Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Что Сталин сделал бы с Гитлером, если бы смог взять его в плен

В анналы истории вошел анекдот о том, как на вопрос Черчилля о потенциальной судьбе Гитлера Сталин ответил, что «раскалил бы кочергу и вставил ее в заднее место холодной частью».

На удивленное замечание, почему именно холодной, Сталин пояснил – чтобы он, Черчилль, не помог ее вытащить.

Эта шутка как нельзя лучше показывает взаимоотношения двух мировых держав, в том числе по вопросу подведения итогов Второй мировой войны в целом и судьбы германского руководства в частности.

Казнить нельзя помиловать

В заявлении по радио 22 июня 1941 года Молотов акцентировал внимание на том, что вся ответственность за нападение на Советский Союз лежит на нацистском правительстве, а правители Германии должны быть привлечены к уголовной ответственности.

Одновременно глава британского правительства Уинстон Черчилль в своем заявлении отметил, что Англия никогда не вступит в какие-либо переговоры с Гитлером или его командирами.

О справедливом наказании нацистов говорилось в Московской декларации 1 ноября 1943 года.

Она предусматривала передачу нацистских преступников, виновных в убийствах представителей находящихся в оккупации европейских народов, в те страны, где они совершали преступления – там они будут подвергнуты справедливому суду.

Широко растиражирован западной прессой миф о том, что именно Сталин пытался навязать главам «Большой Тройки» такой метод расправы над немецкими агрессорами якобы с целью избежания публичного обсуждения невыгодных для СССР вопросов. Н.С.

Лебедева в книге «Подготовка Нюрнбергского процесса» анализирует события Тегеранской конференции конца 1943 года и приводит для ознакомления диалог Сталина с Черчиллем, взятый из мемуаров последнего.

Иосиф Виссарионович действительно в ходе обсуждения судьбы военных преступников с непроницаемым лицом пошутил, что следует казнить всех генералов и офицеров, каковых должно быть не менее 50 тысяч.

Его иронию поддержал президент Рузвельт, с элегантным сарказмом предложив сойтись на 49,5 тысячах.

Черчилля же высказывание коллег возмутило, ведь оно противоречит «английскому чувству справедливости» – он предложил расстрелять 41 высшего партийного деятеля Рейха.

Шутка же Сталина продемонстрировала, насколько он осведомлен о намерениях западных руководителей не допустить международного суда, в первую очередь над главнокомандующими Третьего Рейха, а расстрелять их сразу при взятии в плен.

Сам же Сталин настаивал на общепризнанных международно-правовых формах наказания, а не на «уличной расправе».

Таким образом, диктатор, коим считали советского вождя, преподал урок морали главам демократических государств.

Будущее Германии

Среди сценариев судьбы капитулировавшей Германии было отделение от нее южных провинций.

Как рассказывает в статье для «Независимой газеты» военный историк Александр Широкорад, вместе с Баварией они должны были войти в «объединенную Европу» Черчилля – в состав так называемой Дунайской конфедерации.

Рузвельт со своей стороны хотел поделить страну на 5 независимых государств, и лишь Сталин отмечал, что никакое деление не поможет предотвратить потенциальное воссоединение и новую войну.

Советский Союз не спешил «расчленять» поверженного врага, уничтожать страну и сам народ (А. Мартиросян «За порогом победы», 2009).

Сталин в первую очередь требовал судебного процесса, заявляя о готовности помочь в наказании, розыске, выдаче и предании суду нацистских преступников. В том числе Верховного главнокомандующего интересовала судьба Рудольфа Гесса, которому удалось вылететь в 1941 году в Великобританию, как считают многие, для установления сепаратного мира между Великобританией и Германией.

Черчилль уклонился от ответа о контактах с Гессом и его выдаче для суда в Нюрнберге.

На Ялтинской конференции 1945 года главы союзных держав заочно приговорили к смерти Гитлера и его военачальников, хотя Сталин все же отстоял необходимость трибунала.

Процесс должен был быть максимально закрытым, особенно в отношении Гитлера, чтобы не создавать ему ореол мученика.

Самоубийство Гитлера и Геббельса поставило точку в спорах лидеров «Большой Тройки» касательно наиболее одиозных фигур Третьего Рейха и позволило сосредоточиться на процессе над группой оставшихся в живых нацистских руководителей.

Комментарии закрыты.