Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Что планировал сделать Гитлер со Сталиным, если бы победил

До недавнего времени на обсуждениях вариантов послевоенного будущего нашей страны в случае победы нацистской Германии лежало табу. Все некритично принимали, что никакого будущего тогда не было бы. Но история многовариантна.

И вариантов, в которых мог бы выразиться успех Германии, тоже было несколько.

Расчленение СССР

Прежде всего Гитлер не ставил целью полный захват территории СССР (даже совместно с Японией) или даже большей его части. По плану «Барбаросса», немецкие войска должны были только выйти на рубеж Архангельск –Киров – Казань и дальше вниз по Волге до Каспийского моря. Здесь планировалось создать «непреодолимый барьер против азиатской России».

Оставшаяся у СССР территория не позволила бы ему впредь, как рассчитывал Гитлер, стать серьёзным противником Германии и играть важную роль в мировой политике.

В устройство этого по-прежнему крупнейшего в мире государства Гитлер вмешиваться не собирался.

Следовательно, оно вполне могло остаться советским.

Захваченная территория СССР не была бы единой.

В руководстве Третьего рейха разрабатывались различные, довольно противоречивые планы её обустройства.

Судя по тому, какие из них уже начали частично осуществляться в 1942-1943 гг., можно предположить наиболее вероятные контуры её политической трансформации.

В Прибалтике, Закавказье и горных районах Северного Кавказа были бы созданы марионеточные «национальные правительства» с номинальной государственностью, как это было в Словакии, Хорватии, Сербии при Недиче и т. п. Вполне вероятно, что также были бы созданы формальные правительства Украины, Белоруссии и «Казакии» на юге России. Бессарабия и Транснистрия, в области между Днестром и Южным Бугом, были бы отданы Румынии, Карелия и Карельский перешеек – Финляндии.

Кроме того, Гитлер ещё в июле 1941 года наметил, что Крым, Лапландия и нефтяной район Баку должны быть непосредственно присоединены к великогерманскому рейху.

Вне всех этих зон оставалась ещё обширная территория европейской части России.

Собирался ли Гитлер создавать там подобие русского «национального правительства»?

Советские пленные генералы или белогвардейские эмигранты?

Вначале вся нацистская верхушка была едина в том, что ни в коем случае не следует допускать восстановления русской государственности, хотя бы даже в урезанном виде и под полным германским контролем.

В некоторых документах рейха есть упоминания о том, что было бы желательно привить русским на оккупированной территории такое сознание, чтобы они воспринимали русских из соседней области как иностранцев.

Из этого следует, что территорию собственно Великороссии считалось желательным расчленить навсегда.

Правда, образование рейхскомиссариата «Московия» вроде бы противоречило этому принципу.

Очевидно, что по вопросу о государственной организации оккупированной части России нацисты были ещё дальше от единого мнения, чем по вопросу о том, как следует поступить в конечном счёте с Украиной, Прибалтикой, Кавказом и другими регионами.

Даже вопрос марионеточного русского правительства уже не казался таким крамольным, когда вермахт начал терпеть поражения на Восточном фронте.

Разного рода русские «национальные» и «освободительные» армии с пленными советскими генералами или белоэмигрантами во главе поначалу тоже не поощрялись руководством рейха.

Эти «армии» создавались по инициативе германских военачальников.

В военной элите рейха всегда была сильная оппозиция нацистской политике в оккупированных странах.

Военные исходили прежде всего из практических соображений: как облегчить себе победу.

С этой целью им казалось естественным и необходимым опереться на «пятую колонну» в стане противника.

Самой мощной коллаборационистской силой стала Русская освободительная армия под командованием перешедшего на сторону немцев генерала Андрея Власова.

Но и её статус стал легальным только в 1943 году, а реальную боевую силу из неё начали формировать только в последние месяцы войны.

В ноябре 1944 года Власов вместе с руководителями подобных коллаборационистских формирований различных народов СССР создал в Праге «Комитет освобождения народов России» (КОНР).

Теоретически этот орган мог стать временным правительством территорий СССР, будь он создан раньше, или же если бы Германия каким-то чудом сумела переломить ход войны в самом её конце.

В принципе, у Гитлера, обратись он к проблеме создания марионеточного правительства на оккупированной территории СССР раньше, было для этого два взаимоисключающих кадровых ресурса: пленные советские генералы и офицеры (почти все – формальные коммунисты, участники Гражданской войны на стороне красных) и белоэмигранты, ненавидевшие коммунистов. Согласие между теми и другими вряд ли было возможно, а у нацистов не было охоты служить модераторами в дрязгах «восточных варваров».

Прямое оккупационное управление казалось им проще и предпочтительнее.

Гитлер предпочёл бы Сталина

Ограниченность задач, которые Гитлер вынужденно, вследствие географических условий, ставил в войне с СССР, позволяет предположить ещё один сценарий – заключение мира с СССР, своего рода второе издание Брестского мира 1918 года.

В последнее время некоторые историки муссируют версию о том, что катастрофические поражения РККА летом 1941 года были нарочно спровоцированы советскими военачальниками с целью подорвать в народе доверие к режиму Сталина, свергнуть его и потом заключить с Гитлером почётный мир.

Среди инициаторов заговора совершенно бездоказательно называют прославленных советских военачальников Великой Отечественной, в том числе – Г. К. Жукова.

Оставим эти «версии» на совести их авторов и обратимся к более точным сведениям.

Поворот Сталина и Гитлера лицом друг к другу в августе 1939 года во многом обусловливался их сходством как диктаторов.

Вряд ли не были искренними слова Сталина, провозглашавшего после подписания Пакта о ненападении тост за здоровье «великого вождя немецкого народа Адольфа Гитлера».

По свидетельству министра иностранных дел рейха Иоахима Риббентропа, Гитлер с уважением отзывался о Сталине и говорил, что после своей победы предоставит ему в полное распоряжение один из лучших замков в Германии.

Правда, это свидетельство относится уже к 1943 году, и восхищение Гитлера вызывалось тем, что под руководством Сталина СССР смог оправиться от тяжелейших поражений и переломить ход войны.

Однако представляется весьма вероятным, что если бы в какой-то момент в 1941-1942 гг. оба лидера смогли найти взаимоприемлемый компромисс, то Гитлер пошёл бы на заключение мирного договора именно со Сталиным, оставив его неограниченным правителем на оставшейся у СССР территории.

В таком альянсе нет ничего невозможного, как не был он невозможен в течение двадцати двух месяцев перед войной.

Поделиться:

Слишком уж оптимистично у автора.
Гитлер и Сталин договорились бы, замок, и молодую фрау в придачу.
В реальности даже Украина не получила формальной независимости, несмотря на просто щенячье поклонение украинских нацистов.

То что было в реальности.

Из разговоров Гитлера в генеральном штабе
(запись штандартенфюрера СА и личного советника
Гитлера Вернера Кеппена от 19 сентября 1941 г.):

«Рейхскомиссар Кох отбросил идею свободной Украины. Славяне — принадлежат к семейству кроликов.

Если класс хозяева не будет их подталкивать, они сами никогда не смогут подняться выше кроличьего уровня. Естественное состояние, к которому они стремятся — это общая дезорганизация.

Любое знание, данное им, в лучшем случае превращается у них в полузнание, которое делает их недовольными и анархичными. Вот почему идея создания университета в Киеве должна быть отброшена.»

Из разговоров Гитлера с рейхминистром
Тодтом и гауляйтером Заукелем 18 октября
1941 г. (запись Вернера Кеппена):

«Вопреки мнению некоторых штабов, нельзя позволить никакого обучения и никакой помощи местному населению.

Знания сигналов дорожного движения им будет достаточно… Под свободой украинцы понимают, что они будут мыться один раз в месяц вместо двух раз. Немец со своей зубной щеткой там скоро стал бы непопулярным… Тут, на Востоке, повторяется процесс, подобный завоеванию Америки…

На берегах больших рек должны возникнуть новые немецкие города, центры для вермахта, полиции, администрации и партии. Вдоль дорог растянутся немецкие фермы, и монотонная азиатская степь скоро будет выглядеть совсем иначе.

Через 10 лет там поселится 4 миллиона немцев, а через 20 лет — не менее 10 миллионов. Они прибудут не только из Рейха, а также, прежде всего, из Америки, из скандинавских стран, из Голландии и Фландрии.»

Из директив министра оккупированных
территорий Востока Альфреда Розенберга
Эриху Коху. (18 ноября 1941г.):

2На протесты по поводу произошедшего или возможного отделения украинских территорий или таких, которые кажутся ими, надо отвечать:

Немецкий народ живет на узком пространстве. Этой войной, спасающей всю Европу, он завоевал
право расширить свое жизненное пространство.

В Рейхскомиссариате Украина переселение людей на севере и на востоке собственного этнического пространства выглядит полностью возможным.

Если Германия согласилась, чтобы в нее вернулись сотни тысяч колонистов, то переселение западных украинцев не должно казаться чем-то неслыханным.

…Немецкие колонисты приложили большие усилия, чтобы сделать землю вокруг Черного моря плодородной…Результаты работы немецких колонистов являются немецкой национальной собственностью независимо от предыдущих индивидуальных собственников… В любом случае, необходимо принять все меры, чтобы оформить в немецкую колонию полуостров Крым и пока еще не очерченную территорию до Днепра, а потом по дуге до Азовского моря. »

Из выступления генерал-губернатора
Ганса Франка от 16 декабря 1941 г.:

Я вижу решение украинского вопроса, так же как и польского, в основном, в том, что они будут в Вашем распоряжении как рабочая сила… Однако относительно дистрикта Галиция надо отметить, что
тут идет речь о составной части великого Германского рейха, а не какой-то Великой Украины даже
сугубо в духовном смысле…

Должна господствовать такая мысль: эта территория Генерального губернаторства непосредственно после процесса регерманизации восточных территорий Рейха будет ближайшей к Европе частью и подвергнется полному онемечению.

Из разговоров Гитлера
(11 апреля 1942 г.):

Комментарии закрыты.