Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Красный – самый страшный концлагерь Крыма времен Великой Отечественной войны

Крым был оккупирован нацистами с осени 1941 и до весны 1944 года. По последним данным, за два с половиной года оккупации полуострова нацисты расстреляли 71 921 мирных жителя и 19 319 военнопленных, замучили 18 322 мирных гражданина и 25 615 военнопленных, угнали в рабство в качестве остарбайтеров еще 85 447 человек.

По общим оценкам, за все время оккупации нацистами было убито, замучено и угнано в рабство 219 625 человек.

В это время в Крыму действовало около 96 мест принудительного содержания советских граждан, включая лагеря для гражданского населения и военнопленных.

Одним из самых страшных мест, унесших до пятнадцати тысяч жизней наших соотечественников, был лагерь смерти под названием «Красный».

Название этого места, расположенного на территории одноименного совхоза поблизости от Симферополя, навеки, несмываемыми кровавыми буквами, вписано в страшную летопись той эпохи.

Столица Крыма во время оккупации

В период нацистской оккупации 1941-1944 годов Симферополь являл собой подобие одного из самых страшных кругов дантовского ада. Нацисты и их приспешники убивали людей повсюду – на 10-м километре Феодосийского шоссе, в Курцовской балке, в Дубках, в лагере военнопленных «Картофельный городок», на Армянском кладбище, в «Собачьей балке», недалеко от Утильзавода по улице Полигонной, в балке Актачи-Кият и многих других местах сжавшегося от непереносимого ужаса, некогда тихого и уютного провинциального городка. На деревьях центральных улиц можно было видеть тела повешенных симферопольцев, чем-то не угодивших германской власти.

По желанию немецких «сверхчеловеков» уничтожен мог быть любой мирный гражданин, вне зависимости от пола, возраста, убеждений, национальности, религии и социального положения.

Людей расстреливали, травили ядами, душили выхлопными газами в газвагенах.

Тысячи людей умирали в застенках от пыток, голода, измождения и болезней.

Красный

На выезде из Симферополя в Евпаторию был расположен процветающий совхоз «Красный». Над ним шефствовал НКВД, это был крупнейший птицесовхоз СССР, имевший маточное поголовье в 100 000 кур и дававший стране ежегодно около 15 миллионов яиц.

Уже в ноябре 1941 года, сразу после оккупации Симферополя, нацистские палачи загнали на его территорию до 15 000 военнопленных. Бóльшая часть из них, по всей видимости, умерла прямо там, строя будущий лагерь, состоявший из двух частей: в одной находилась немецкая администрация, а в другой – в бараках томились заключенные.

По показаниям узницы К.Г. Чабановой, над железными воротами, ведущими в лагерь, была укреплена в виде арки доска, на которой на русском языке было написано: «Концентрационный штрафной лагерь СД совхоз «Красный»».

Лагерь был окружен двойным кольцом колючей проволоки.

В полную силу он заработал с лета 1942 года.

Немецкие палачи и советские коллаборационисты

Вне лагеря было четыре барака, в которых проживали добровольцы и немецкая администрация. Начальником лагеря был оберлейтенант, унтерштурмфюрер СС, верховный следователь полиции безопасности и СД Симферополя Карл Шпекман; лично Шпекман, а также его подручные – Пауль Краузе и Генрих Гунце – охотно принимали участие в истязаниях и расстрелах узников.

Следующими в табели о рангах следовали т.н. фольксдойче – советские граждане немецкого происхождения, пошедшие на службу к нацистам, а затем – добровольцы вермахта из числа советских перебежчиков и пленных, сформированных в отдельный 152-й охранный батальон.

Перефразируя известное высказывание, можно заметить, что предателями не рождались, предателями становились.

Подавляющее большинство крымских коллаборационистов не были ни преступниками, ни врагами СССР и большевиков. В большинстве своем это были обычные рядовые солдаты, попавшие в плен в 1941 году и решившие купить себе жизнь ценой предательства. Однако невинных среди них не было – все добровольцы так или иначе были вовлечены в процесс уничтожения заключенных.

Даже водители машин, которые доставляли узников на место расстрела, принимали участие в геноциде, не говоря уже о тех, кто охранял и конвоировал заключенных, выводил их на работы, избивал, скручивал им руки алюминиевой проволокой перед расстрелом, заставлял идти на смерть и стрелял в затылок.

Конвейер смерти

По разным оценкам, в лагере могло разместиться до 2 000 узников. При этом состав заключенных постоянно «обновлялся» в страшном конвейере непрерывной смерти. Со слов узницы Л.И.

Тишиной известно, что из лагеря систематически вывозили и уничтожали крупные группы от 80 до 150 человек. Более мелкие – от 3 до 5 человек – расстреливали прямо в лагере. Многие умирали от истощения, непосильного труда, болезней, а также климата (летом от невыносимой жары, а зимой – от холода).

Известно также, что значительные группы заключенных вывозились из «Красного» на симферопольский вокзал. Что с ними происходило дальше неизвестно, но, скорее всего, их либо расстреливали, либо вывозили дальше в качестве остарбайтеров.

Чтобы скрыть свои преступления и заодно избавиться от трупов, немцы зачастую сжигали тела расстрелянных на специально оборудованной площадке неподалеку от лагеря.

Порой заключенных сжигали там живьем.

В конце октября – начале ноября 1943 в связи с приближением Красной армии к северу Крыма среди немцев возникла настоящая паника. В результате администрацией лагеря было принято решение освободить немногочисленное количество сидевших в лагере по уголовным статьям, а остальных – немедленно расстрелять.

В эти осенние дни лагерь был почти полностью опустошен, а на расстрел было вывезено около 1500 человек.

К сожалению, наступление Красной Армии затормозилось – и лагерь вновь наполнился «врагами Рейха».

Ликвидация лагеря

Следующий этап массового расстрела датируется началом апреля 1944 года – временем приближения советских войск к Симферополю. Узников стали интенсивно расстреливать с начала месяца, но так и не успели завершить этот процесс полностью.

В результате, в последнюю ночь перед бегством из Крыма (с 10 на 11 апреля) немцы и их приспешники расстреляли всех оставшихся узников прямо возле лагеря, сбросив их тела в близлежащие колодцы.

Порой каратели «экономили» патроны и сбрасывали людей в колодец живыми, так что утром 11 апреля земля в расстрельных колодцах еще шевелилась.

Около сотни уцелевших узников были отпущены на свободу – не из жалости, а потому, что их просто не успели убить.

После завтрака каратели получили приказ срочно собрать вещи и погрузились в грузовые автомашины с открытыми кузовами. Проехав через центр Симферополя, они влились в состав колонны, направлявшейся в Севастополь.

Там их погрузили на пароход, идущий в Румынию. Утром того же дня немцы застрелили оставшийся в лагерном хозяйстве скот, а также подожгли конюшню, двухэтажное здание комендатуры лагеря и мастерские, так что перед воинами-освободителями вошедшими в город через два дня предстали лишь дымящиеся руины зданий.

В огне пожара пропала вся документация, связанная с деятельностью лагеря.

Расследование злодеяний и мемориализация места памяти

Так закончилась история концлагеря – и началась совсем другая – история расследования злодеяний нацистских палачей и их сообщников. 29 апреля 1944 года осмотр местности в районе концлагеря был произведен старшим следователем «СМЕРШ» гвардии старшим лейтенантом Тяжелковым в присутствии председателя Сарайлы-Киятского сельсовета Молчанова и рабочих совхоза «Красный».

По разным оценкам, за два с половиной года существования лагеря в нем было уничтожено от шести с половиной – до пятнадцати тысяч мирных советских граждан и военнопленных.

Наказание настигло некоторых коллаборационистов лишь много лет спустя во время симферопольских судебных процессов 1972, 1974 и 1977 годов над военными преступниками и карателями, находившимися на службе немецко-румынских оккупантов в период Великой Отечественной войны в концлагере на территории совхоза «Красный».

В 2015 году, после возвращения Крыма в Россию, на территории концлагеря был возведен величественный мемориальный комплекс, который ежегодно посещают тысячи посетителей.

Страшный опыт «Красного» и других нацистских лагерей смерти не может быть забыт.

И не должен повториться.

Комментарии закрыты.