отличие от еврейских и цыганских детей, многие дети из Белоруссии, по мнению Гиммлера, были почти арийцами, и могли принести неоценимую помощь Третьему рейху.

Из речи Гиммлера, 4 октября 1943 года в Познани: «все, что другие нации смогут предложить нам в качестве чистой крови, на подобие нашей, мы примем.

При необходимости сделаем это путем похищения их детей и воспитания их в нашей среде.

Было создана целая сеть детских домов Лебенсборн в СССР.

Для «германизации», по замыслу Гиммлера, из Советского Союза вывезли 50 тысяч «расово ценных» детей.

Главной целью Лебенсборна было перевоспитать детей дошкольного возраста, чтобы они забыли о детстве в СССР и о своем происхождении.

Отбирали только здоровых, голубоглазых и светловолосых – при помощи медицинских исследований и психологических тестов.

Фашисты были уверены: критерии отбора совершенны, ошибки быть не может.

В 1941 году заведующая детдомом №3 в Минске получила особое распоряжение: она должна была сообщать о поступавших туда еврейских детях.

И она сообщала.

Но воспитатели детдома втайне от заведующей укрывали еврейских подкидышей, им давали русские имена и фамилии, а потом крестили.

Для немцев это было важно, ведь евреи не могли ходить в церковь.

Часто в детдом наведывались оккупанты.

В апреле 1944 года, за несколько месяцев до освобождения Минска, немцы спешно эвакуировались из города. Они вернулись в детский дом и забрали с собой 30 белорусских детей.

Сирот привезли в Каунас, и поселили в бывшем поместье графа Тышкевича. Там детей начали обучать немецкому языку, запретили разговаривать по-русски. По мере приближения советских войск, детей повезли дальше.

Вскоре детей привезли в Данциг, оттуда в Берлин и Бельциг.

Детей представили расово-идеологической комиссии.

Специалисты измеряли рост, вес, объем черепа, лоб, нос, расстояние между углами подбородка, рассматривали даже структуру волос под микроскопом.

Позже дети оказались в детском доме Гайншуле, и среди прошедших отбор были еврейские дети!

Содержание было бесплатным, потому что Гиммлер считал, что расово чистые дети «окупятся», когда вырастут и станут солдатами вермахта. Каждый детдомовец Лебенсборна должен был пройти обряд имянаречения «по-ССовски»

Детям давали новые имена.

Зина становилась Зигред, Нина – Вильгельминой, Маша – Ингеборг. Так белорусские дети становились арийцами. В Лебенсборне действовала «палочная система».

За провинность детей били розгами или палкой, сажали в карцер. Запугивали Советским Союзом, постоянно повторяли: «забудьте, чтоб вы дети белорусов.

Фюрер сказал – вы завтрашние солдаты и работники».

Постоянно напоминали – ты немец! Малыши быстро усваивали немецкий язык и немецкий тип мышления.

Через 4 месяца ежедневной муштры дети становились послушными – такими, как хотел Гиммлер.

После этого ребенка отдавали в семью немцев. В Лебенсборне существовал свой паспортный стол, где детям выдавали «правильные документы».

Немцы даже не подозревали, что воспитывают детей, рожденных в Белоруссии.

Что было с детьми Лебенсборна после войны

Зимой 1945 года эксперимент пришлось прервать. Детей старшего возраста отправили в Берлин рыть окопы, а младших заперли в сарае.

Воспитатели уничтожали архивные документы Лебенсборна.

После войны несколько миллионов советских граждан оказались за пределами СССР.

На Ялтинской конференции 1945 года Сталин, Черчилль и Рузвельт договорились о том, что военнопленные будут возвращены в Советский Союз, вне зависимости от их желания. Управление по репатриации с помощью НКВД создало мощную сеть: от поисковых групп в Германии, до служб, которые отвечали за прием граждан на местах. Органы репатриации занимались поисками белорусских детей, вывезенных немцами.

Найти «германизированных» детей было сложно.

Некоторые были запуганы и боялись признаться, кто они на самом деле, другие просто не помнили настоящих имен.

В 1945 году в американской зоне оккупации Германии родился последний ребенок Лебенсборна.

Американцев убедили, что Лебенсборн – благотворительная организация, которая помогает одиноким матерям. Правду американцы узнали только через год.

На Нюрнбергском процессе сотрудников Лебенсборна обвиняли по трем статьям – преступление против человечности, военные преступления и участие в военной организации.

Трибунал оправдал Макса Зольмана по делу Лебенсборна, осудив его только за принадлежность к СС.

Одних детей Лебенсборна нашли советские солдаты после войны, но были и те, кто остался в Германии.

Они выросли в немецких семьях, и считают себя коренными немцами.

Комментарии закрыты.