Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Чем клянутся воры в законе

Суть клятвенных заверений «законников» сводится к обязательствам чтить воровской закон и понятия, с ним связанные.

Как правило, за нарушение подобной клятвы грозит смерть, причем эта деталь оговаривается вором непосредственно при произношении слова чести.

Бескомпромиссны и суровы

Виктор Пирожков, доктор психологических наук, заслуженный работник МВД СССР, в своей работе об отечественной криминальной субкультуре подчеркивает, что поклявшиеся воры делятся на «забожившихся» и «пробожившихся». Первые держат данное ими слово чести, вторые его нарушили. Практически все воровские клятвы асоциальны и с криминальным значением.

Содержание таким обетов не предполагает компромиссов, оно сурово и однозначно по формулировкам.

Пирожков делит воровские клятвы на 3 основные группы: общие («забожившийся» дает обет верности воровскому закону), частные (касаются заверения исполнить какое-то определенное дело – к примеру, отдать проигранное в карты) и проверочные (подозреваемый в «косяке» божится, что не совершал ничего противного воровскому закону).

Обет при наделении статусом

Авторитетное информагентство «Прайм Крайм» в одном из своих материалов подтверждает, что клятва верности преступному миру – неотъемлемая составляющая ритуала коронации вора в законе. Писатель Николай Трус в книге «Символика тюрем» приводит содержание этой клятвы, которая, судя по упоминанию в ней «чекистов», родилась еще в 30-е годы ХХ века.

Кандидат в «законники», давая обет верности «семье» (преступному сообществу), обещает быть достойным вором и не сотрудничать с представителями правоохранительных органов.

Еще один вариант такой клятвы, более современный, содержит обязательство отречься от мирских связей (прежде всего, родственных, семейных), целиком и полностью посвятить последующую жизнь интересам братвы и соблюдению воровского закона. Самая первая фраза данной клятвы – заверение в том, что вор в законе умирает для всех тех, кто не живет по понятиям и законам криминального мира.

В подобном обещании может быть дополнение о необходимости уважать более старших (по возрасту) воров в законе.

Как это показано в творчестве

В отечественном телесериале «Черная кошка» один из его героев, художник Андрей Гаранин, в лагере становится вором в законе, предварительно произнося клятву: «Я мертв.

Я, Андрей, арестант, родства не помнящий, клянусь быть честным вором, служить воровскому братству, жить по воровской идее и с воровского ремесла, не иметь семьи, не работать, не идти в услужение, не торговать, не «мокрить» (не убивать самому), не подчиняться власти, чтить и исполнять волю старших воров.

Если я предам или нарушу клятву, то приму смерть от рук любого вора».
С точки зрения соблюдения норм и правил воровского закона эта коронация выглядит сомнительно: Андрей Гаранин, судя по сюжету сериала, «первоход», серьезных заслуг в воровском мире не имеет.

В романе Евгения Сухова «Я – вор в законе» «законник» Варяг клянется на могиле другого авторитета Фотона.

Содержание клятвы сводится к обещаниям «продолжить дело [Фотона]», чтобы стать по статусу хотя бы немного похожим на этого покойного.

И, в завершение, – традиционный обет «законника» не отступаться от воровских принципов – лучше положить жизнь, отстаивая их.