Сиреневый день
Магия, здоровье, дети, мой юрист, туризм, уют, кулинар, красота, авто

АЛЖИР»: как сидели в Акмолинском лагере жены «врагов народа»

За годы сталинских репрессий через Акмолинский лагерь прошло около 20 тыс. женщин. Выброшенные в ледяные казахские степи, они жили в жутких, нечеловеческих условиях.

Жены, матери, сестры, дочери «врагов народа» — многие из них так и не вернулись к родным и близким.

По этапу в ад

История Акмолинского лагеря началась 15 августа 1937 года, когда нарком внутренних дел, Николай Ежов, подписал указ об аресте родственниц «изменников родины», осужденных за шпионаж и вредительство. На каждую семью «врага народа» заводилась карточка со списком домочадцев.

Особое внимание обращали на детей старше 15 лет — их называли «социально опасными».

В квартирах «изменников» велся тщательный обыск. Изымали документы, драгоценности, «подозрительную» литературу.

Женщинам разрешали взять с собой только самое необходимое: нижнее белье, предметы личной гигиены, одежду и обувь.

Первые этапы отправились в Акмолинский лагерь жен изменников родины, позже прозванный АЛЖИР, в январе 1938 года.

Составы из Москвы, Ростова, Иркутска останавливались в голой степи, скованной 40-градусными морозами.

Условия были чудовищными. Женщинам приходилось жить в убогих бараках из саманных кирпичей (смесь глины и соломы).

В каждом стояли двух- и трехъярусные жесткие нары, на которых размещалось до 300 узниц. Те, кто не поместился, спали на ледяном полу.

Под самой крышей были окна без стекол.

Их затыкали ветошью, чтобы хоть как-то защититься от лютого мороза.

На все помещение был один умывальник. Несмотря на близость озера, каждой узнице полагалось лишь ведро воды в неделю. Сам лагерь был обнесен несколькими рядами колючей проволоки, будто в нем находились опаснейшие рецидивисты.

Переписка с родственниками и посылки были строжайше запрещены.

Не жертвы, а соучастницы

По мнению исследователей Александра Даниэля и Арсения Рогинского, для Иосифа Сталина репрессируемые женщины были не просто женами, а чуть ли не соучастницами в «темных делах» своих мужей.

Вождь народов полагал, что взгляды и мнения женщин всегда были на стороне их мужчин.

По мнению исследователей логика Кобы была проста: даже если жены не участвовали в «контрреволюционной деятельности» вместе с мужьями, то уж точно о ней знали и сочувствовали, а это делало их соучастницами «преступлений».

Высокопоставленные жены

В лагере отбывали срок супруги представителей политической, творческой и военной элиты страны советов. В АЛЖИРе сидела Елизавета Арватова-Тухачевская — сестра расстрелянного маршала Михаила Тухачевского.

Здесь же пребывала жена главы президиума Верховного Совета СССР, формального главы государства — Михаила Калинина — Екатерина.

Сам муж катка сталинских репрессий сумел избежать.

В АЛЖИРе отбывали срок: мать балерины Майи Плисецкой — Рахиль, жена Николая Бухарина — Анна, создатель Детского музыкального театра — Наталия Сац, известная певица — Лидия Русланова.

Словом, настоящий советский бомонд.

Судимых не было

В Акмолинском лагере не было ни одной осужденной женщины. Судов над родственниками «врагов народа» не велось.

Их судьбой занималось Особое совещание НКВД.

Репрессируемых лишь знакомили с решением и требовали расписаться.