Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Кролик сидит, травкой питается»: как Молотов описывал Гитлера после общения с ним

В ноябре 1940 года состоялся визит наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова в Берлин.

Это событие незаслуженно оказалось в тени более ранних событий, связанных с заключением советско-германского пакта.

Между тем в столице Третьего Рейха Молотов лично встречался и вел переговоры с Гитлером, а спустя много лет подробно рассказал о том, каким был фюрер.

Встреча в Берлине

В столицу Третьего Рейха Молотов выехал с Белорусского вокзала, поздним вечером 10 ноября 1940 года. Утром 12 ноября он прибыл в Берлин, где его ожидали рейхсминистр Иоахим фон Риббентроп, фельдмаршал Кейтель и другие официальные лица. После переговоров с Риббентропом советский нарком был доставлен к Гитлеру.

Перед ним предстал человек, в котором «внешне ничего такого особенного не было, что бросалось бы в глаза», но вместе с тем явно убежденный в своих воззрениях. «Гитлер очень самодовольный, можно сказать, самовлюбленный человек. Конечно, не такой, каким его изображают в книгах и кинофильмах.

Там бьют на внешнюю сторону, показывают его сумасшедшим, маньяком, а это не так. Он был очень умен, но ограничен и туп в силу самовлюбленности и нелепости своей изначальной идеи», – вспоминал Молотов.

Фюрер, действительно, держал себя в руках и не выказывал неприязни по отношению к собеседнику. Воздерживался он и от критики большевиков, хотя впоследствии Молотов прямо назовет его ослепленным антикоммунистом.

Наркому иностранных дел это показалось естественным: «Если хочешь о чем-нибудь договориться, приходилось разговаривать по-человечески. Приходилось говорить. Он спокойным голосом говорил, не ругался, хотя доказывал».

Молотов отмечал, что во время первой встречи больше говорил именно германский лидер, а он лишь подталкивал его к дальнейшим рассуждениям, ведь «с Гитлером нельзя было держать душу нараспашку».

Передел мира

В отчете Сталину Молотов заметил, что большая часть времени, проведенного в беседах с Гитлером, ушла на обсуждение финского вопроса. Ссылаясь на условия секретных протоколов 1939 года, нарком указывал, что Советский Союз имеет право завершить то, что было начато в ходе «Зимней войны» и оккупировать Финляндию. На это ему был дан ответ, что Германия со своей стороны не видит никаких препятствий, однако конфликт на Балтике для нее нежелателен из-за продолжающейся войны с Великобританией.

Гитлер, казалось, искренне удивился, почему Молотов так обеспокоен Финляндией, когда ему предлагают более перспективные территории. «Я пытался заставить его дать больше информации, – рассказывал нарком иностранных дел. – Вам нужен порт на теплом море, – заявил Гитлер. – В Иране или в Индии… Ваше будущее на юге“. „Какая интересная мысль…И как вы себе это представляете?“». Увы, на этот вопрос фюрер так и не дал однозначного ответа, зато намекнул, что это поможет разделаться с британцами. «Гитлер говорит: „Что же получается, какая-то Англия, какие-то острова несчастные владеют половиной мира и хотят весь мир захватить – это же недопустимо!

Это несправедливо! “», – вспоминал Молотов. По его словам, фюрер хотел втянуть Советский Союз в авантюру и смотреть, как чужие войска завязнут на юге. Гитлеру Молотов полностью отказывал в политическом таланте и дальновидности: «Однобокий очень, националист крайний, шовинист, который ослеплен своими идеями.

Хотел возвеличить Германию и все придавить под ее пятой».

Вечером 12 ноября, когда переговоры были окончены, Риббентроп устроил в столичном отеле «Кайзерхоф» прием в честь советского наркома.

Гитлер мероприятие не посетил.

Особый рацион фюрера

На следующий день состоялась вторая и последняя встреча Вячеслава Молотова с Адольфом Гитлером. Она продлилась три часа.

Переговоры были напряженными: Молотов задавал неприятные вопросы и настойчиво добивался ответов на них, а Гитлер обвинил СССР в жадности. Камнем преткновения на сей раз выступал вопрос о проливах Босфор и Дарданеллы.

Советский нарком доказывал, что без них государство является беззащитным, а также задал вопрос относительно немецких войск в Румынии.

Фюрер, в свою очередь, не смог скрыть раздражения, и воскликнул: «Это мелочь!».

После беседы был организован обед, на котором с немецкой стороны присутствовали Гитлер, Геббельс и Риббентроп, а с советской – Молотов, посол СССР в Германии Деканозов и первый заместитель наркома НКВД Меркулов. Гостей поразило на удивление небогатое меню, состоявшее из трех блюд: мясного бульона, фазана и фруктового салата.

Сам Гитлер довольствовался еще более скудной пищей. «Он говорит: „Идет война, я сейчас кофе не пью, потому что мой народ не пьет кофе.

Мяса не ем, только вегетарианскую пищу, не курю, не пью“», – рассказывал Молотов и с иронией добавлял: «Я смотрю, со мной кролик сидит, травкой питается, идеальный мужчина».

14 ноября нарком иностранных дел СССР покинул Германию и никогда более не встречался с фюрером. Визит Молотова был практически забыт в силу того, что никаких важных документов подписано не было. Во время интервью автору книги «Сто сорок бесед с Молотовым» Ф.И.

Чуеву он рассказал: «Когда нас фотографировали, Гитлер меня обнял одной рукой. Меня в 1942 году в Канаде спрашивали, почему я на этом снимке улыбаюсь? Да потому, что у нас ничего не получилось и не получится!».

Вячеслав Молотов был прав.

Сразу после его возвращения на родину обе страны усилили подготовку к будущей войне, а Гитлер подписал план «Барбаросса», рассчитанный на молниеносный захват противника.

Комментарии закрыты.