Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Какие белые эмигранты поддержали СССР в войне с Гитлером

Нападение Германии на Советский Союз раскололо белоэмигрантскую среду.

Одни надеялись, что Гитлер сможет освободить Россию от большевизма, другим нацистская Германия представлялась куда большим злом, чем сталинский СССР.

Родина в опасности

Поддержавших гитлеровскую агрессию в отношении СССР среди белоэмигрантов оказалось куда меньше, чем осудивших ее.

По словам адмирала Михаила Кедрова, во время Гражданской войны командующего Черноморским флотом Вооруженных сил Юга России, только единицы пошли за Германией, наивно полагая, что последняя, завоевав Россию, вернет им отобранные большевиками имения.

Фашистская идеология, утвердившаяся в ряде европейских стран, привлекала преимущественно радикально настроенные круги русской эмиграции.

Среди них была такая экстремистская организация, как Русский национальный союз участников войны (РНСУВ), возглавляемый генерал-майором Антоном Туркулом.

Впоследствии бывший военачальник Белой армии примкнул к власовскому движению, принимая участие в формировании частей РОА.

Но подавляющее большинство эмигрантов, категорически отвергнувшие фашизм, встали на путь Сопротивления.

Даже несмотря на то, что многие из них принадлежали к организациям русского зарубежья.

Это не значит, что сопротивленцы прониклись симпатией к коммунистам.

Просто на тот момент доктрина расового превосходства Гитлера для них являлась более серьезной угрозой, чем сталинский тоталитаризм.

Ведь на кон было поставлено выживание русских как нации и России как государства.

Нужно отметить, что уже вскоре после прихода Гитлера к власти отдельные представители белоэмигрантской среды стали выражать опасения, что Европу ждет большая война и России ее тоже не избежать.

Осенью 1935 года они создали Союз оборонцев со штаб-квартирой в Париже.

Это были люди преимущественно либеральных взглядов, поддержавшие Февральскую революцию.

Один из них, бывший морской министр Временного правительства Александр Гучков, незадолго до своей смерти в феврале 1936 года писал: «Фактически война уже заняла на политической карте мира свое роковое место.

Нет также никаких сомнений в том, что в новом неизбежном мировом конфликте основными соперниками будут Советский Союз и Германия».

Некоторые белоэмигранты примкнули к антигитлеровской коалиции после нападения Германии на Польшу. Так, лидер социал-монархического движения младороссов церковный журналист Александр Казем-Бек направил французскому президенту Альберу Лебрену письмо, в котором сообщил, что все члены его партии готовы сражаться против Германии на стороне Третьей республики.

Активист начал искать контакты с советской стороной, собирал в Париже круглые столы антифашисткой направленности.

Гестапо объявило Казем-Бека в розыск, однако он успел бежать в США.

После вторжения Германии на территорию Советского Союза он распустил организацию Союз младороссов, «дабы дать полную возможность каждому из её членов проявить по своему разумению свой патриотический долг в отношении воюющего Отечества нашего».

Наибольшую активность русские участники движения Сопротивления стали проявлять после 22 июня 1941 года.

Только в рядах «Сражающейся Франции» их было не менее 3 тысяч человек.

Они сумели создать разветвленную сеть подпольщиков и партизан: содержали конспиративные квартиры, спасали пилотов стран антигитлеровской коалиции, участвовали в акциях саботажа, нападали на представителей оккупационных властей, собирали для англичан и американцев разведанные, устраивали побеги советских военнопленных.

Стоит обратить внимание на то, что лидеры белоэмигрантского сопротивления независимо от политических убеждений неоднократно повторяли, что они не призывают к насильственному свержению советской власти, так как знают, к чему может привести смена государственного строя в период военного времени, и намерены всячески способствовать победе СССР в этой кровопролитной войне.

Антон Деникин (1872-1947 гг.)

Немаловажную роль в формировании антигитлеровской позиции среди эмигрантов сыграли убеждения лидеров Белого движения.

В первую очередь это относится к Антону Ивановичу Деникину, руководившему в годы Гражданской войны Вооруженными силами Юга России.

В 1938 году на одном из своих выступлений в Париже он назвал Гитлера «злейшим врагом России и русского народа», призвав сосредоточить усилия западных держав не на борьбе с коммунизмом, а на противостоянии нацистскому режиму.

Начало Второй мировой войны застигло Деникина на юге Франции в местечке Ле-Монтей-о-Виконт, где он работал над мемуарами «Путь русского офицера».

В мае 1940 года, когда Франция уже подверглась нападению Германии, генерал вместе с супругой решил покинуть страну, однако недалеко от испанской границы его настигли немецкие войска.

Деникина отпустили, но отныне ему пришлось жить под надзором Гестапо.

В 1942 году германские власти предложили Антону Ивановичу сотрудничество. Согласно гипотезе историка Георгия Ипполитова, немцы хотели, чтобы белый генерал возглавил антикоммунистические силы русских эмигрантов под эгидой Третьего рейха.

На это Деникин ответил решительным отказом.

Позднее сотрудничество Деникину предлагал и главнокомандующий РОА Андрей Власов, но даже под давлением Гестапо он отказался иметь дело с генералом-предателем.

В конце 1944 года в публичном выступлении перед эмигрантами Деникин произнес эмоциональную речь, в которой говорил о боли, которую испытывает русское зарубежье, когда Красная Армия проигрывает, и о радости в дни ее побед.

Переживая за РККА, генерал тем не менее верил, что, добившись победы над нацизмом, она свернет шею и коммунизму.

Такого мнения он придерживался вплоть до окончания войны.

Петр Махров (1876-1964 гг.)

Еще один видный участник Белого движения, который поддержал СССР в военном противостоянии с Германией – генерал-лейтенант Петр Махров, ветеран Русско-японской и Первой мировой войн.

До 1924 года в качестве представителя Добровольческой армии он находился в Польше, после чего перебрался во Францию.

Несмотря на то что его брат Николай в Гражданскую сражался на стороне красных, Петр Махров придерживался откровенно антибольшевистских взглядов.

Они не изменились и после вторжения Германии на русскую землю.

Однако в его представлении Гитлер воевал не с большевиками, а с русскими, и в день начала Великой Отечественной Махров решился на радикальный шаг: он письменно обратился к советскому послу во Франции с просьбой зачислить его в ряды Красной Армии.

Генерал объяснял это так: «Наше оборончество исходит из инстинкта самосохранения нации».

Письмо до адресата не дошло — оно попало в руки вишистских цензоров, и вскоре Петр Махров был отправлен в концлагерь Верне.

Неизвестно как бы сложилась судьба белоэмигранта, если бы за него не вступился французский генерал Анри Ниссель, встречавшийся с ним Польше. В декабре 1941 года Петр Махров был отпущен на свободу.

Умер в Каннах в возрасте 87 лет.

Петр Писарев (1874-1967 гг.)

В период Первой мировой Петр Писарев командовал сотней, эскадроном, полком.

За храбрость был награжден орденом Святого Георгия и Золотым оружием.

В 1918 году в ранге полковника он простым рядовым вступает в Добровольческую армию, а вскоре Петр Врангель назначает его на должность коменданта Севастополя.

В ноябре 1920 года Писарев вместе с остатками Добровольческой армии эвакуируется в Константинополь, затем транзитом через Грецию и Югославию перебирается во Францию.

Как и многие его соратники Писарев болезненно воспринял агрессию Германии против Советского Союза.

Посильную помощь в разгроме нацизма он оказывал на посту руководителя Союза добровольцев по противодействию немецкому оккупационному режиму.

Петр Попов (1867-1960 гг.)

Генерал от кавалерии, донской атаман Петр Попов был в числе самых активных борцов с советской властью на юге России, в 1918 году командовал Донской армией. Отметился в героической обороне Ростова-на-Дону. С 1920 года по 1924-й находился в Болгарии, где создал первую за рубежом Донскую станицу.

Впоследствии, как и многие другие белоэмигранты, перебирался во Францию.

В 1941 году Попову от германских оккупационных властей поступило предложение организовать казачьи части для борьбы с Красной Армией, на что он ответил категорическим отказом.

Результатом стало заточение в тюрьму.

Принципиальная позиция Попова в отношении Германии, объявившей войну СССР, тогда сильно повлияла на настроение казачества.

Последние годы жизни генерал провел в Нью-Йорке.

Федор Махин (1882-1945 гг.)

В годы Гражданской войны полковник царской армии Федор Махин успел отличиться как в рядах красноармейцев, так и белогвардейцев.

В 1919 году он эмигрирует в Париж, где работает в эсеровских изданиях.

В 1936 году с соратниками подписывает обращение к французским властям, призывая их в случае нападения Германии на СССР выступить в защиту его Родины.

С началом Второй мировой войны Махин перебрался в Югославию, сражался против немецких захватчиков сначала в составе партизанского отряда, а затем в югославской Народно-освободительной армии, в которой дослужился до звания генерал-лейтенанта. В 1944 году уже в качестве члена Компартии Югославии Федор Махин посетил Советский Союз. Вскоре после этой поездки он скончался.

Похоронен в Белграде.

Комментарии закрыты.