Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Что русские делали с умалишенными

Людям с теми или иными психическими отклонениями долгое время приходилось очень несладко.

Почти до конца XIX века любое поведение и даже мышление, не вписывающееся в общепринятые социальные нормы, считались ненормальностью.
Заслужить клеймо «бесноватого», «умалишенного» мог эпилептик, пациент с черепно-мозговой травмой, отчаявшаяся женщина в состоянии истерики или глубочайшей депрессии.

Человеку достаточно было просто мыслить не так, как абсолютное большинство, чтобы прослыть умалишенным.

Как обходились на Руси с сумасшедшими

В Средние века на Руси наука о человеческой психике находилась даже не в зародышевом состоянии.

Ее попросту не существовало. Все «болезни души» априори считались парафией церкви. Людей с очевидными отклонениями и агрессивным поведением очень часто изгоняли из деревень и городов.

Буйное помешательство пугало неискушенных русичей , поэтому от больных с такой проблемой старались поскорее избавиться.

Если тихий «деревенский дурачок» был принят в обществе, его подкармливали и считали божьим человеком, то буйного помешанного боялись.

В народе бытовало мнение, что такие случаи — яркий пример одержимости. Лечить сумасшедших никто не пытался. Их и больными не считали; сразу же вели к батюшке.

Церковный обряд изгнания бесов был основным «лечебным» методом борьбы с помешательством. На Руси одержимость считалась карой за ворожбу и другое общение со злыми силами.

Во время обряда священник вычитывал молитвы, обильно окроплял одержимого святой водой, рисовал ему на лбу, руках и стопах кресты елеем.

Если сумасшедший проявлял неповиновение, сопротивлялся изгнанию бесов, его могли и связать. С больными людьми очень часто обходились довольно жестоко, особенно если те происходили из низших слоев общества.

Если шизофреник во время приступа нападал на своих родных, его сажали в тюрьму как обычного преступника.

Человеку в таких заведениях приходилось очень тяжело.

Полуголодное существование, сырые подвалы, колодки на руках и ногах — только часть «прелестей» казематов.

Осужденных регулярно били, особенно, если те вели себя шумно. С сумасшедшими это случалось постоянно. В период ремиссии, когда сознание шизофреника немного прояснялось, на человека обрушивалось осознание его настоящего положения и тяжести совершенного в прошлом.

Все это влекло за собой ужасные моральные муки, подкрепляемые физическими страданиями.

Состояние пациента в таких условиях только ухудшалось.

Монастырское содержание и доллгаузы

В позднем Средневековье (вплоть до XVIII века) сумасшедших помещали в лечебницы при монастырях.

В стенах обителей на Руси очень часто учреждали так называемые «инвалидные больницы». В них и проходили своеобразное лечение люди с самыми разными психическими расстройствами.

Обычно оно заключалось в молитвах, скудном питании во избежание «буйства» и посильном труде, если человек был на него способен.

В XVIII веке благодаря приказу Петра I был построен первый в России сумасшедший дом. Он назывался на немецкий манер « доллгаузом » и предназначался для стационарного содержания, а также лечения душевнобольных.

Это былой первой попыткой отделения психиатрии от религии. Дело продвигалось туго, и все же к 1810 году в России появилось около десятка доллгаузов .

Лечебницы были открыты в Санкт-Петербурге (позднее Обуховская больница), Москве (отделение в Екатерининской больнице) и некоторых других городах.

Излечением душевных недугов всерьез занялась медицина, буквально отобрав эту ношу у церкви.

Комментарии закрыты.