Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Каким на самом деле был Богдан Хмельницкий

16 августа 1657 года от апоплексического удара умер Зиновий Хмельницкий. Имя Богдан — «Богом дарованный» — он взял уже в зрелом возрасте.

Враши и неприятели называли его презрительно — «Хмель».

В 1654 году на Переяславской раде он присягнул русскому царю Алексею Михайловичу, и Левобережная Украина стала частью Московского государства.

Ученик иезуитов

Зиновий начал своё обучение в Киеве, а после поступил в иезуитскую коллегию в Ярославе Галицком.

Затем во Львове он в течение 7 лет также учился в иезуитской коллегии. Хмельницкий был прекрасно образован. Он знал искусство риторики, латынь, польский язык.

Позже к его знаниям добавились турецкий и французский языки.

Когда Хмельницкий осадил Львов, то на переговоры с ним ходили его бывшие преподаватели — и город остался цел.

Хотя Зиновий и говорил, что веру его отцов иезуиты не смогли победить, но их приемы, как покажет история, он всё же перенял.

Хитрость и коварство представителей этого католического ордена стали нарицательными.

Ислам

В 25 лет Хмельницкий попадает в турецкий плен. Два года он живет в Константинополе и является переводчиком капудан-паши.

Про него не забывают. Мустафа Наим в соей книге «Цветник Гюссейна в изложении событий Востока и Запада» говорит о том, что Хмельницкий принял мусульманство.

Автор пишет, что Богдан вместе с ханом читал Коран и совершал намаз.

Воровство

Самойло Величко в своей летописи рассказывает о том, как Богдан похитил тайную грамоту у Ивана Барабаша.

Этот казацкий старшина получил от польского короля привилегию.

Он дал тайный документ о том, что, если казаки развяжут войну с Османской империей, то казацкое сословие будет увеличено до 20 тысяч человек.

Богдан напоил Барабаша, взял его шапку, платок и отправил со слугой к жене старшины.

Женщина, узнав вещи своего мужа, отдала грамоту посланнику Хмельницкого.

Месть

Шляхтич Даниил Чаплинский отнял хутор у Богдана: «выпросил себе у Конецпольского Субботово, так как у Хмельницкого не было документов на владение. по польскому обычаю, сделал наезд на Субботово в то время, когда Хмельницкий был в отсутствии; и когда десятилетний мальчик сын Хмельницкого ему сказал что-то грубое, то он приказал его высечь.

Слуги так немилосердно исполнили это приказание, что дитя умерло на другой день», — пишет Василий Осипович Ключевский.

Жадный до чужого Даниил забрал себе и жену Хмельницкого, по другой версии — невесту. Жалобы и визит к польскому королю Богдану восстановить права на хутор и любимую женщину не помогли. Тогда казак решил отомстить не только своему обидчику, но и всему польскому государству.

Став гетманом, Хмельницкий разгромил владение Чаплинского и вернул Гелену.

Страсть

А вот другие источники говорят, что первым мужем Гелены был тот самый шляхтич, а Гелена — воспитанницей в доме Хмельницких. Богдан после смерти первой жены Анны влюбился в девушку и вызвал соперника на суд. Перед сенаторами оба противника предстали, но закон остался на стороне мужа.

После того, как казаки взяли Чигирин, Гелена вышла замуж за Хмельницкого, приняла православие и стала именоваться «Мотроной».

На радостях Хмельницкий подарил обвенчавшему их патриарху Паисию шесть баских коней и тысячу золотых.

Богдан в своем письме говорит о Гелене: «Если бы не эта добродетельная и жалостливая к невинно страждущим Эсфирь, не миновать бы мне мщения жестокого тирана, ее мужа».

Эгоизм

Оливер Кромвель так обращался к нему: «Богдан Хмельницкий, Божиею милостью генералиссимус греко-восточной церкви, вождь всех казаков запорожских, устрашитель и искоренитель польского дворянства, покоритель крепостей, истребитель римского священства, гонитель язычников и антихристов. »
17 сентября 1651 года заключен был с поляками, так называемый, белоцерковский договор. Казакам ничего хорошего он не давал: условия договора ставили их в такое же положение, что и до 1648 года. Богдана упрекали в том, что он заботится только о своей выгоде.

Ведь по договору Чигирин оставался при гетмане.

Началось массовое переселение в пределы Московского государства.

И попытки его остановить были безуспешными.

Жестокость

Богдан не был милосерден не только к врагам, но и к тем, к кому относился с презрением. Летописец говорит: «С одних казаки сдирали кожу заживо, а тело кидали собакам; другим наносили тяжелые раны, но не добивали, а бросали их на улицу, чтобы медленно умирали; многих же закапывали живьем». Богдан не противился погромам.

Его войска и союзники женщин и детей не щадили.

Пленников затем продавали на турецком берегу в рабство. Жертвы говорили: «Хмель-злодей, да сотрется имя его!»