Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Как долго СССР мог бы продолжать воевать с Третьим рейхом

Во время Великой Отечественной войны не просто столкнулись вооруженные с3лы Германии и СССР: это было противостояние двух экономик, в чем-то похожих и в чем-то отличных.

Сегодня можно сказать с уверенностью, что руководство рейха явно недооценило советский экономический потенциал.

Своевременное решение

Советский Союз из всех воюющих с Германией государств в наибольшей степени испытал на себе тяготы военного времени.

На Восточном фронте даже после высадки союзников в Нормандии было сконцентрировало не менее двух третей военных сил рейха, и это, как правило, были самые боеспособные формирования.

Если накануне вторжения Германии СССР имел заметное превосходство перед врагом в количестве техники и вооружения, то уже к осени 1941 года это преимущество было сведено на нет.

В живой силе РККА к началу войны почти в 1,5 раза уступал формированиям вермахта и его союзников.

Накануне вторжения Берлин выглядел мощнее Москвы и в экономическом плане. Несмотря на то, что Советский Союз провел в 1930-е годы впечатляющую индустриализацию, военно-экономическое преимущество Германии казалась неоспоримым.

И это не было обманчивым впечатлением, так как промышленность рейха, задействуя ресурсы покоренной Европы, почти целиком и полностью работала на армию.

Кроме того, в первые месяцы немецкой оккупации Советский Союз лишился значительных материальных и людских ресурсов, тогда как территория Германии не была затронута войной.

Статистика наглядно свидетельствует с какими огромными трудностями столкнулась наша страна вследствие германской оккупации.

К ноябрю 1942 года (пик германской оккупации) Советский Союз потерял территории, на которых проживало около 42% жителей страны (из почти 200-миллионного населения примерно 79 миллионов находилось на оккупированных территориях). Здесь добывалось 63% угля, 40% нефти и газа, выплавлялось 68% чугуна, 50% стали и 60% алюминия.

Полностью или частично разрушенными оказались свыше 1 700 населенных пунктов, уничтожено около 32 тысячи заводов и фабрик.

Колоссальный ущерб был нанесен сельскому хозяйству Советского Союза.

Оккупационные войска разорили десятки тысяч колхозов и совхозов, угнали около 7 млн лошадей, 17 млн голов крупного рогатого скота, 27 млн голов овец и коз, 20 млн свиней.

Из-за потери территорий и сельхозугодий в СССР недосчитались урожая многих сельскохозяйственных культур, в том числе 38% зерна и 84% сахарной свеклы.

Уже к 1942 году ВВП СССР снизился более чем на 30% в сравнении с довоенным уровнем.

Несмотря на перестройку экономики его так и не удалось восстановить вплоть до окончания войны. По самым скромным подсчетам, всего за годы Великой Отечественной войны было потеряно до 25% национального богатства страны.

Прямые экономические потери СССР за это время превысили отметку в 680 миллиардов рублей в ценах 1945 года.

Экономический перевес Германии мог быть более значительным, если бы советское руководство своевременно не приняло решение эвакуировать стратегические объекты за Урал. Буквально из-под носа наступающего врага на Восток вывозились промышленные предприятия, научные учреждения, запасы продовольствия, сырья и другие материальные ресурсы.

Согласно сводкам Народного комиссариата путей сообщения, из районов, находившихся под угрозой, было вывезено 2 593 промышленных предприятия, из них 1 350 в первые три месяца.

Таким образом советское руководство сумело сохранить экономическую базу и основной промышленный потенциал страны. И если промышленность СССР перейдя на военные рельсы работала на перспективу, то германская индустрия, не создав надежного экономического базиса, напротив быстрыми темпами расходовала свой запас мощностей.

Это и стало одним из главных слагаемых победы Советского Союза в Великой Отечественной войне.

На военные рельсы

Экономическая мобилизация в СССР происходила в крайне неблагоприятных условиях: под натиском германских войск удалось эвакуировать беспрецедентно огромное количество техники, оборудования и людей в восточные регионы страны. Первое время Москве приходилось рассчитывать исключительно на собственные силы: в короткие сроки советские специалисты сумели добиться значительных успехов в области импортозамещения.

В этот тяжелый период появился целый ряд новаторских решений, в частности, создана мощная турбинная установка для получения жидкого кислорода, разработан новый способ производства высокооктанового авиабензина.

В период войны советская экономика демонстрировала темпы роста, которые не имели аналогов в мировой истории.

Мобилизация всех ресурсов позволила уже к середине 1942 года нарастить производственные мощности.

Так, если в 1942 году объемы промышленной продукции в СССР составили 77% от показателей 1940 года, то в 1943 году эта цифра уже достигла 90%. В отдельных отраслях успехи были еще более впечатляющими.

По итогам 1942 года объемы продукции наркомата оборонной промышленности составили 186% от довоенного уровня, а в 1943 году они повысились до 224%!

В условиях практически полной блокады с Запада наша страна сумела наладить торговые взаимоотношения с рядом государств из тех частей мира, которые в меньшей степени были затронуты Второй мировой войной – Монголией, Ираном, Индией, Цейлоном, Китаем, Австралией, Новой Зеландией.

К 1945 году успехи во внешней торговле позволили СССР достигнуть профицитного внешнеторгового баланса и превзойти довоенные показатели.

Неоценимой для СССР оказалась помощь США и Великобритании по программе ленд-лиза, по которой наша страна получала взаймы от союзников технику, боеприпасы, продовольствие, снаряжение, медицинское оборудование и лекарства, стратегическое сырьё, в том числе и нефтепродукты.

Общая сумма поставок по ленд-лизу превысила 11 млрд. долларов, три четверти из этой суммы пришлось на долю Соединенных Штатов.

Помощь союзников позволила СССР выиграть время при переходе экономики на военные рельсы и закрыть проблемные места в снабжении армии и производстве продукции оборонного значения.

Весьма кстати для нашей страны оказались поставки продуктов питания в условиях острейшего продовольственного кризиса 1943 года, особенно в тыловых районах.

По данным ряда исследований, через порты Дальнего Востока было получено продовольственных запасов в количестве, способном решить проблему голода в СССР на несколько лет вперед.

Многие эксперты акцентируют внимание на незначительном объеме помощи союзников, который составил всего 4% валового промышленного производства в СССР в годы войны. Тем не менее по отдельным позициям поставки по ленд-лизу составляли внушительный процент от производимой в Советском Союзе продукции. К примеру, ввозимые автомобили закрывали около 70% потребностей СССР, танки – 12%, самолеты – 10%, а в морской авиации – 29%.

Стоит отметить, что ленд-лизовские «Студебеккеры» стали к концу войны основным шасси для систем залпового огня «Катюша».

В целом советское государство сумело приспособить экономику под нужды военного времени, опираясь преимущественно на внутренние ресурсы. Правительство не просто решало проблему перевооружения и материального обеспечения РККА, но и в условиях лимита времени и средств сумело обойти по многим позициям своего главного противника.

Так, выплавляя в три раза меньше стали и добывая в пять раз меньше угля, чем гитлеровская Германия, Советский Союз за годы войны произвел почти в два раза больше вооружения и боевой техники.

И чем дольше продолжалась война, тем очевиднее вырисовывалось преимущество нашей страны.

Исход предрешен

Публицист Леонид Масловский полагает, что именно наличие большого количества вооружения стало одним из главных слагаемых перелома в Великой Отечественной войне.

По его словам, даже катастрофическая потеря Красной Армией в первые месяцы войны танков, самолетов, артиллерийских установок не позволила нацистам создать в этом компоненте перевес, так как перед войной советской оборонкой был создан внушительный задел на будущее.

Ближе к концу войны стало вырисовываться преимущество Советского Союза и в численности личного состава вооруженных сил.

Если на первом этапе войны вермахт вместе с союзными формированиями в количественном плане превосходил Красную Армию, то к 1944 году Германия лишилась такого козыря.

К этому привели большие потери гитлеровцев под Сталинградом, на Курской дуге и других участках фронта, а также вынужденная отправка дополнительных дивизий с Восточного фронта на Западный.

Кроме того, советское командование получило возможность задействовать резервы, сконцентрированные в первые годы войны на Дальнем Востоке и в Закавказье.

В конечном счете на руку СССР сыграл и демографический фактор. Несмотря на огромные людские потери, численность населения Советского Союза более чем в два раза превышала аналогичные демографические показатели Германии.

И по мере освобождения Красной Армией оккупированных советских территорий перевес только увеличивался.

Военный обозреватель Карен Оганян сделал подсчеты общей численности военнослужащих нацистской Германии и Советского Союза на всем протяжении войны.

С его слов, на стороне Германии воевало примерно 23 миллиона человек, СССР задействовал не менее 28 млн человек.

В последние месяцы войны, когда РККА и англо-американские войска с двух сторон теснили гитлеровцев к Берлину, численное превосходство союзников на отдельных участках фронта было более чем троекратным.

В плачевном состоянии оказалась и экономика рейха.

Причем ее падение началось уже вскоре после вторжения Германии в Советский Союз. Пик благополучия империи пришелся на 1939-40 годы и во многом был подкреплен колоссальными займами государства у германских банкиров и промышленников, а также выкачиванием ресурсов из оккупированных стран. Проблема состояла в том, что германское руководство, не создав надежного финансово-экономического задела, львиную долю бюджета – до 90% – направляла на обеспечение армии.

Другими словами, Германия жила не по средствам.

Для сравнения, уже после 1943 года затраты на оборону в СССР не превышали 50% расходной части государственного бюджета.

Еще в 1942 году министр вооружений рейха Фриц Тодт предупреждал Гитлера, что в экономическом смысле Германия уже проиграла войну. Лучшим подтверждением слов Тодта стала котировка немецкой валюты.

Уже после первых поражений на Восточном фронте Германию накрыла мощная волна инфляции. Неожиданно для Берлина рубль оказался прочнее рейхсмарки, чему способствовала устойчивость советской финансовой системы.

Вес рубля был настолько очевидным, что немцы не стали запрещать хождение советской валюты на оккупированных территориях.

Благодаря усилиям нового министра вооружения и боеприпасов Альберта Шпеера Германии все же удавалось наращивать объемы производства продукции военного значения, однако массированные бомбардировки союзников в мае 1944 года, разрушившие многие промышленные предприятия, нефтеперерабатывающие заводы и другие стратегические объекты, заметно снизили оборонный потенциал Германии.

В какой-то степени это облегчило ведение наступательных операций Красной Армии.

Помощь англо-американских союзников СССР в противостоянии с Германией нельзя недооценивать, как материально-техническую, так и военную.

Но в тоже время наша страна, опираясь на внутренние ресурсы, создала мощную экономическую базу, которая даже без поддержки Лондона и Вашингтона позволила переломить ход войны.

Очевидно, что Советский Союз смог бы одолеть гитлеровскую Германию и в одиночку, однако за это пришлось бы заплатить гораздо более высокую цену.

Комментарии закрыты.