Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

Андраш Тома: как военнопленного забыли в советской психиатрической больнице на 53 года

Андраш Тома прославился как последний военнопленный времен Второй Мировой войны, вернувшийся на родину. Дело в том, что дома Тома оказался только в 2000 году. Более полувека он провел в психиатрической больнице в Кировской области.

Венгерские власти попросту потеряли его, а в 1954 году и вовсе объявили погибшим.

Лагерь для военнопленных и перевод в больницу

Андраш Тома родился в 1925 году в Венгрии в городе Уйфехерто. Как указано в издании László Erdős «The last prisoner of war», окончив пять классов, Тома некоторое время трудился учеником кузнеца, однако с началом Второй Мировой войны решил податься в солдаты.

Он добровольно вступил в ряды Венгерской армии, которая, как известно, сражалась в этом конфликте на стороне гитлеровской Германии.

В 1944 году, будучи на территории Польши, под Краковом, Андраш был взят в плен советскими войсками и отправлен в лагерь для военнопленных, располагавшийся в городе Бокситогорске Ленинградской области.

Вскоре Андраш Тома стал проявлять признаки психического расстройства. Поэтому в 1947 году он был переведен из лагеря в Котельничскую психиатрическую больницу, находящуюся в Кировской области («Handbook of Language and Social Interaction», Kristine L. Fitch, Robert E. Sanders) для дальнейшего обследования и лечения.

В связи с этим обстоятельством Тома был исключен из списков военнопленных, и его след для венгерских властей был утерян на долгие полвека.

Ситуацию усложнял и тот факт, что в больнице Андраша записали не как Тома, а как Тамаша.

В 1954 году на родине его объявили погибшим.

Жизнь в психиатрической лечебнице

Если верить Emmanuel Carrère, автору издания «97,196 Words: Essays», первые 10 лет своего пребывания в Котельничской психиатрической больнице Андраш Тома характеризовался как проблематичный пациент: он отличался агрессивным поведением и отказывался принимать лекарственные препараты.

Кроме того, Тома страдал плохим аппетитом и бессонницей, часто плакал.

Андраш не шел на контакт с персоналом и другими больными. За 53 года, проведенные в больничных стенах, он так и не выучил русский язык.

Впоследствии этот уникальный по своей природе факт вызвал большой интерес со стороны лингвистов.

Впрочем, Андраш Тома поначалу пытался разговаривать с окружающими на своем родном языке.

Вот только врачи, безусловно, не владевшие одним из венгерских диалектов, на котором общался Тома, считали речи Андраша обыкновенной тарабарщиной. Бывший солдат злился и из года в год намеренно не вникал в смысл русских выражений и слов, которые слышал повсюду. На основании данного обстоятельства Emmanuel Carrère считает, что Тома был упрямым, но вовсе не сумасшедшим.

Таким образом Андраш оказался в абсолютной и в каком-то смысле добровольной изоляции.

Счастливый случай и возвращение на родину

Стоит отметить, что главный врач психиатрической больницы Юрий Леонидович Петухов знал о происхождении Андраша Тома и даже пытался связаться с венгерскими властями, но из этой затеи ничего не вышло: судьба человека, якобы лишенного рассудка, никого не заинтересовала. Скорее всего, Андраш Тома так и закончил бы свои на больничной койке, если бы не случай. Однажды Петухов представил Тома, как своего самого пожилого пациента, Карлу Моравчику, который до приезда в Россию, несколько лет прожил в Венгрии.

После того, как эта история начала активно освещаться в средствах массовой информации, на Андраша наконец обратили внимания на родине.

Однако годы, проведенные в психиатрической лечебнице, и преклонный возраст сделали свое дело: Тома уже не мог связно изъясняться даже на венгерском и путался во времени, поэтому для его идентификации понадобился анализ ДНК («Blood Evidence» Henry C. Lee, Frank Tirnady). В 2000 году Андраш Тома вернулся домой.

Его взяла на попечение сводная сестра.

Примечательно, что по причине того, что Тома все 53 года продолжал официально оставаться военнослужащим, он был повышен в звании до старшего сержанта и получил в полном размере положенное ему жалованье.

Спустя 4 года после приезда на родину Андраш Тома скончался.