Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Какие кавказцы становились абреками

Слово «абрек» многозначно.

Им привычно называют разбойников на Кавказе.

Но разбойники бывают разные.

Горные «викинги»

Первоначально «абрек» был равнозначен человеку, изгнанному из рода-племени за какое-то преступление (чаще всего убийство) и скрывающемуся в горах.

Уходили в абреки и опасаясь кровной мести или, наоборот, чтобы эту кровную месть совершить.

Про абреков говорили, что они, уходя в горы (или в леса), принимали определенные обеты. Например, отказаться от богатства и всяких жизненных благ, не прикасаться к женщине и т.д. Абречество могло быть пожизненным или временным – до исполнения, например, обета совершить месть.

Мотив ухода в абреки мог быть как позорным, преступным, так и благородным. Абреки были как одиночками, так могли и собираться в отряды.

Самые знаменитые абреки были окружены легендами.

Абречество, таким образом, чем-то напоминает явление викингов, только в меньшем масштабе и с местной спецификой. Викингами первоначально тоже становились изгои, исключённые из традиционной родо-племенной структуры за преступление или за позор.

Можно усмотреть здесь и некоторые аналогии с уходом в бродники, в казаки.

Но горские абреки, если объединялись в шайки, те всегда оставались немногочисленными.

Большой банде было бы трудно прожить и остаться неуловимой высоко в горах, где обычно скрывались абреки.

Самобытный рэкет

До середины XIX века мотивация абреков не выходила за пределы интересов, связанных с ближайшими кланами, со своим племенем и т.д. Положение изменилось с приходом русских войск.

Присоединение Кавказа к Российской империи расширило поприще для абречества.

Русские стали называть абреками любых горцев, посвятивших себя повстанческой борьбе.

Некоторые такие абреки (сами себя они называли муджахидами – борцами за веру, гази – участниками газавата, или хаджиретами) продолжали партизанствовать и после того, как большинство старейшин племён покорились русскому оружию.

С развитием в долинах Кавказа городов, промышленности и появлением русской администрации и богатых людей из туземной знати, абречество всё больше становилось формой социальной борьбы беднеющих горских низов.

Абреки всё чаще занимаются тем, что сейчас называется рэкетом.

Так, владельцы нефтепромыслов в районе Баку ежегодно выплачивали шайкам абреков до 200 тысяч рублей. То есть абреки здесь стали неофициальной вооружённой охраной крупного бизнеса.

Город Хасавюрт в Дагестане платил абрекам 2000 рублей в год за безопасность.

Абреки банды Бубы из лезгинского селения Икра обложили данью рыбные промыслы Каспия и крупных землевладельцев.

Кавказские «Робин Гуды»

Часто абреки делились своей добычей с бедными жителями, раздавая её как милостыню. Это делалось не только в целях популярности, но и отражало древний обычай всех народов, восходящий ко временам «военной демократии»: настоящий вождь угощает подвластное ему племя. Такие действия снискали многим абрекам – Бубе, Зелимхану Гушмазукаеву из Чечни, азербайджанцу Ших-заде, ингушу Саламбеку Гараводжеву – огромную любовь и восхищение у простого народа.

После их гибели сложился стихийный культ поклонения им как святым «шахидам» – борцам за справедливость.

Местное население укрывало у себя абреков от преследования властей, снабжало их оружием и продовольствием.

Многие из абреков Бубы находились как бы «в резерве» и жили среди обычных людей, а в случае разбойничьего набега могли быть в любой момент «мобилизованы».

В некоторых случаях такое «разбойничество» становится сродни подвигам легендарного Робина Гуда. Больше всех прославился на этом поприще гачаг (как звали абреков в Азербайджане) Наби, курд по национальности. Он действовал в 80-90-е годы XIX века в Зангезуре (ныне Южная Армения) и Нахичевани.

Гачагов в Азербайджане в ту пору развелось немало, и некоторые из них принимали облик народных мстителей за обиды, чинимые богатыми и властями. Наби пользовался большой любовью и поддержкой простых крестьян. Его отряд долго оставался неуловимым, пока в 1896 году властям не удалось склонить к предательству двух сподвижников ловкого гачага.

Наби заманили в ловушку и убили.

Наряду с Наби в это же время получили известность в Азербайджане гачаги Кере, Камбар, Юсиф, Муртаза.

Гачаг Керем с 1884 года мстил богатым землевладельцам за убийство своего отца помещиком. Базой Керема служил район Гянджи в Западном Азербайджане, но его отряд заходил и в Грузию, и в Дагестан.

Царская администрация предпринимала безуспешные попытки разгромить или поймать его.

В 1890 году непобеждённый гачаг Керем ушёл в Персию.

Политика

С развитием революционной борьбы в Российской империи некоторые абреки принимают политическую окраску, называют себя борцами за ту или иную идею, участвуют в революционных «экспроприациях».

Иногда царские власти сами нанимают отдельных абреков для террора против революционеров.

Противостояние между разными отрядами абреков, зачастую на почве кровной мести, составляло, например, основное содержание событий революции 1905-1906 гг. в Гурии и Мингрелии (Западной Грузии).

Собирательный образ абрека-революционера, имевший прототипы в реальной жизни, был выведен в романе «Дата Туташхиа» грузинского писателя Чабуа Амирэджиби.

Когда в ХХ веке народам Кавказа пришлось пережить многочисленные войны за независимость, абречество стало уже готовой и испытанной формой вооружённого сопротивления насаждаемым извне порядкам.

Как видим, абречество было довольно сложным явлением, в котором переплеталось всё – и кровная месть, и разбой, и воинская доблесть, и заступничество за простой народ, и политическая борьба, продиктованная, социальными, национальными и религиозными мотивами.

Комментарии закрыты.