Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Любовь Берлин: тайна гибели самой известной парашютистки СССР

До 17 лет Любовь Берлин была обычной советской девушкой. Она родилась осенью 1915 года в Ростове-на-Дону, затем ее семья переехала в Москву.

Девочка росла спортивной — занималась плаванием, после школы поступила в училище при типографии «Правда», работала наборщицей.

Активистка, комсомолка

Свой первый прыжок с парашютом совершила в 17 лет. Он произвел на нее такое ошеломляющее впечатление, что после этого она не могла думать ни о чем другом! Уже через полтора месяца она стала активистом парашютной школы, а вскоре — сама подготовила программу инструктора, изучила укладку парашюта, а зимой стала читать лекции для школьников и студентов, вела кружки.

В 1934 году Любовь Берлин стала одной из первых девушек в СССР, которые совершали «затяжные прыжки», когда парашютист раскрывает купол парашюта не сразу, а с задержкой.

Не раз и не два она рисковала жизнью: из-за неверного расчета или из-за ветра девушка приземлялась то на колхозные дома, то цеплялась стропами за крышу высотного здания.

В последнем случае ее, висящую на стене, с трудом спасли пожарные: один из них открыл окно и багром затащил спортсменку внутрь.

Ее прославил прыжок с планера

В конце мая 1935 года на московском празднике парашютистов Любовь Берлин была первой девушкой, прыгнувшей с планера. Это был более ответственный прыжок, чем прыжок с самолета.

При отрыве от планера нельзя делать неосторожные движения, следует все точно рассчитать, а парашют следует раскрывать «с затяжкой», тогда, когда парашютист наберет нужную скорость, так как скорость самого планера — невелика.

Любовь прекрасно справилась с этим заданием.

После 1935 года она заинтересовалась высотными прыжками: прыгала с 1500 м, с 3000 м. Любовь стала уже известной спортсменкой, о ней писали газеты, у нее появились первые подруги-парашютистки, среди которых была и известная спортсменка Тамара Иванова.

Осенью Любовь Берлин с Ивановной и с другими советскими спортсменами ездила в Бухарест на фестиваль парашютного спорта. Здесь, в Бухаресте, советские парашютисты впервые продемонстрировали коллегам из Европы затяжной групповой прыжок, в котором участвовали шесть спортсменов — две девушки и четверо мужчин.

Обо всем этом Любовь Берлин написала в своей книге «Записки парашютистки». Личная жизнь девушки тоже била ключом — она быстро выскочила замуж за Михаила Шапиро, увлекалась музыкой, посещала оперу, поступила в музыкальное училище, но окончить смогла только два курса.

В 1936 году Любовь Берлин-Шапиро и Тамара Иванова погибли во время затяжного прыжка.

Увлеклись?

Или поспорили?

Это случилось 26 марта на Люберецком аэродроме.

Очевидец происшествия, корреспондент газеты «Правда» Лазарь Бронтман, писал, что трагедию ничего не предвещало.

Правда, он же оговорился, что за несколько дней до этого девушки с компанией сидели в ресторане, где он их фотографировал, и именно в этот день прибыли на летное поле с опозданием на два часа.

Парашютистки были одеты в теплые комбинезоны, у каждой на руке — по секундомеру.

Девушки были очень веселы, оживленно разговаривали с газетчиками. Выяснилось, что для Любы Берлин это будет 50 прыжок, а для Тамары — 47-й.

Берлин попросила Бронтмана обязательно указать в газете, что ее фамилия теперь не Берлин, а Берлин-Шапиро — «а то муж обижается».

Между тем прыжок был серьезный — девушки хотели поставить рекорд, который уже был обещан самому Сталину.

После прыжка Любовь должна была написать об этом вождю в письме и даже попросила Бронтмана помочь ей в этом.

По заданию, парашютистки должны были прыгнуть с 5000 м с задержкой и раскрыть парашюты после 80 с свободного падения.

На аэродроме присутствовало около 20 журналистов, начальники авиации, инструкторы и летчики.

Веселые парашютистки сели в самолет; когда тот набрал высоту, присутствовавшие на аэродроме пытались разглядеть в небе раскрывшиеся парашюты, но так этого и не дождались.

Когда один из самолетов пошел на посадку, а второй — начал делать круги, явно отыскивая упавших парашютисток, стало понятно, что произошла трагедия.

Девушек нашли в поле примерно в 400 м друг от друга. Купола их парашютов были полураскрыты — и та, и другая не успели вовремя дернуть кольцо. Почему это случилось, можно лишь гадать.

Возможно, они поспорили, кто позже откроет парашют, а возможно, стремились преодолеть рекорды, которые установили до них другие спортсмены.

Известно, что перед этим парашютистка Каменева раскрыла парашют в 250 м от земли, спортсмен Евсеев — в 200 м, а Евдокимов — в 150 м. Кто-то из журналистов потом вспоминал, что Тамара, садясь в самолет, легкомысленно крикнула, что не откроет купол парашюта до высоты в 100 м над землей.

Освидетельствование тел показало, что у Берлин при падении было переломано все, что можно, а у Ивановной — только ребра. Один из секундомеров уцелел и показал «передержку» на 12 с, то есть почти на 800 м.

Тела погибших девушек были выставлены для прощания в Доме Печати уже на следующий день.

В карауле стояли авиаторы и летчики, а попрощаться со спортсменками пришло несколько тысяч человек.

По советской традиции тела погибших после митинга кремировали.

Комментарии закрыты.