Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Битва за Ржев: в чём просчиталось советское командование

Ржевская битва навсегда войдет в историю Великой Отечественной войны как одна из самых значимых и трагических ее страниц.

Сегодня спорят о самом термине «Ржевская битва», поскольку ряд историков полагает, что следует говорить не о битве за город Ржев, а о серии следовавших друг за другом с 5 января 1942 по 21 марта 1943 года наступательных операций Калининского и Западного фронта Красной армии против немецкой группы армий «Центр».

Можно дискутировать о терминах. Можно пересматривать счет потерь советских войск, поскольку находятся авторы, смешивающие безвозвратные и общие потери, увеличивая, таким образом до полутора миллионов число погибших советских солдат и офицеров, в то время, как погибших насчитывалось 155791 человек.

Можно, наконец, пытаться поспорить о самой необходимости сражений за город Ржев, и о том, имело или не имело взятие его решающего значения для хода военных действий.

Но бесспорно, что Ржевская битва стала одним из кровопролитнейши х сражений в истории войн, недаром в обиход вошло выражение «ржевская мясорубка», а вторая Ржевско-Сычевска я наступательная операция (25 ноября – 20 декабря 1942 года) – единственным военным поражением маршала Жукова.

Почему же это произошло, каковы причины таких гигантских потерь?

Стратегические

Роперация «Марс» — так в документах штаба именовалось Ржевско-Сычевско е наступление – и операция «Уран» (Сталинградское сражение) являлись двумя частями единого замысла. Все действия подо Ржевом имели главную цель – отвлечь командование Вермахта от Сталинграда. Неудачи на Ржевском направлении компенсировались окружением и разгромом армии Паулюса.

Отчасти такую точку зрения подтверждают воспоминания одного из высших руководителей советской разведки в 1930-е – 1950-е годы, генерал-лейтенан та государственной безопасности П. А. Судоплатова.

Он пишет о том, что в ходе радиоигры с немецким командованием (операция «Монастырь») немцам сознательно «слили» информацию о готовящемся наступлении в районе Ржева, оттянув тем самым силы Вермахта от Сталинграда.

Ржев и Сталинград еще в годы войны казались непосредственным участникам событий в чем-то похожими друг на друга.

Невиданная ожесточенность сражений, уличные кровопролитные бои, стремление высшего руководства отстоять эти пункты любой ценой – сходство, действительно, было.

Разница лишь в том, что Ржев – это как бы «Сталинград наоборот». Ржев был занят немецкими войсками, и они рассматривали этот города, как «ворота на Берлин». Для Гитлера стало делом престижа взять Сталинград и не отдать Ржев.

Сталин делом престижа считал отстоять Сталинград и взять Ржев.

При неудачах поведение командования немецкой и советской стороны тоже было похожим: они отказывались видеть реальность, выдавая желаемое за действительное.

Так, в ноябре 1942 года, Гитлер говорил в выступлении по радио: «Хотели овладеть Сталинградом… и нечего скромничать: он уже взят…». И это перед самым началом контрнаступления советских войск.

Г. К. Жуков в декабре 1942 года наградил командование 39-й армии именными часами «За взятие города Оленино», хотя поселок Оленино был освобожден только 4 марта 1943 года.

Тактические

Ряд историков, в основном, представителей краеведения Тверской области, в том числе О. Кондратьев и С. Герасимова, (кстати говоря, именно она ввела в обиход термин «Ржевская битва», который оспаривается представителями советской военной исторической науки) считают, что причиной гигантских потерь Красной армии в ходе сражений подо Ржевом стали очевидные тактические промахи советского командования и слабая подготовка наступления.

Красная Армия наступала зимой в лесистой местности против хорошо подготовленной и оснащенной, привязанной к местному рельефу немецкой обороны.

Под Ржевом был невозможен широкий охватывающий военный маневр, который блестяще удался в степях под Сталинградом.

Лобовой натиск на узком пространстве вдоль дорог, среди снега и лесов, свел на нет численное преимущество Красной Армии.

Быстрого и решительного прорыва не получилось.

Отразив натиск Западного фронта, командование Вермахта предприняло фланговые удары по частям Калининского фронта, которые прорвались, но не сумели расширить зону прорыва.

Некоторые советские части оказались в окружении.

В таких условиях советское командование показывало примеры зачастую совершенно бессмысленных боевых действий.

Сохранились воспоминания оставшихся в живых участников этих боев о том, как на какую-нибудь занятую немцами хорошо укрепленную деревню снова и снова бросают в бой полк Красной армии, без какой-либо огневой поддержки.

Люди идут в атаку цепью, их расстреливают едва ли не в упор, атака захлебывается, но через какое-то время повторяется вновь и вновь до тех пор, пока в строю не остается 8 или 9 бойцов.

Их отводят в оборону, полк укрепляют за счет пополнения и через два-три дня все повторяется сначала: люди идут цепью через простреливаемое со всех сторон заснеженное поле, и боевая задача вновь остается невыполненной.

В целом, большинство из тех, кто пишет сегодня о Ржевской битве, сходятся на том, что ее история еще не написана.

Она изобилует тайнами и белыми пятнами, и до сих пор ждет своего исследователя.